Три рассказа о фирме Gsc

Размер шрифта: - +

1

А.Н.Лукьянов S.T.A.L.K.E.R. Три рассказа о фирмe GSC

Рассказ первый. Капсула

1.

-Во-первых, не по адресу обратились. Почему именно я? Какой из меня сталкер? Почти гарантированный смертник, в Зоне ни разу не был, знаю о её страхах только понаслышке. Во-вторых, если вам так уж необходим камикадзе, то зачем такой дорогостоящий? Предложите первому встречному бездомному бродяге ящик пива и ящик консервов, и тот на радостях кенгуриными скачками до самой ЧАЭС доскачет. Дешево и сердито. А мне две тысячи пиндосских денег сулите. Подозрительно как-то, знаете ли…

Самуил Гольденхер насосно вздохнул: -Не будите во мне одесских предков. Они бы тут же спросили, шо ви таки шестиклассницу с себя строите? В самом деле, неужели неясно?

-Непонятно. Тупой я.

-Объясняю по второму кругу. – монотонно-терпеливо зажужжал представитель фирмы GSC.

Само собой, я всё уяснил, ещё с первого захода. Теперь же выгадал время под монотонное гудение Гольденхера ещё раз обдумать GSC-овское предложение. А заключалось оно в следующем.

Фирма, по её предположениям. изобрела средство, позволяющее бороться с одним из самых страшных явлений Зоны – выбросами.

Ежесуточно в районе Чернобыльской атомной электростанции происходили бурные возмущения, физическую природу которых учёной братии до сих пор не удалось разгадать. Небо внезапно наливалось зеленью, пронизанной багряными сполохами, перекрашивалось в малиновый цвет, темнело. Земля под ногами начинала ходить ходуном. Раздавались громовые раскаты. Затем следовала яркая вспышка.

Всякое живое существо от членистоногих до млекопитающих включительно, застигнутое на открытом месте Зоны, погибало. Оказавшиеся в ненадёжном укрытии подвергались необратимому разрушительному воздействию на нервную систему. И только успевшие спрятаться в проверенных убежищах сберегали жизнь и здоровье. Бороться с этой напастью пробовали по-разному. Затея со спецодеждой провалилась сразу. Нет, будем всё же справедливы: французам удалось создать образец, успешно выдержавший испытания. Но поскольку в его основу положили скафандр астронавта, то и стоимость оказалась астрономической. Более преуспели медики. Они разработали препарат, инъекция которого за считанные секунды ввергала человека в абсолютно бессознательное состояние. Все подопытные пережили выбросы в самых опасных местах и остались целы-невредимы. Однако достоинства «антивыбросина» были сведены на нет, его ма-алюсеньким недостатком. А именно: препарат делал человека рабом Зоны. Всякий, хотя бы раз сделавший себе укол при выбросе, уже не мог покинуть Зону, попросту умирая на выходе из неё.

И вот фирма GSC разработала нечто вроде капсулы, полностью изолирующей человека от внешней среды на время выброса. Устройство весьма напоминало заурядный застёгивающийся изнутри спальный мешок, только сшитый из неких высокотехнологичных материалов. Имели место также системы подавления пси-поля, очистки и регенерации воздуха и защиты от радиации. Все работы были завершены к началу года, проведены испытания на животных, закончившиеся благополучно и теперь предстояла генеральная проверка. На мне…

«Предложите первому встречному бездомному бродяге ящик пива и ящик консервов… Дешево и сердито.» -только что сказал я. А сейчас, глубокомысленно кивая в такт убедительному жужжанию Самуила Натановича, подумал, что сморозил глупость. Пусть я и не бомж… пока… но до этого состояния рукой подать. Последние три года подряд наш институт успешно истребляла реформа высшего образования. Закрывали кафедры, шло ползучее увольнение сотрудников. От моего кандидатско-доцентского жалованья оставались три четверти, половина, одна пятая. Устроился подрабатывать в школу, но и там ситуация была не лучшей, а зарплаты – в разы мизернее. Подрядился в строжайшей тайне от всех вечерами зарывать на свалке под Киевом что-то жутко химическое, завезённое не то из Германии, не то из Португалии. Полгода платили вполне сносно. Но потом заказчики вовремя не дали кому-то взятку, их контору прикрыли, наша бригада распалась. А содержать, безработную жену, дочь-студентку и себя - это, знаете ли… Так что настроение было, как у кочегара «Титаника».

-Ладно, уяснил. –прервал я Гольденхера. –Приступим к обсуждению деталей.

 

-А давайте. –с готовностью согласился тот, оборвав себя на полуслове.

-Правильно ли я понял? Пункт первый: меня ведёт в Зону опытнейший проводник. Пункт второй: мне предстоит провести в указанном месте в экспериментальном мешке время выброса. Пункт второй: в случае успеха мы возвратимся и фирма GSC проводит тщательное обследование моего самочувствия.

-Абсолютно верно.

-Во всей затее, -задумчиво сказал я -смущают несколько моментов. Растолкуете?

-Постараюсь.



А.Лукьянов

Отредактировано: 22.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться