Три смерти и Даша

Размер шрифта: - +

Глава 55

Катю трясла нервная дрожь.

- Кать, может – вернемся? Посидишь, успокоишься, - предложил Рома.

- Нет, пойдем отсюда. Пойдем отсюда быстрее.

Катя взяла Рому за руку и бессильно на ней повисла – ее ноги до сих пор подгибались от страха. Рома обнял ее одной рукой и прижал к себе. Он телом ощутил ее дрожь и безуспешно попытался отогнать  неуместные в такой ситуации мысли и желания.  «Катя, успокойся», - сказал он. «Успокойся, все нормально».

 Его голос звучал спокойно и уверенно. И сам он излучал уверенность, несмотря на то, что совершенно ее не чувствовал. Этому он научился за годы работы. Даже самые агрессивные пациенты успокаивались, слыша его голос - звучащая в нем уверенность гипнотизировала любого. Постепенно, не разглядев в его поведении профессионального приема, успокоилась и Катя. А вот Рома растерялся сразу. Что случилось? Может, они слишком увлеклись, и не стоило далеко отходить от рационального взгляда на мир. Конечно, работая в психиатрии поверишь и не в такое... Нужно было постоянно напоминать себе о том, что все это – иллюзии, бред  воспаленного сознания, а мир, на самом деле, простой и понятный. Но не мог же волк привидеться им двоим, да еще и в разное время.

Спотыкаясь они шли по неровной, не асфальтированной  дороге между частных домов. Рома долго молчал, но профессиональное любопытство взяло верх. «Кать», - спросил он: «А что ты знаешь про волков»?

- Я? На самом деле – не так уж много. А ты?

- А я – почти ничего. Признаться, я предполагал, что подобное существует, но до недавнего времени не сталкивался. Помнишь, в инсте нам рассказывали, что оборотень – это архетип маньяка. Никто не знает об его истиной сущности. На вид он вполне добропорядочный гражданин. Только время от времени превращается в убийцу. Помнишь?

- Помню, как не помнить.

- До недавнего времени я так и думал. Но, я вижу, ты знаешь больше меня.

- Да. Только я недолго так считала. Ровно до того момента, когда одна пациентка превратилась на моих глазах.

- Когда это случилось?

- Незадолго после окончания института. На ночном дежурстве я услышала шум. Эта пациентка с самого начала не отличалась примерным поведением. Но, чтобы ночью после таблеток...Да еще так, что стекла дребезжали...А когда я увидела, что железная дверь одиночной палаты выгнулась наружу и вся во вмятинах... Вот, молодость – я же еще  и не побоялась ее открыть!

- Молодость, говоришь? Ты, вроде и сейчас еще не старая.

- Это только внешне, Ром, а в душе я давно уже старуха, - тяжело вздохнула Катя.

- Ну, так – что? – поскорее сменил тему Рома.

- Она сидела на полу, вся растрепанная и в рваной пижаме. И вдруг начала превращаться. Я наблюдала как загипнотизированная. А волчица сбила меня с ног и убежала. До сих пор не понимаю, почему она меня не тронула. А весь персонал потом недоумевал, как в отделение забежала собака.

- И что потом?

- Потом ее нашли. Дома. Она сказала, что ничего не помнит. И потом говорила то же самое. Хотя, я подозреваю, что она все прекрасно помнила. Она  - баба умная и без отклонений в психике. И прекрасно понимала, что значит заявить, что она – волчица.

- Постой, а диагноз какой поставили?

- Эпилепсия. Сумеречные состояния. Я ее сразу предупредила, чтобы не увлекалась противосудорожными, которые ей выписали. Хотя, сомневаюсь, чтобы она их хоть раз приняла.

- А она убивала?

- Не знаю, вроде -  нет.

- А еще случаи были?

- Ну, как сказать. В моем отделении – нет.

- А вообще? - уточнил Рома.

- Вообще – был. Один. Помнишь, я недавно ездила в командировку?

- Помню.

- Так, вот: в поезде я познакомилась с мальчиком.

- Сколько лет?

- Двадцать. Из армии возвращался.

- Большой мальчик, - усмехнулся Рома.

- Мы разговорились, - продолжала Катя.

- Он мне все рассказал, когда узнал, что я – психиатр. Он как раз обдумывал, как ему жить дальше с тем, что он о себе узнал. Рассказывал, про неконтролируемую ярость, про свой город, про службу на границе, про то, как при луне бегал по лесу.

- Да, он, наверное, просто лунатик, - улыбнулся Рома.

- Лунатики в волков не превращаются.

- А ты – что?

- А что – я? Сказала, чтобы писал, если что.

- И адрес дала? Ну, ты даешь! А если он прийти к тебе захочет? Заглянуть на огонек в полнолуние? – обеспокоено спросил Рома.

- Ты что – нет, конечно. Электронный дала. Хотя, думаю, и это не помешает ему меня найти – психушка-то у нас в городе  одна. Вон, один уже нашел.

- Теперь тебе нельзя ходить одной. Особенно – здесь.

- И что ты предлагаешь?

Рома пожал плечами и улыбнулся: «Провожать тебя буду. Что тут еще сделаешь»?

- Оригинально, Ром. Вот она – профессиональная деформация личности, - засмеялась Катя.

- Ты это о чем? – насторожился Рома.

- Я о том, что обычно просто предлагают проводить. А ты это так хорошо обосновал наличием маньяков. Молодец.

Лукавая улыбка не сходила с лица Кати. Рома смутился и замолчал. Действительно, мог бы и просто предложить проводить. Только, тогда Катя вряд ли  согласилась бы. И, кто знает, что могло бы произойти. Эту мысль он и озвучил.

- Предложишь тебе, как же.

- А что - нельзя?

- Да, ты же все равно всех отшиваешь. И меня бы отшила.

Рома сказал это, не подумав, и мысленно обругал себя за это. Ну, что он все-таки за придурок? Ведь прекрасно же знает, почему Катя избегает  мужчин. Психиатр хренов.

Как ни странно – Катя нисколько не обиделась. «А ведь правда», - удивленно протянула она. Только сейчас она поняла, что действительно избегает противоположного пола. Раньше она думала, что ей просто нужно время. Время для того, чтобы пережить. А потом вошло в привычку.



Ольга Малашкина

Отредактировано: 21.09.2015

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: