Три дня в Моskau

Глава 10

Благо на сей раз такси австриец сам вызвал. «Научился, наверное, освоил, как это делать на русском», - удивилась Юля.

И все же, несмотря на непредвиденное завершение ужина, утром следующего дня в гостинице она проснулась рано – по будильнику. Поскольку за ужином договорились с Мустафой посетить Третьяковскую галерею, и свое решение, несмотря на странный расчет в ресторане, менять не стала.

Поначалу после окончания ужина были мысли не прийти без предупреждения или выдумать, что на поезде уехала домой раньше планируемого или все что угодно, лишь бы досадить этому «принцу». Но россиянка взяла над эмоциями верх. Возвысилась над ситуацией. «В конце концов – иностранцы, что с них взять! – успокаивала саму себя. – Ну, привыкли они, что женщины платят за себя – что тут поделаешь». А в Третьяковскую ей все-таки хотелось. Последний раз галерею посещала лет десять назад в студенчестве, и то, когда проездом в Москве была, группой с другими студентами, и обходили российскую сокровищницу мимоходом. Хотелось обновить впечатления от встречи с шедеврами. И прогулка с Мустафой была перед дневным поездом весьма уместной.

Когда вместе с Мустафой Юля бродила по залам, ее распирало от гордости. За Россию. Ведь в каждом из залов находились полотна, от которых захватывало дух.

«По этим картинам можно познавать Россию. Ведь море у нас, как на картинах Айвазовского, леса – как у Шишкина, природа, как у Левитана», - восторженно восклицала Юля сначала на русском, потом стараясь поделиться с Мустафой на английском, своими впечатлениями.

Но австриец не давал отклика. Картины, передающие красоту природы и широту российских просторов, картины быта русских людей наводили, по всей видимости на мужчину, скуку. Он то позевывал, то спешил поскорее пройти очередной зал, то оглядывался на замершую у того или иного полотна Юлю.

Девушка попросила сфотографировать ее на фоне «Трех богатырей», Мустафа откликнулся. Но когда ему предложили также запечатлеть его на память у этих русских рыцарей, он странным для Юли образом почему-то поморщился. И только возле некоторых картин ее иностранный знакомый останавливался дольше обычного. Краем глаза Юля заметила, с какой внимательностью Мустафа разглядывает… шедевры с барышнями, на которых художники «забыли» одеть на своих муз платье.

- Нравится – поддразнила его Юля возле одного из таких шедевров.

- Рашен гелз – красивая, - услышала она от австрийца знакомую фразу, на сей раз адресованную изображению на картине.

- Да, кто бы сомневался, - с иронией заметила Юля, поспешившая в зал с иной тематикой.

Время пролетело незаметно. Заглянули в кафешку. Пригубили экспрессо с круассанами. После вчерашнего Юля демонстративно сама протягивала при заказе деньги. Рассчитывать на великодушие знакомого ей больше не хотелось. А он вполне с этим соглашался.

«Я тебя провожу» - засияла на телефоне Мустафы фраза русскими буквами.

«Хорошо» - кивнула Юля, пояснив, что нужно сначала заехать в гостиницу за чемоданом.

«Москауметро – это интересно», - сказал Мустафа на выходе из кафешки.

Он решил не вызывать такси, пояснив, что ему не терпится посмотреть московское метро

- Ты хочешь прокатиться на метро?

- Ес-ес, Москау-метро – интересно, - закивал Мустафа, выдавая фразы на русском.

- На метро, так на метро, - согласилась Юля.

Мустафа шел рядом. Юля смотрела на этого красивого парня и думала о том, что «все-таки есть и хорошие стороны в каждом человеке. Сдержанный в манерах, интеллектуальный, умный и внимательный. Еще бы русской щедрости и доброты ему добавить».



Лада Баева

Отредактировано: 28.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться