Три дракона Амели

Размер шрифта: - +

12. Кое-что о королях

Лица на портретах были похожи друг на друга – будто художник рисовал одних и тех же людей – только в разных декорациях. Мужчины с худощавыми лицами и острыми носами в роскошных одеждах с дорогими перстнями на тонких пальцах. И такие же сухопарые в щелках, кружевах и странных головных уборах.

– Которая из них невеста дракона? – голос Амели невольно дрогнул.

– Думаю, эта, – мадемуазель Легран стояла перед портретом молодой светловолосой девушки в розовом платье. – Только у нее волосы ничем не прикрыты. И они такого же цвета, как твои. Кажется, тетя твоей матери Розамунда тоже была блондинкой?

Амели вдруг стало холодно – девушка на портрете была бледной и грустной.

За спиной раздалось деликатное покашливание. С противоположного конца галереи поклонилась им Ирэн.

– Если ваши милости желают мыться, только скажите – я принесу теплой воды.

Амели тут же отошла от портрета.

– А где вы моетесь и как?

В карих глазах горничной мелькнуло недоумение – должно быть, благородным дамам не пристало интересоваться такими бытовыми подробностями.

Ванная оказалась обычной комнатой, посреди которой стояла большая деревянная кадка. Интересно, сколько ведер требовалось принести сюда с кухни, чтобы в ней мог помыться взрослый человек?

К их приходу кадка была наполнена водой наполовину. Рядом, на табурете стоял кувшин с горячей водой.

Они вполне могли помыться самостоятельно, но шокировать Ирэн еще и этим они не решились. Валери уже настолько смирилась с присутствием горничной, что безропотно позволила себя раздеть.

Искупалась подруга быстро, и тоже уже раздетая Амели с удовольствием погрузилась в чуть остывшую воду. Конечно, можно было потребовать воду сменить, но заставлять слуг снова таскать с кухни воду было бы жестоко. Ирэн подлила в кадку горячей воды, и Амели с наслаждением зажмурилась. Думала ли она когда-нибудь, что такая допотопная ванна может доставить столько удовольствия?

Перед обедом им принесли другие платья – с еще большим количеством кружев. Интересно, сколько ткани идет на каждое?

Графиня тоже переоделась. На шее у нее появилось красивое колье с изумрудами, а на запястье – такой же изумрудный браслет.

– После обеда я пришлю вам драгоценности, которые вы должны будете носить, когда в замке появятся гости. Боюсь, будет трудно объяснить, если у нашей кузины не будет хотя бы скромного гарнитура.

– Гости? – переспросила Валери. – Я думала, чем меньше народа знает о нашем пребывании здесь, тем лучше.

Хозяйка кивнула:

– Это так. Мой брат специально уехал в Париж, чтобы избежать необходимости принимать гостей. Но обстоятельства складываются таким образом, что он скоро снова будет здесь, и не один, а с весьма важными персонами. Он сопровождает его королевское высочество герцога Анжуйского, который направляется в Испанию. Боюсь, в нашем замке остановится вся многочисленная свита герцога.

В голосе ее прозвучала не гордость за оказанную честь, а что-то похожее на сожаление. Должно быть, она представила, сколько провизии поглотят эти прожорливые придворные.

– Может быть, они остановятся в Тулузе? – желая подбодрить хозяйку, предположила Валери.

Графиня усмехнулась:

– О, и в Тулузе тоже.

На обед был подан молочный суп из тыквы, угорь в винном соусе и телячья печень под маринадом. Стол не был заставлен и наполовину. Судя по всему, в замке жили в достатке, но без показной роскоши. Кажется, хозяйка тоже думала именно об этом.

– Боюсь, придется закупить мидий и креветок – говорят, его высочество любит морепродукты.

От невеселых раздумий на лбу графини появились морщины, и она сразу стала выглядеть чуть старше.

– Наверно, это большая честь – входить в свиту наследника престола? – Амели плохо знала устройство королевского двора тех времен, но дружеское расположение высокопоставленных персон всегда давало некие бонусы. – Когда герцог станет королем Франции, ваш брат сможет получить хорошую должность.

Она сначала сказала, а только потом подумала, что, возможно, отпрыскам благородных семейств вообще не требовалось занимать какие-то должности.

Но графиня ее мысль поняла.

– Нет, дорогая, наследником престола является не герцог Анжуйский, а его отец Людовик Великий Дофин. К тому же, у него есть старший брат, герцог Бургундский. Поговаривают, есть надежда, что он может стать королем Испании, но, думается, это только разговоры. Вряд ли император Леопольд позволит кому-то из Бурбонов взойти на испанский престол.

От обилия имен и титулов у Амели заболела голова, но все-таки в школе она не зря учила историю.

– Ваше сиятельство говорит о Филиппе Анжуйском, внуке Людовика Четырнадцатого? – уточнила она.

Графиня кивнула.

– Тогда могу заверить вас, что вы ошибаетесь. Он станет испанским королем Филиппом Пятым и будет править несколько десятков лет.

Валери подавала ей знаки, призывая замолчать. Она уже нарушила один из пунктов договоренности – не рассказывать ничего о будущем. Но графиня не рассердилась. Напротив, она слушала с большим интересом. Наверно, знание таких вот тайн было немаловажным в придворной борьбе.

– Ну, что же, – задумчиво сказала хозяйка, убедившись, что никто из стоявших в стороне слуг не слышит их разговор, – придется послать в Тулузу эконома и велеть ему не скупиться при закупке провианта. Негоже кормить его высочество блюдами, не соответствующими его будущему титулу. Мадам Камбер говорила, что в том времени, откуда вы прибыли, во Франции уже не будет королей, – в голосе ее прозвучал почти ужас. – Нет-нет, я не стану ни о чем вас расспрашивать, как бы мне ни хотелось. Меня беспокоит другое – вы, должно быть, вовсе не знакомы с придворным этикетом. А в присутствии принца королевской крови вы должны вести себя подобающе. Мне придется заняться вашим обучением.



Ольга Иконникова

Отредактировано: 05.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться