Три эпохи: Вечный служитель

Глава девятнадцатая: Город в огне, Часть I

Отряд скакал галопом, пытаясь догнать мчащегося впереди Мастера-Основателя. Телега подскакивала на ухабах и кочках, грозя перевернуться вместе с двойкой лошадей и девушкой, которая уже прокляла себя за идею остаться в повозке, а не пересесть на свою лошадь.

Грегор ускорился внезапно. После того, как они увидели горящие башни, отряд еще некоторое время продвигался в обычном темпе, подготовив своё снаряжение на случай внезапной атаки. Но в какой то момент мастер замер, неотрывно глядя вперед невидящими глазами и грязно выругавшись стал как безумны стегать свою лошадь, устремившись вперед.

Зарево становилось всё ярче, и уже занимало половину горизонта. Сквозь тишину зимнего безветрия до всадников стал доноситься гул пожара. Башни горели "Небесного" полыхали подобно гигантским свечам.

После очередного поворота отряд выехал на широкое поле, окружавшее город и смогли оценить масштаб бедствия. пламя вздымалось над внешней стеной, подобно причудливой шапке, забрасывая искры и пепел далеко за стену. На середине пути от леса до Закатных ворот стоял широкий заградительный кордон из бревен и телег. Вокруг копошились люди, ржали лошади, бегали солдаты, поблескивая доспехами в свете Яра.

То и дело из пылающей пасти города выбегали погорельцы, по одиночке или группами, иногда на лошадях или с телегами, но чаще пешком и с пустыми руками. Они добирались до кордона и вливались в толпу.

Грегор, помедлив пару мгновения на границе леса, поскакал к заставе, и отряд двинулся следом.

На всадников никто не обратил внимания, все солдаты были заняты организацией порядка в возникающем лагере.

Люди были поглощены горем от потери нажитого добра. Кто-то пытался организовать свой быт, устраивая навесы из остатков пожиток, и проводя опись ценностей и еды. Но большинство просто причитало об утратах, глотая слезы.

Мастер покружил по лагерю и вернулся к отряду, приказав спешится и охранять лошадей и повозку на случай ,если погорельцы вздумают возместить свои потери за их счет. Сам Грегор отправился на поиски командира или кого-нибудь, кого считали на заставе главным, прихватив с собой Поля. Анастасия увязалась за ними, несмотря ни на какие протесты со стороны Грегора.

Главный нашелся в большой палатке. установленной под самой баррикадой. Охрана, состоящая из двух солдат городской стражи, ни в какую не хотела пропускать основателя и его маленькую делегацию внутрь. Даже указание на регалии ордена имели противоположный ожиданию эффект. Солдаты опустили свои копья, нацелив на непрошеных гостей, и стали кричать, что проткнут любого, кто попробует пройти в шатер.

На эти крики из шатра выглянула седая коротко стриженная голова, с темными, почти черными глазами и аккуратной козлиной бородкой под тонким потрескавшимися губами.

- Марвелий! Ты еще жив! - не скрывая удивления, воскликнул Грегор, глядя на недоуменно удлинившееся лицо.

- Хитц?! Как же так?! - голова оказавшаяся Марвелием, некоторое время с недоверием разглядывала Основателя а потом, коротко приказав пропустить маленький отряд мастера, скрылась в шатре.

Грегор и его подчиненные вошли в палатку, мимо вытянувшихся по стойке "смирно" солдат.

В шатре был установлен большой стол, над которым склонились трое.

Марвелий оказался невысоким, крепким старичком, закованным в латы с регалиями командора городской стражи на наплечниках. Рядом с ним, нервно перебирая, украшенными золотыми перстнями, толстыми пальцами, стоял дородный мужчина средних лет, с тремя подбородками, лоснящейся от жира кожей и беретом бургомистра. Третьим мужчиной был, одетый в светлую робу церковника, юноша, с курчавыми каштановыми волосами и ясными светло - голубыми глазами. В руках он нервно сжимал объёмный том с тиснением на обложке, изображающем фигурки людей с поднятыми к небу руками.

- Отлично выглядишь, Марвелий! - с дружеской улыбкой произнес Грегор, подходя к столу.

Старик в доспехах смерил его изучающим взглядом и криво усмехнулся.

- Это ты отлично выглядишь, Хитц. За сорок лет ни единой новой морщинки не прибавилось. Я бы попросил у тебя рецепт долголетия, но, - он хмуро посмотрел на карту, - в свете последних событий, я лучше сам спалю себя на костре.

Церковник охнул и принялся шептать слова из псалма свидетелей. Мастер нахмурился и принялся изучать карту города, разложенную на столе. Карта была исчерчена красными линиями и стрелками, указывающими направления.

- Кто этот человек? - спросил толстяк визгливым голосом, указывая пальцем на Грегора, - Почему его пропустили?

- Мой старый знакомый, - мрачно ответил ему командор и искоса поглядел на Мастера, - быть может, он окажет нам помощь.

- Да не смотри ты на меня как волк на раненого кабана, - Грегор махнул рукой, - признавайся, что натворил мой Орден.

Командор ткнул сухим пальцем в жирную красную линию, которой был обведен замок Фронтира.

- Не знаю, что конкретно случилось, но сегодня с первыми лучами Яра из "Тишины" полезли какие-то чудовища, стали хватать людей, поджигать дома. Мужчин они рвали на куски а женщин уводили в замок. Мы пытались их окружить и уничтожить, но они лезли и лезли из замка, подобно саранче.

Молодой церковник зажмурился, тараторя свои молитвы, а командор продолжал рассказывать:

- Мы отступали с боями, стараясь вывести людей, но они очень быстро заполонили храмовый и замковый кварталы, вытеснив нас за главную торговую площадь. Потом разгорелся пожар, и нам пришлось уходить за стену.

Толстяк недовольно пыхтел, сложив руки на животе и сверлил глазами Основателя.

- Из Фронтира выбрался кто-нибудь? - спросил Грегор у Марвелия.

- Ну, нам попался только один полоумный, - пожал плечами командор, - выбежал на нас во время отступления. Но от него мы так ничего не узнали. Он либо молчит либо бормочет бред. Запер его в клетку, подальше от разъяренных жителей.

Грегор хмыкнул и обернулся к своему подопечному клирику:

- Поль, прикажи бойцам готовиться. пусть Филлип со своими адептами наложит на них все защитные печати, которые только сможет.

Зеленоглазый клирик кивнул и вышел, спеша исполнить распоряжение.

- Может пояснишь нам, что произошло и что ты тут собрался делать? - в голосе командора это не звучало просьбой.

Мастер мрачно посмотрел на карту.

- Что случилось - точно не знаю, но могу предположить. Коннор и остальные решили провести возложение естества высшего порядка на неподготовленного клирика. И демон взял клирика под контроль. Те твари, с которыми вы боролись, - Грегор почесал свой подбородок и продолжил, - скорее всего клирики и адепты, захваченные демонами низшего порядка. Их не должно быть много, но только Моркот знает, сколько народу Рассель собрал в "Тишине".

Он заглянул в глаза старому командору и мрачно продолжил:

- Я собираюсь пойти туда и разобраться с первоисточником. Возьму с собой моих клириков, а остальных своих ребят отправлю в Питун или Большой Рог. Негоже им тут населению глаза мозолить, - он сделал небольшую паузу, - После того как мы зайдем, вы должны будете отлавливать любого, кто несет на себе регалии Фронтира и убивать.

По палатке прокатился удивленный ропот, но мастер не обратил на него внимание.

- До тех пор, пока я не вернусь, ни один клирик, адепт, даже счетовод фронтира не должен покинуть Бирму. Это очень важно! - он вперился глазами в командора и смотрел на него, пока тот не кивнул, - Мы не можем полностью остановить бегство через восходные ворота, но здесь они не должны пройти.Если сможете выделит мне отряд бойцов. командор, я буду очень благодарен. А теперь мне надо поболтать с тем молчаливым безумцем, что вы спрятали в клетку.

Марвелий задумчиво смотрел на карту а потом еще раз утвердительно кивнул.

- Я выделю десяток хороших бойцов и закрою ворота до вашего возвращения.

Толстый бургомистр возмущенно заверещал:

- Вы вообще кто такой?! Как смеете тут командовать?! - он тряс своими подбородками и возмущенно размахивал руками, - Вы представляете какой урон нанесен городу?! Кто будет возмещать такие потери?!

Грегор смерил вопящего жирдяя взглядом и презрительно усмехнулся.

- Перстни свои продашь и возместишь. Ты самый толстый градоначальник Бирмы из тех, что я знал, - он развернулся и направился к выходу, в сопровождении ухмыляющегося командора, - А я знал их всех.

Оставив бургомистра колыхаться от злости, мастер и Марвелий вышли из палатки. Девушка, старавшаяся всё это время не привлекать внимания, выскочила вслед за ними.

Увидев запертого в клетке мужчину, Грегор скривился. Несмотря на обилие грязи и копоти на лице и одежде, несмотря на простую холщовую робу адепта, без каких-либо регалий, не узнать нового Мастера -Охотника было сложно. Дождавшись, когда Марвелий откроет замок клетки, Основатель ухватил забившегося в угол Рана и выволок из на открытый воздух и бросил его на землю.

- Приветствую вас, Мастер-Охотник, - Грегор присел рядом с ним на корточки, зло улыбаясь, - не соизволите ли пояснить мне, какого Моркотова члена вы торчите тут, в безопасности, когда там, за стенами гибнут люди вашего Ордена?

Ран сжался в комок и принялся что-то неразборчиво хныкать.

- Или может в поясните, какого хрена ваши подопечные, одержимые демонами, нападают на горожан? - Основатель схватил бедного Мастера-Охотника за плечи и хорошенько встряхнул, - Кого вы выпустили? А?

Мастер-Охотник уставился на него круглыми от ужаса глазами и пролепетал:

- Мастер-Наставник выпустил Малтаила.

Грегор нахмурился, спросил куда-то в сторону: "Ты знаешь его?", а потом резко выпрямился, разом забыв о скорчившемся Ране.

- Сучью мать! - на его лице появилось беспокойство и злость, - Эти идиоты!

Мастер-Охотник вдруг вцепился в сапог Грегора и принялся тараторить, всхлипывая и захлебываясь соплями.

- Авель был идеальным кандидатом! Послушный, верный. влюбленный в идею. Мастер Коннор воспитывал его с младенчества, он просто не может придать и подвести. У него был недуг - слаб был на голову, но Мастер Коннор обернул его недуг в нашу силу. Никакие соблазны не властны над ним!

Грегор замер и медленно перевел взгляд на лепечущего Рана.

- Вы доверили демона душевнобольному кретину? - впервые, за все время, что Анастасия провела с Основателем, она заметила страх в его глазах.

Командор наблюдал за сценой со стороны, поглаживая свою козлиную бородку. Когда Грегор закинул Мастера - Охотника обратно в клетку и спешно зашагал в сторону стоянки его отряда, Марвелий спросил:

- Его слова что-то меняют?

- Для вас - нет, - Грегор криво усмехнулся, - для меня... Ну чтож, будет очень непросто со всем разобраться.

- Но ты справишься?

- Я же вытащил тебя из Карагонского месива, - Грегор хлопнул командора по плечу, - Не сомневайся во мне, щенок.

Марвелий рассмеялся, отсалютовал мастеру и направился обратно в свой импровизированный штаб.

Анастасия быстрым шагом следовала за мастером, лавируя между плачущими людьми и неуклюжими шалашами из сундуков, штанов и деревянных балок.

- И что мы будем делать? - спросила она, нагнав стремительно шагавшего к своему отряду Грегора.

- Ты поедешь с адептами. Поможешь им устроится в Большем Роге.

Ведьма зло сверкнула глазами и запротестовала:

- Я иду с тобой! К тому же, разве тебе не нужны будут адепты, чтобы провернуть фокус с ударом света?

Грегор продолжал шагать вперед, не замедляясь и не оборачиваясь.

- Фокус тут не поможет, а рисковать возможно последними адептами Ордена, артефактом и оборудованием я не буду, - он задержался, пропуская повозку, доверху набитую разнообразным хламом, - И спорить с тобой я тоже не буду. Ты поедешь в Большой Рог.

- Ты мне не командир, - Анастасия гордо вздернула нос, - Я делаю то, что считаю нужным. На свой страх и риск. И ты не можешь мне приказывать!

На мрачном лице основателя промелькнула усмешка.

- За то я могу вырубить тебя, связать и бросить в телегу. И наказать парням, чтоб не развязывали тебя, пока не запрут в какой-нибудь каморке в постоялом дворе Большого Рога.

Ведьма оступилась и замерла, то открывая, то закрывая рот, не в силах выдавить ни звука от душившей ярости. Когда она вновь нагнала Грегора, то больше не спорила, хотя вылетающие из её глаз молнии могли испепелить мастера на месте.

В стоянке отряда царило оживление. Адепты вились вокруг клириков словно стая пчел на цветочном поле. На доспехи и щиты наносились специальной красной краской какие-то руны, чеканы вообще калились в зеленом пламени небольшой походной жаровни. Звучали слова молитв, активировались печати. Бойцы стали больше походить на дикое степное племя разбойников, чем на воинов святого Ордена.

Стоило только Грегору зайти в лагерь, к нему тут же подскочил один из адептов и принялся уговаривать взять их в бой. Но мастер был непреклонен. Он пригрозил, что если они продолжат оспаривать его приказы, то он силой закинет их всех в несчастную телегу и так хлестнет лошадей, что те домчат до мертвых песков без остановок. Вряд-ли такая комичная угроза подействовала, но споры прекратились и адепты принялись паковать пожитки.

- Когда всё уляжется, я пришлю гонца, - сказал на прощание мастер, глядя как все адепты взбираются в седло, - До тех пор из Рога не высовывайтесь. А то колесуют вас в порыве справедливого народного гнева. Следите за этой рыжей, чтоб с дуру не помчалась обратно, поглядеть на демонов. Но и сильно её не обижайте, а то она вам ваши девственные причиндалы по отрывает.

Адепты, до этого мрачно сгорбившиеся в седлах, рассмеялись и, благословив мастера и клириков на бой, отправились в путь. Анастасия одарила Грегора последним гневным взглядом и направила свою лошадку вслед за телегой.

Основатель обернулся к клирикам, сидевшим в кругу и хором читавшим свои боевые псалмы.

- Ну, по коням, парни. Время заняться всем этим дерьмом, что навалили наши великие Мастера.

Бойцы вскочили в седла и поскакали вслед за своим командиром к воротам города, у которых их уже ждало три десятка солдат городской стражи, вместо обещанной Марвелием десятки.



Рудный Кот

#42701 в Фэнтези

В тексте есть: эпическое, боевик

Отредактировано: 06.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться