Три эпохи: Вечный служитель

Глава шестнадцатая: Долгая ночь, Часть I

Злой зимний ветер больно кусал кожу, порываясь сорвать плащ и сбить с ног. Снежинки кружили в причудливом стремительном танце, подхваченные воздушным потоком.

Лошадь резво скакала по пустынной дороге, оставив далеко позади стены Новой Бирмы. Лесной массив, что окружал Малый и Большой Рога, тоже пропал из поля зрения. Вокруг, на сколько хватало глаз, простиралась степь.

Всадница, до рези в глазах всматривалась в искрящуюся на солнце снежную равнину, пытаясь разглядеть группу черных точек,что двигались далеко впереди. Нещадно стегая свою пегую лошадку, путешественница стремилась нагнать практически не заметные фигуры.

Яр клонился к закату, заставляя снежинки блестеть подобно россыпи драгоценных камней, слепя путницу и мешая разглядеть цель её путешествия.

Очередной порыв ветра сорвал с головы всадницы капюшон, открывая взору копну волнистых рыжих волос, прикрытых пестрым платком. Путница грязно выругалась и вновь принялась подгонять лошадь.

Быстрая скачка оборвалась внезапно. Перед лошадкой девушки из ниоткуда возник другой всадник, перекрывая дорогу. Путнице пришлось резко натянуть поводья и лошадь, вставшая на дыбы, чуть не сбросила её в снег.

По обоим сторонам дороги из под снега поднимались люди в теплых меховых плащах с символикой Фронтира, вышитой серебряной нитью.

- Тихо девочка, тихо, - приговаривала путница, пытаясь успокоить разгоряченную лошадь.

Всадник, преградивший путь, направил своего коня и поравнялся с девушкой. Из под капюшона на неё смотрели внимательные зеленые глаза.

- И зачем вы преследуете отряд Фронтира, барышня, - звонкий голос выдавал в собеседнике скорее мальчишку, а не мужа.

Девушка осмотрела остальных мужчин, замкнувших её в кольцо. Их было семеро, считая всадника, все были примерно одного роста и носили одинаковые плащи. Путница разочарованно вздохнула и, выпрямившись в седле, звонко ответила, скрывая подступивший страх за надменностью:

- Я ищу одного клирика Фронтира. Мужчина шести, шести с половиной футов росту, сорок, с небольшим лет, серые глаза, черные волосы. На вид уставший, мешки под глазами, постоянно бормочет себе под нос, будь-то сам с собой разговаривает. Он с вами?

Мужчины переглянулись ,а в глазах всадника промелькнула растерянность.

- У вас к нему какое-то дело? - спросил один из стоявших в снегу.

Девушка смерила его гордым взглядом.

- Да, у меня к нему дело. И это только моё и его дело.

Мужчины вновь переглянулись и уставились на всадника. как бы намекая "ты тут главный, тебе и решать". Юноша на лошади печально вздохнул и, бросив "следуйте за мной", поскакал вперед. Девушке только и оставалось как направить свою лошадку следом. Остальные мужчины бодро побежали по снегу, ни на шаг не отставая от лошадей.

Путница то и дело ловила на себе любопытные взгляды, но старательно делала вид, что не замечает их.

Весь путь, что отделял их от далеких точек, они проехали молча, по хруст снега и ритмичное дыхание бегущих. Точки выросли и превратились в всадников и большую крытую телегу. Всадники весело переговаривались и с интересом смотрели на приближающуюся к ним делегацию.

Зеленоглазый поравнялся с телегой, заглянул под полог и что-то сказал.

Девушка неуютно ежилась от порывов холодного ветра и от любопытных взглядов, но продолжала гордо задирать нос. Ветер развевал её рыжие волосы и норовил сорвать платок, который путница надвигала всё ниже на глаза после каждого порыва.

Из под полога телеги выбрался мужчина в белом меховом плаще с золотым шитьём и вцепился в путешественницу взгляд внимательных серых глаз. Его брови поползли в верх, выдавая удивление.

- Вот те явление! - его глубокий голос бархатом прокатился по заснеженной равнине и потонул в завывании ветра, - Не ожидал что увижу тебя еще раз.

Девушка подъехала к телеге и спешилась, вперив в мужчину яростный взгляд своих карих глаз.

- Надо поговорить! - её голос дрожал от сдерживаемой ярости. - но не здесь.

Мужчина усмехнулся и откинул полог телеги, приглашая девушку зайти, а после, подмигнув любопытным всадникам, принялся громко отдавать команды:

- В седла! До ночи нужно прибыть в Перламутровку! Меня не беспокоить без особой нужды. Как-никак меня ждет горячая дискуссия с нашей прекрасной гостьей, - в ответ ему раздался дружный гогот, - и уши сильно не развешивать! Все, пошли!

- Будет исполнено, Мастер-Основатель.

Он нырнул в повозку следом за девушкой и уселся на один из двух больших сундуков, что покоились среди всевозможного походного скраба и провизии. Девушка последовала его примеру и уселась напротив. Телега дрогнула и закачалась, переваливаясь через снежные ухабы.

Некоторое время царила тишина. Путница пыталась взглядом испепелить весело ухмыляющегося мужчину, с интересом ожидающего развития событий.

- Сними это, - девушка ткнула пальцем себя в платок, прикрывающий лоб, - верни мне мою силу!

Мужчина прыснул со смеху.

- Вот значит как, милочка? - сквозь смех спросил он, - Сначала, пытаетесь меня сжечь, заморозить, растворить, а потом, как ни в чем не бывало, начинаете командовать.

Путница стащила с себя платок открывая глубокое выжженное клеймо в виде сложной магической печати.

- Убери это!, - теперь в голосе девушки звучала мольба, - Любые деньги отдам, всё что угодно сделаю! Хоть в рабство продай, только сними это!

Мужчина перестал улыбаться и серьезно посмотрел в глаза собеседницы:

- Как тебя зовут? - его голос был спокоен, как каменная стена.

- Анастасия, - выпалила всё еще разгоряченная девушка.

Мужчина кивнул и протянул руку в жесте приветствия.

- А меня - Грегор. Будем знакомы.

Анастасия недоуменно уставилась на протянутую руку.

- Ты поможешь?

Грегор вздохнул и отрицательно покачал головой.

- Наложенную печать уже не снять, - он достал серебряную флягу из под полы плаща и, сделав мощный глоток, протянул флягу девушке, - можно хоть всю кожу содрать, но печать останется. Но пройдет срок наказания и она исчезнет сама.

- Какой срок? - с надеждой в голосе спросила путница.

Грегор нахмурился, всматриваясь в линии и символы, выжженные на лбу у девушки.

- Десять лет, - он удовлетворенно кивнул, - легкая мера пресечения.

- Десять лет?! - зрачки девушки расширились от ужаса, - Да лучше бы ты убил меня!

Мастер-Основатель нахмурился и пожал плечами. Анастасия припала к фляжке, делая долгие глотки.

Телега мерно покачивалась на заснеженной дороге. Снаружи доносились бодрые голоса всадников да завывание ветра, силившегося забраться под навес. Грегор молчал, прикрыв глаза и медленно покачиваясь в такт скрипучему танцу повозки. Девушка пила, глядя куда-то в пустоту, отрываясь от фляги только, чтобы сделать несколько коротких вдохов.

Мужчина открыл глаза и обеспокоенно уставился в сторону возницы. Анастасия, заметив это, оторвалась от фляги и напряглась: голоса, всё время доносившиеся снаружи резко стихли.

Грегор резко поднялся и выскочил из под полога, оставив девушку наедине с тишиной и флягой. Телега, качнувшись еще пару раз, замерла.

- Мастер-Основатель, - Анастасия узнала голос её недавнего зеленоглазого пленителя.

- Сам вижу, - голос Грегора звучал скорее зло, чем встревоженно.

Бывшая ведьма закрыла флягу, повязала платок обратно на лоб и стала пробираться к краю полога.

- И там, - зеленоглазый был явно напуган, - это же Кильмиран!

Девушка наконец выбралась из телеги в объятья морозного ветра, и замерла, глядя на горящие остовы домов впереди.

Пламя пожирало то, что когда то было маленькой деревушкой, обгладывая опорные балки. На центральной улице, ведущей сквозь поселение, валялись горящие обломки стен, заборов, телег и того, что уже невозможно было узнать. А на горизонте, там, куда вела злосчастная дорога, полыхало алое зарево.

Ни людей, ни животных не было видно. Тишину прерывал только рев пламени, вой ветра, да тихие переговоры всадников.

Грегор стоял впереди всей кавалькады и, щурясь на пламя, рассматривал горящие строения.

- Поль, - он кивнул стоявшему рядом мужчине, который оказался тем самым зеленоглазым, - готовь отряд. Телегу и всё не нужное в драке бросаем здесь. Скажи Алексу и парням, чтоб позаботились о артефакте и подготовили все ритуалы.

Поль отсалютовал и вернулся к отряду, принявшись энергично отдавать команды. Всадники зашевелились, спешились и принялись деловито перетряхивать переметные сумы на своих лошадях. Часть побежала к телеге, неловко сторонясь девушки, и принялась выгребать от-туда мешки и ящики.

Ведьма подошла к мастеру, кутаясь в свой походный плащ от ветра.

- Что это? - тихо спросила она, - Война? Вторжение?

Мужчина искоса посмотрел на неё и усмехнулся:

- Это то, что вы, со своим красным дружком, пытались отобрать у меня под Малым Рогом.

Теперь Анастасия смотрела на пылающие обломки с нескрываемым интересом.

Поль подвел коня для Мастера - Основателя и отрапортовал, что отряд будет готов выступить до заката. Мастер кивнул, продолжая задумчиво изучать пугающую панораму.

- А где все люди, - зеленоглазый всадник старался казаться спокойным, но его голос и легкая дрожь в руках говорили об испуге, - Даже тел не видно.

Грегор протянул руку, указывая на горящую кучу неопределенной формы, лежащую у догорающего дома:

- Вон они, тела, - он криво усмехнулся и, видя недоумение в глазах своего подчиненного и вскинутые брови ведьмы, пояснил, - Демон строит себе тело, используя самый крепкий материал, что содержится в носителе естества. В нашем случае - это кости.

Он вскочил в седло и продолжил объяснение:

- Демон сдирает мясо со скелетов, прикрепляя к себе кости, а всё остальное выбрасывая.

Анастасия подошла поближе, прислушиваясь к разговору. Поль испуганно и удивленно взирал на бесформенные обугленные кучи.

- Но, в хрониках и наших учебниках говорится что тела демонов каменные, - парень неуверенно сжимал поводья своей лошадки.

- Ну, тут дело именно в носителе естества, - Грегор пожал плечами и, буркнув себе под нос "да знаю я", направил своего коня в сторону телеги, у которой копошились его подчиненные.

Поль последовал за ним, так что ведьме пришлось, чертыхаясь брести пешком.

- Изначально демоны имели каменное "сердце", - продолжил Мастер - Основатель, усмехаясь каким-то собственным мыслям, - но эти "сердца" мы разбили. Теперь же естество несет человек.

Грегор помрачнел и оглянулся на полыхающий горизонт.

- А самое мерзкое то, что парень внутри всё еще жив.

В глазах Поля засветился огонек надежды.

- Значит Харкин еще жив?

Мастер внимательно посмотрел на него, остановив лошадь.

- Ты знал его?

- Конечно. Всего четыре года прошло, как на него была возложена Ноша и он покинул "Тишину".
Брови Основателя поползли вверх, стирая саркастическое спокойствие с его лица.

- Клирик продержался всего четыре года? Господи, чем занят Коннор?!

Суета на стоянке постепенно утихла и был готов выступать.

Грегор указал ведьме на повозку, из которой выпрягли лошадей, но Анастасия принялась грязно ругаться, вгоняя молодых адептов в краску, и взобралась на свою лошадку, явно намекнув, что она поедет со всеми. Мастер не стал возражать.

- Будешь тогда за полевого медика, вместе с Кристофом, - он кивнул в сторону парня с большой переметной сумкой и красной вышивкой на плаще, - пусть силы у тебя больше нет, но знания то из тебя не вышибло.

Девушка наградила мастера злым взглядом, но согласилась.

- Клирики - в боевое построение! - Грегор поднял сжатый кулак в воздух, - Адепты, начинайте подготовку сразу, как мы войдем в контакт с тварью! Будьте на чеку!

Семеро всадников, включая Поля выстроились в широкий клин, Мастер встал во главе построения, Адепты и ведьма устроились позади клириков и отряд вошел в пылающую деревню.



Рудный Кот

#42827 в Фэнтези

В тексте есть: эпическое, боевик

Отредактировано: 06.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться