Три дракона Амели

Размер шрифта: - +

36. Ненастоящий король

– У вас помутился рассудок, ваше высочество? – как ни странно, герцог де Аркур смотрел на нее не с ненавистью, а с иронией.

Значит, он ничего не знал. Ну, что же, она расскажет – не только ему, всем присутствующим. Тем более, о том, что она собирается рассказать не подозревал даже де Тюренн.

На лице короля появилось беспокойство. Он медлил, не мог принять решение.

– Я полагаю, нужно прекратить этот фарс, ваше величество! – де Аркур оказался более решительным. – Прикажите магам заблокировать магию ее высочества!

Король обернулся к стоявшим за его спиной магам:

– Исполняйте!

– Подождите! – выкрикнул маркиз де Сервиль. – Давайте сначала выслушаем ее высочество! Она озвучила чудовищное обвинение, и я хотел бы знать, есть ли у нее доказательства. Если их нет, то я первый соглашусь с тем, что ее высочество сошла с ума, и ее следует изолировать от общества. Пока же я буду сражаться за нее до последней капли крови.

– Ваше величество, кровопролитие может дорого обойтись обеим сторонам, – взволнованно сказал де Тюренн. – Я, как и вы, считаю, что ее высочество не в себе – возможно, это оборотная сторона магии, которой ее высочество овладела слишком быстро. Но тем более – давайте позволим ей высказаться и убедимся, что она не права.

Маги – сторонники короля – согласно наклонили головы. Недомолвки могли привести к обострению противостояния короля и оппозиции.

– Я не желаю ее слушать! – взвизгнул король.

– Хорошо, ваше величество, – Амели тоже повысила голос. – Я не буду ничего говорить, если вы, держа в руках кристалл правды, согласитесь подтвердить, что вы – потомок Винсента Пятого, короля-дракона!

Ее слова встретили бурное одобрение и с той, и с другой стороны. Даже герцог де Аркур признал:

– Ваше величество, это вполне разумно. Это пресечет все слухи и заставит ваших врагов склонить перед вами головы.

Старый маг вышел вперед, подобрал с земли изумруд правды, валявшийся под ногами первого министра словно простой булыжник, и снова водрузил его на подушку. Де Аркур принял подушку из его рук.

Амели кусала губы от беспокойства. Ее теория была построена на песке, она могла рассыпаться от одной клятвы Антуана. Что было в ее распоряжении? Наблюдения, старые легенды и одинокий дракон в пещере, дорогу к которой она не смогла бы найти.

Де Аркур поднес камень к его величеству. Но Антуан снова медлил, и каждая секунда промедления вносила смятение в ряды его сторонников.

Когда стало понятно, что король не возьмет кристалл в руки и на этот раз, тот же маг, что просил ответа короля на предыдущий вопрос, сказал, обращаясь к Амели:

– Мы выслушаем вас, ваше высочество.

– Да как вы смеете? – побледнел король. – Как вы можете сомневаться в моих словах? Как вы можете слушать фальшивую герцогиню? Да-да, господа, эта женщина – простолюдинка. Я наделил ее герцогским титулом, чтобы внушить придворным почтение к будущей королеве, и я же сейчас этого титула ее лишаю.

Ну, что же, он принял вызов. Амели по-прежнему было страшно, но отступать было некуда.

– Надеюсь, вы простите, господа, – начала она чуть дрогнувшим голосом, – но я, действительно, не герцогиня. К своему оправданию могу сказать, что я не просила этого титула у его величества и не присваивала его себе сама. Я не самозванка! В отличие, от его величества.

Снова гул прошел по пещере – возмущения, удивления.

Она не стала делать пауз.

– Не сомневаюсь, господа, что вы хорошо знаете историю Анагории. Ее короли были настолько могущественными, что никакое другое государство и помыслить не могло, чтобы объявить Анагории войну. И всё-таки несколько сотен лет назад это случилось. Но как могла Кариния решиться напасть на вашу страну?

Она обвела взглядом лица придворных и солдат.

– Враги нашли предателей среди анагорийцев, – ответил на ее вопрос маркиз де Сервиль.

Амели кивнула:

– Да, так оно и было. Те, кто считался предателями, были казнены, но они до самого конца отрицали свою вину. А может быть, они и не были виновны? Просто кто-то предпочел перевернуть страницу этой истории. Насколько я знаю, в предательстве подозревался и герцог де Варде – один из министров Винсента Пятого. Род де Варде был одним из самых древних и могущественных в Анагории. Не удивительно, что герцог мечтал о власти – гораздо большей власти, чем та, что была у министра. Но мог ли он претендовать на трон? Конечно, нет. Он не умел превращаться в дракона и ничего не мог противопоставить законному королю. И тогда герцог задумался о предательстве. Он пообещал каринийцам, что нейтрализует Винсента Пятого и принцев. Будучи приближенным короля, он знал, как это можно было сделать.

– Простите, ваше высочество, – грустно покачал головой старый маг, – но вы всего лишь высказываете предположения. Вряд ли сейчас мы может узнать, что тогда произошло на самом деле. Да, герцог де Варде подозревался в предательстве. Никто из семьи герцога не ушел в пещеры – именно это бросило на них подозрение. К тому же, его светлость был одним из немногих, кто имел доступ к комнате, в которой хранилась «Подлинная история Анагории». Этого было достаточно для подозрений, но слишком мало для обвинений. Даже Винсент Пятый это признал.

Де Тюренн был честным человеком – он не готов был поддерживать бездоказательные слова Амели, даже если это было в его интересах. Его величество усмехнулся – в рядах оппозиции не было единого мнения.

– Винсент Пятый и не мог поддержать обвинение против де Варде, потому что к тому времени именно де Варде и играл роль короля.



Ольга Иконникова

Отредактировано: 05.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться