Три клятвы светлого эльфа

Размер шрифта: - +

Часть вторая. Глава десятая. Сказка Ро

Спустя несколько дней после выпуска подопечных Эйны из Военной Академии Туаты, они с Кайденом отправились в Степной Каганат. Но не вдвоём, а втроём. С ними напросилась Ровена. Родители согласились отпустить девочку в длительное путешествие — сначала к оркам, затем к оборотням — не сразу. Той потребовались целые сутки непрерывного нытья и стенаний. Нервы матери и, тем более, отца не выдержали.

Когда Эйна привела Кайдена в гости в родительский дом, Гвен долго ахала, взмахивая пухлыми руками, восторгаясь тем, каким вырос маленький эльф. Отец был вежлив, но рассеян, как обычно, когда учёного занимала очередная идея. Ровена же обошла Кайдена и внимательно осмотрела с головы до ног. Затем заявила, обращаясь к сестре:

— Если вздумаешь от него отказаться, скажи. Я сама на нём женюсь. Только сразу скажи, а то ведь глазом не успеешь моргнуть, уведут.

— Ровена, как можно! — воскликнула Гвен, вновь всплескивая руками, но уже от возмушения.

— Мамочка! Как ты не понимаешь, хорошие женихи на дороге не валяются.

Серьёзность тона, которым это было сказано, заставила улыбнуться даже задумчивого учёного. Он же пошутил:

— Что-то про герцога ты так не говорила.

— Артур — бе-е, — выразила своё отношение к бывшему мужу сестры Ровена.

— И этого ребёнка ты хотел отправить в Пансионат для аристократок? — насмешливо спросила Эйна у отца.

Гвен только вздохнула, но ничего не сказала.

В день отъезда Ровена появилась в доме Мастера Кона чуть свет. Эйна с Кайденом проводили разминку. Упражнения на самосовершенствование провалили оба, вместо того, чтобы сосредоточиться и отрешиться от реальности поглядывали друг на друга. В итоге решили ограничиться битвой на учебных мечах. Эйна обрадовалась, почувствовав в Кайдене равного противника. Пока равного, похоже, со временем эльф её превзойдёт. О чём она и сказала, по окончании поединка. Принцесса воин и Эльфийский дракон стояли лицом у лицу, разгорячённые недавней схваткой. Кайден протянул руку, убрал со лба Эйны прядь волос и осторожно коснулся её щеки.

— А-а-а-а! — раздался вопль из гостиной.

Эйна и Кайден выскочили из тренировочного зала и обнаружили Ровену. Девочка исполняла какой-то дикий танец в обнимку с корзиной с цветами. Сумка с вещами валялась у порога. Юная художница увидела сестру с эльфом и объяснила:

— Это же лутомы! Я только на картинке их видела. Вот послушайте... — Девочка уселась с ногами на диван, не выпуская из рук корзину. Эйна и Кайден, переглянувшись, опустились в кресла у камина. Ровена продолжила: — Давным-давно Великим лесом правила Владычица. Прекрасная, как снежные узоры на окнах, и такая же холодная. Пришло время выбирать ей пару. Но не смогли тронуть сердце ледяной красавицы ни светлый и тёмный эльфы, ни человек, ни гном, ни орк, ни даже дракон! Все отступились и уже не пытались просить её руки. Они не знали, как плачет по ночам дева дивного народа, как молит Богов о возможности полюбить. Ведь она уходила на окраину леса, чтобы никто не увидел. Северный ветер подхватывал её слёзы и уносил далеко в горы. Там они падали на камень и превращались в чудесные цветы. Однажды один из отверженных женихов кинулся прочь из Великого леса. Он мчался на быстром скакуне, не разбирая дороги. Остановился лишь у гор. Отчаяние его было велико, и решил отвергнутый жених подняться на самую высокую скалу и с неё кинуться вниз. Но на вершине увидел цветы столь прекрасные, что в сердце зародилась надежда с их помощью покорить Владычицу. Когда поднёс он чудесный букет ледяной красавице, та почувствовала, как в душе расцвела любовь. С тех пор существует поверье, что букет лутомов поможет завоевать даже самую неприступную деву.

Эйна кинула лукавый взгляд на Кайдена и задумчиво произнесла:

— Завоевать, значит.

Каёден улыбнулся, пожал плечами и сказал:

— В любви, как и в сражении, стоит использовать все средства.

До Степного Каганата добирались два дня порталами и общественными экипажами. На ночлег останавливались в тавернах. Эйна путешествовала в обычной одежде. Кайден предпочёл парадную форму, к которой полагалось носить короткий меч. Как объяснил спутницам — хочет порадовать родителей. Однако была и другая причина. Как-то Эйна поделилась с сестрой:

— Первый раз так замечательно путешествую. Обычно кто-нибудь, да попытается познакомиться. А сейчас никто не обращает внимания.

Ровена, в это время пьющая сок из кружки, поперхнулась. Прокашлявшись, фыркнула, затем заявила:

— Вроде, взрослая ты, Эй, а такая наивная. Ещё как обращают, причём все: от мальков до дедков. Только до тех пор, пока наш эльф на них не глянет. Взгляд у него — брр... Наёмный убийца смотрит на жертву куда добрее. А ещё он рукоять меча наглаживать начинает. Вот я бы точно испугалась.

— Кайден? — удивилась Эйна и посмотрела на эльфа. Тот стоял к ним с Ровеной спиной и расплачивался с хозяином таверны. Словно почувствовав внимание, обернулся и послал своей принцессе ответный взгляд, полный нежности и обожания. Милый и добрый.

— Эй, я не обманываю, сама видела, — заверила Ровена. — Это он только с нами лапочка, а с остальными настоящий драконище.

Эйна с трудом, но поверила. Ровена не договаривала частенько, а вот обманывать не обманывала.

В приграничный город орков Стоун, где обосновалась семья Кайдена, и где находилось известнейшее в Дуатерре воинское училище мечников, перемещались порталом. Встретил гостей жаркий пыльный ветер, запах трав и торжествующий голос:

— А я говорила, что они сегодня прибудут.

Около арки портала стояли родители Кайдена. Мастер Кон выглядел даже лучше, чем в последнюю встречу. Лавена смущённо улыбалась, сложив руки на заметно округлившемся животе.



Наталья Алфёрова

Отредактировано: 09.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться