Три эпохи: Вечный служитель

Глава тринадцатая: Переполох в Бирме, Часть I

Почти весь путь они проделали молча, если молчанием можно назвать постоянные споры клирика с самим собой. Лина куталась в неожиданно теплый, не смотря на свой поношенный вид, плащ, и прижималась спине гостя, пытаясь согреться.

Усталая лошадь размеренно шагала по заснеженной дороге, нервно подрагивая от каждого шороха, коими полнятся любые леса. Они скакали весь день, до самой темноты. Лишь только когда снег окрасился в розоватый цвет, предвещая скорое восхождение Моркота на небосклон, клирик спешился и принялся разбивать лагерь, упрятав его от посторонних глаз на небольшим холмом среди деревьев.

Разведя большой костер, путники съели часть приобретенных клириком припасов. Треск огня и постоянное бормотание спутника убаюкивали девушку, но засыпать она не хотела, не смотря на все потрясения длинного дня. Вместо этого она придвинулась к клирику поближе.

- Я не поблагодарила тебя за спасение, - она неуверенно посмотрела на таинственного гостя, но была остановлена жестом его руки.

- Пустое, - клирик устало вздохнул и подсел поближе к огню, - то был лишь порыв, ничего более.

Девушка потупилась и на некоторое время воцарилась тишина.

- Я даже не знаю твоего имени, - Лина вновь предприняла попытку начать разговор.

Спутник улыбнулся, поворачиваясь к костру другим боком.

- Как и я твоего, - в его серых глазах прыгали веселые искорки.

- Я Лина, - девушка смутилась и потупила взор, принявшись разглядывать танцующий на поленьях огонь.

Клирик, продолжая улыбаться, протянул ей руку, открытой ладонью вверх, в жесте, символизирующем приветствие и примирение.

- Вот и будем знакомы. Моё имя - Грегор.

Девушка коснулась кончиками пальцев его ладони, отвечая на приветствие.

- Ты клирик Фронтира? - спросила она, припоминая его разговор с Джо в таверне, и крики на той проклятой дороге, где её перехватили молодцы красного бандита.

Грегор хмыкнул и вопросительно посмотрел на неё.

- Почему именно Фронтира? Мало, что-ли, Орденов в закатных королевствах.

Теперь настал черед девушке удивляться.

- Так уже больше ста лет минуло, как рухнул Орден паломников Меридиана, - Лина удивленно смотрела на клирика, удивляясь, как то, что преподавали в церковном приходе Малого Рога, мог не знать клирик самого сильного и единственного Ордена по эту сторону меридиана.

Грегор выглядел удивленным. Он хмыкнул "О, как", и стал задумчиво разглядывать языки пламени.

- А правда, что через Малый Рог уже боле двадцати лет ни разу не проходил обоз Ордена? - спросил гость, спустя не отрывая взгляда от костра.

Девушка пожала плечами.

- На моей памяти - ни разу, - она зевнула, осознавая, что проваливается в сон.

Грегор что-то бурчал себе под нос, пытаясь кого-то переспорить. Он подкинул в огонь еще несколько толстых веток, продолжая неотрывно смотреть на танец пламень. Девушка тихонько сопела, привалившись к его плечу.

Путь они продолжили на рассвете. Лину бил озноб, ноги её не слушались, а потому клирику пришлось усадить перед собой на лошадь и всю дорогу придерживать - девушка то и дело норовила упасть.

Вся оставшаяся дорога до Бирмы проплыла для девушки, как размытый сон. Она засыпала от мерного покачивания клячи и тихого бормотания Грегора, и никак не могла побороть слабость и сонливость.

Когда они миновали восходные ворота Бирмы, она была в бреду, от жара уже не осознавая, что происходит вокруг. И когда клирик снял ей с лошади, она привалилась в небытие.

Первое, что увидела Лина придя в сознание, были покрытые копотью деревянные потолочные балки и стены, без каких либо украшений. Солнечный свет пробивался сквозь закрытые ставни узкого окошка. Всё было точно так, как в её каморке в трактире Петруса. На глаза навернулись слезы от безысходности и нежелания отпускать такой яркий и необычный сон, о странном госте, о обретенной, потерянной и вновь обретенной свободе, о волшебстве и, пусть и маленьком, но приключении. А ведь ей почти удалось вырваться из проклятых лап этого мерзкого головореза.

Но, по мере того, как сон покидал девушку, она стала замечать различия в комнатке. паутины было поменьше, потолок повыше, окно побольше.

Лина попыталась подняться, слабость, что цепями сковала тело, повалила её обратно на подушку.

Вскоре в маленькую комнатушку, где в полудреме лежала девушка, зашла дородная женщина, облаченная в поварской фартук и белый чепец. На её широком, усыпанном веснушками, лице читались забота и беспокойство. В руках она несла небольшой тазик и пар

- Ты проснулась! - радостно вскрикнула она необычайно высоким, для её комплекции, - Слава Яру!

Лина вяло повернула голову в сторону визгливой толстушки и, с трудом разлепив сухие губы, тихо прохрипела:

- Где я?

- Ты - в самой лучшей гостинице во внешнем круги Вирмы - в "Приюте тётушки Агаты", - женщина сделала неловкий книксен и гордо выпрямилась. выпятив вперед свою необъятную грудь, - а меня зовут Агата. Добрый господин, что принес тебя сюда, наказал мне позаботится о твоём здоровье и благополучии.

Девушка вновь попыталась сесть и вновь упала на подушки. Видя её потуги, Агата быстро поставила тазик с водой на ближайший трехногий табурет и уселась на край, скрипнувшей под немалым весом, кровати.

- Тебе ещё рано вставать, - добрая тётушка хлопотала вокруг Лины, то щупая её лоб, то рассматривая белки глаз, - ты еще очень слаба. Такая лихорадка была - страшно вспомнить. Порой казалась что ты кони двинешь у меня на руках. Что бы тогда добрый господин сделал - страшно подумать.

Лина облизнула высохшие губы и тихонько проскрипела: "Воды".

Тётушка Агата тут же подскочили и, налив в кружку из стоящего на прикроватной тумбе графина воды, напоила девушку, придерживая её голову крепкой от повседневных трудов рукой. Пила Лина жадно, пытаясь восполнить потерянную в лихорадке влагу.

Напившись и вновь откинувшись на подушку девушка с благодарностью посмотрела на добрую женщину.

- Спасибо, - голос её был слаб, но уже не дрожал.

Тётушка Агата улыбнулась.

- Не за что, милочка, - она поставила кружку рядом с кувшином, - добрый господин оставил не мало серебра в обмен на мои услуги. Твои вещи я заштопала, как смогла, но тебе будет лучше приобрести новую одежку. Я могу подсобить тебе в этом, только надо мерки снять.

В глазах Лины промелькнуло беспокойство, и, заметив это, женщина поспешила её успокоить:

- Не волнуйся, все твои вещи в порядке. Ни медяка не пропала, - Агата наклонилась вперед и, сделав заговорщицкое лицо, прошептала, - с Орденом шутки плохи, добрый господин четко дал мне это понять.

- А он где? - тихо спросила девушка, хотя вполне могла сама ответить на этот вопрос.

- Умчался сразу, как только убедился что с тобой всё будет в порядке, - понимающе подмигнула тетушка, - дела Ордена, не иначе. А то ему самому бы не помешал отдых, постель да лечебные травы тетушки Агаты.

Лина только хмыкнула и провалилась в беспокойный сон.



Грегор уверенно шагал сквозь разношерстную толпу, деловито снующую по широким улицам Новой Бирмы. Важные купцы, в сопровождении охраны, грязно ругались, когда какой-то, на их взгляд, оборванец расталкивал их, пытаясь проложить себе дорогу вперед. Некоторые даже приказывали побить наглеца, но, завидя вытатуированные на предплечье регалии, тут же растворялись в толпе, спасая свои шкуры.

Не то, что-бы подобная реакция удивляла клирика, но всё же он каждый раз задумчиво хмыкал, глядя как очередная партия разгневанных граждан торопливо спешили прочь.

Поток людей вытекал из главной Торговой площади, где всегда можно было найти товары со всего света и ворьё всех мастей. Торговцы, расставив свои шатры и прилавки, зазывали покупателей звонкими голосами и заманчивыми обещаниями. Над площадью стоял многоголосый гул, сквозь который сложно было расслышать даже собственные мысли.

Клирик медленно прокладывал свой путь, отбиваясь от настойчивых торгашей. Место, куда он держал путь было по другую от Закатных ворот сторону города, сразу за Храмовым кварталом, что начинался у Торговой площади.

В квартале было потише и посвободней, хотя и сюда долетал гул толпы. Ученики школ стайками носились от одного храма к другому, ведя причудливую игру в мяч. Важные послушники важно шагали по своим важным поручениям или, с неизменно важным видом, подметали дворы храмов и стригли живые изгороди.

Мирную идиллию нарушали стражники, что группами по четыре человека патрулировали окрестности. Их суровые внимательные взгляды заставляли людей поспешно убраться с улицы.

На Грегора, уверенно бредущего в направлении замкового района города, стража глядела недобро, принимая его то за нищего, то за бродягу. Но, как и раньше, регалии Ордена открывали ему дорогу.

Замковый район встретил его тишиной. Редкие служки стучали каблуками по камням мостовой, спеша по важным поручениям, да глухо топали сапогами караульные, курсирую вдоль внешних стен трех замков Новой Бирмы: "Небесного", что являлся главным храмом Свидетелей Второго Сошествия, Замка Графа Вальнаруса, правителя Закатного королевства, и "Тишина", в котором располагался штаб Ордена. Туда-то Грегор и держал свой путь.



Рудный Кот

#42922 в Фэнтези

В тексте есть: эпическое, боевик

Отредактировано: 06.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться