Три смерти и Даша

Font size: - +

Глава 37

Лейла возвращалась домой. Было уже довольно темно, и другая бы на ее месте очень боялась, но девушка так привыкла к своему месту жительства, что была совершенно спокойна.

Когда она услышала за своей спиной дружный громкий топот, то совершено не обратила на него внимания. И когда ее окликнули, оскорбительно упомянув при этом национальность, она не отнесла это на свой счет, тем более, что с национальностью не угадали. Но инстинкт самосохранения заставил девушку повернуться.

Позади нее стояло четыре бритоголовых парня. И как бы не были похожи все бритоголовые на свете, одного из них мы уже однажды встречали. Он приходил пить пиво в беседку во дворе, где жила девушка. В их маленьких глазах под низкими лбами светилось злое самодовольство.

- Ну, что – попалась, - изрек один из них после паузы.

- А по-моему, я от вас и не убегала, - спокойно ответила Лейла. Сердце ее учащенно билось, но главным в их районе было не показывать страха. Если хочешь жить, конечно.

- Смотрите, она еще разговаривает! Понаехали тут всякие из (тут была названа одна из бывших союзных республик).

«И вовсе моя бабушка не от туда, а папа родился здесь», - подумала Лейла и ответила: «А в чем дело? Я вам мешаю?»

- Мешаешь, - ответил один. Для более остроумного ответа мозгов в его голове явно не хватало.

- И чем же конкретно я вам мешаю? – уточнила девушка. Она прекрасно понимала, что конструктивный диалог с ними невозможен, но ей нужно было выиграть время. Она быстрыми взглядами окидывала местность, ища, куда можно скрыться и не находила.

- Ехала бы ты в свою (бывшую союзную республику), - после продолжительной паузы предложил один: А-то вырежем всю вашу семью.

«А потом приедет мама со своим вторым мужем... Они, хоть и русские, но вырежут вас с удовольствием. И ничего им за это не будет», - подумала Лейла. как всегда в самый неподходящий момент голову посещали неуместно остроумные мысли. Но, молчанье, как известно, знак согласия, поэтому она ответила: «Так, тут большого ума не надо. А кстати, почему вы вчетвером? Или боитесь со мной не справиться? Правильно боитесь – я очень злая.»

Лейла действительно знала несколько несложных, но действенных приемов. Им научил ее сосед-уголовник. И если она хотела жить, то пора было уже что-то делать.

- Да, что мы ее слушаем, бей ее! – после продолжительной паузы прокричал один из них.

Но девушка не растерялась. Она пнула одного лысого в пах, другого ударила в нос и разбила его. И побежала, пока двое стояли согнувшись, а двое других обалдело смотрели ей вслед. Бегала она красиво, как и все, что делала в жизни. Бритоголовые, забыв о цели своего разговора залюбовались ей.

Через некоторое время одного из них осенило: «Бежим за ней! Быстро!»

И они побежали, тяжело и громко топоча. Лейла не бежала, а летела, и шансов догнать ее у них практически не было. Ну, разве что, если бы они вздумали посоревноваться с ней в выносливости. И тут из-за какого-то угла к ним навстречу  вылетел Пашка, и вылетел так неожиданно, что они резко остановились. То ли у него был талант оказываться рядом со своим любимым существом в нужный момент, то ли они просто очень близко жили.

Пашка мгновенно оценил ситуацию. Он разозлился. «Да, как вы можете!» - прокричал он.

- Можем. Будешь возникать – и тебя не пожалеем.

Лейла остановилась на безопасном расстоянии. Бросить Пашку в такой ситуации она не могла. Конечно, он мог за себя постоять, но кто знает, вдруг понадобиться вызвать милицию. Но и девушка, и бритоголовые недооценили нестандартность Пашкиного мышления. Он  сделал указывающий жест в сторону противников и произнес какое-то заклинание на непонятном языке. «Я натравил на вас адову гончую», - пояснил он. «Чего?» - его явно не поняли.

И вдруг откуда-то неожиданно появился уже знакомый Паше и Лейле огромный волк. Если бы все не были так увлечены, то возможно, его появление не стало бы такой неожиданностью, ведь он не возник из темноты, а бесшумно прибежал. И не успел никто из бритых подумать (да, у них вообще всегда было туго с этим процессом), как волк набросился на одного из них. Волк был настолько силен и быстр, что сопротивляться ему они не могли. Голубые глаза волка горели человеческой яростью.

Пашка как завороженный наблюдал за этой сценой. Лейла подошла к нему: «Слушай, пойдем от греха по дальше». «Пойдем, Лейла,» - ответил он.

Потом они сидели в своем дворе на лавочке и приходили в себя. Лейлу трясло, что поделаешь – страх перед злыми, безмозглыми людьми практически непреодолим.

- Лейла, а почему ты не приходишь к нам? Тебе бы понравилось, - вдруг произнес Пашка.

- К вам? Домой, что ли? – переспросила Лейла.

- Нет, к сатанистам, - ответил Пашка.

- А что я у вас забыла?

- Не знаю. Просто, Бог тебя не защитил в трудную минуту. Как он мог, ведь ты – его творение! А нас ты не бойся – человеческий жир мы для свечей не используем и  душами нерожденных сестренок с дьяволом не расплачиваемся, - Пашка смотрел своими широко открытыми фанатичными глазами в небо и свой страстный монолог он обратил туда же.

- Нет, спасибо, мне атеисткой как-то привычнее. А что это ты сказал про душу нерожденной сестренки? Где ты это слышал? – насторожилась вдруг Лейла.

- Да, от одной не очень умной девушки.

- Эх, ты! Семнадцать лет, а повторяешь всякие глупости. А что до Бога – разве он не защитил меня сегодня?

Паша лукаво улыбнулся: «Не-ет. Это не он. Он не посылает адовых гончих».

 Самое интересное в этой истории, что после Пашкиных слов к Лейле больше никогда за всю ее долгую, насыщенную событиями жизнь не было претензий по поводу ее национальности.



Ольга Малашкина

Edited: 21.09.2015

Add to Library


Complain




Books language: