Три дороги на двоих

Размер шрифта: - +

Часть 3. У перекрёстка судеб

ЧАСТЬ 3

У перекрёстка судеб

 

ГЛАВА 1

Жестокая реальность

 

Вероника

Дорога к правде — нелёгкий путь. Увидеть истину не просто. Осознать, что не ошибаешься — ещё сложнее. Но самое трудное — принять не оттолкнув, даже если она тебя шокирует.

 

Почему же мне так плохо? Вроде голова не болит, а глаза не открыть. Тело будто свинцом налито и мозг совсем ничего не соображает.

Хотя нет. Раз я об этом думаю, значит всё-таки работает. Уже прогресс. Теперь бы вспомнить, что случилось. Ой, нет! Не надо вспоминать!

Поздно. Словно цветные картинки перед глазами мелькают последние события, от которых хочется застонать и уплыть обратно в небытие. Вот только не получается. Эффект скорее обратный. Глаза неожиданно открываются и я упираюсь взглядом во что-то переливчато-мерцающее.

Э-м-м... С минуту наблюдаю за текучими искажениями, пока не соображаю, наконец, что это, вероятнее всего, потолок, потому что нахожусь я в горизонтальном положении.

Понять бы ещё почему именно в нём...

Осторожно «сползаю» глазами с «потолка» на стену.

Мамочки! От неожиданности зажмуриваюсь и медленно приоткрываю веки снова.

Тут не только зажмуриться, тут и кое-что сказать можно. Нехорошее. Потому что никакой стены нет. Зато метрах в десяти от меня зияет огромный чёрный провал в космос с мерцающими в нём звёздами.

Жуть какая! Ночью, когда на небо смотришь, и то иногда страшно становится, а тут... Тут? Где именно?

Медленно приподнимаюсь на локте. Рука упирается во что-то весьма мягкое и приятное на ощупь, светлое, серебристое. Диван, что ли? Ну, по общей конфигурации, по крайней мере, похож.

Совсем рядом, в полуметре от пола, висит в воздухе плоская, совершенно прозрачная, будто стеклянная… ну я не знаю… пластина. Может, стол?

Сам пол визуально пушистый, серенький, точнее серо-чёрненький. Эдакая гигантская шиншилла распластанная в ковровое покрытие.

О, как же я сразу не заметила! А стены тут оказывается есть. Тоже серебристые, как обивка мебели. Просто не передо мной, а сбоку, ну и наверное сзади, я из-за спинки дивана не вижу. Около одной даже стоит что-то типа прозрачной вазы с растением. Внутри почему-то красноватое желе и корешки просвечивают, а цветок вроде как обычный, с узкими листьями и гроздью лимонно-жёлтых мелких цветков.

А ещё, в стенах не то ниши, не то изображения. Просто далеко, не очень хорошо видно.

Приподнимаюсь выше, чтобы заглянуть за спинку дивана и вижу человека, с явной увлечённостью работающего за большим чёрным столом. Голова склонена, лица не разглядеть. Не самые короткие каштановые волосы падают вниз, закрывая обзор ещё сильнее. Руки быстрыми движениями перебирают что-то на глянцевой поверхности.

Промелькнувшее подозрение о том, кто это может быть, немедленно подтверждается, потому что человек внезапно поднимает голову, впиваясь в меня карим взглядом.

— Наконец-то! — непредсказуемо приветствует меня шатен. — Надолго же тебя вырубило.

Н-да-а-а. Значит здороваться со мной не обязательно? Мило.

Молча слежу как он поднимается из-за стола, огибая его совсем не классическую, изогнутую форму и, переместившись к дивану, усаживается рядом, в полуоборот ко мне. Привычно складывает согнутую руку на спинку, опирая на неё голову.

Терпеливо жду пока он соизволит заговорить, потому как, честно говоря, вопросов столько, что не знаешь с чего и начинать. Ну и рассматриваю его, заодно.

За эти три месяца он здорово изменился. Волосы отрасли ещё сильнее и теперь, когда он отбросил чёлку назад, она открыла высокий, чуть хмурящийся, лоб. В уголках глаз появились морщины, я раньше их не замечала. Да и выражение лица ужасно серьёзное, взгляд напряжённый — он мне даже ещё старше кажется из-за этого. Пожалуй, на возраст, который родителям назвал, сейчас выглядит точно.

Вместо нормальной одежды на нём чёрный, плотно облегающий комбинезон с явными элементами защиты, уплотнениями, вставками, кармашками. Он в таком же был, когда я его первый раз увидела. Ткань непонятная, кожа — не кожа, не догадаешься пока не потрогаешь. А вот уж чего-чего, а трогать я его точно не собираюсь! Что за мысли!

Отвожу глаза от эффектной экипировки, снова встречаясь с карим взглядом.

— Ну и как тебя угораздило попасть к лазалвакам? — с сочувствием смотрит.

— К кому? — хлопаю глазами.

— К сереньким таким, человечкам, — натянуто улыбается «шутник».

— Если бы я ещё сама понимала — как, — растираю ладонями лицо и только тут замечаю, что руки-то у меня свободны, а вот на запястьях так и остались железные браслеты. Интересно, это на память или как?

— Может, расскажешь? — следит за моим, наверное весьма выразительным выражением лица.

А что мне остаётся? Расскажу, конечно.

Слушает он внимательно, серьёзно, продолжая чуть хмуриться. Только когда я дохожу до появления виртуального шлема, вернее до момента, когда в руках лжеСтаса взрывается коробочка, карие глаза удивлённо расширяются, а на лице проскальзывает что-то такое, что расшифровать несколько проблематично. Словно озарение на него напало какое-то.

— Ты сломала лазалвакам ментальный корректор? — практически улыбается.

— Ничего я не ломала, — сердито отмахиваюсь. Достали уже своими обвинениями!

— Ну да, ну да... — кусает губы, чтобы не засмеяться. — А дальше?

А что дальше? Вздыхаю, продолжая свою «исповедь».



Эль Бланк

Отредактировано: 20.09.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться