Три смерти и Даша

Размер шрифта: - +

Глава 67

Рано утром кто-то постучал в Пашкино окно. Он выглянул. Это была Лейла. По выражению ее лица он понял, что ничего хорошего не произошло. Пашка открыл окно.
- Что случилось?
- Даша пропала.
- Когда? Только вчера вас видел…
- Вчера вечером и пропала. Пошла домой и не дошла.

- А милиция – что?

Лейла махнула рукой.

- Слушай, я к тебе как раз по поводу милиции. Ты в курсе – Серафим сегодня на работе?

- Да, вроде. Сейчас, позвоню, узнаю точно.

Пашка набрал номер.

- Привет. Ты сегодня дежуришь? Тут Лейла пришла, говорит, Даша пропала. Конечно, уже идем.

Пашка дал отбой и сообщил: «Дежурит».

- Сейчас,  оденусь и пойдем. Подожди минутку.

Через пятнадцать минут они уже были в милиции, еще через пять – нашли Серафима.

- Значит, так, - сказал он: Сейчас пробьем по базе, может, ее задержали где.

- За что? – удивилась Лейла.

- Да, мало ли. Неопознанные трупы я сам съезжу, посмотрю.

Лейла охнула и прислонилась к стенке.

- Вот-вот, - резюмировал Серафим: говорю же, сам съезжу. Кстати, тете Розе передайте, по закону заявление можно уже сейчас написать. Но такие заявления принимаются только от родственников. Так, что пусть сама приходит, или отца пришлет.

- Я позвоню ей, - Лейла достала сотовый.

- Пусть приходит немедленно. Выясним, где она пропала и поедем на место.

- Так, зачем выяснять? Я знаю, - сказала Лейла.

- Мы с ней попрощались и отправились по домам, я видела, как она до угла дошла.

- Бюрократия, блин. Без заявления группа туда не поедет. И еще скажи, пусть захватит какую-нибудь ее вещь. Лучше всего – обувь ношенную или носок нестиранный.

- Зачем?

- Должна же собака взять след. Как она, иначе, узнает, какой из следов ее.

Через некоторое время опергруппа была уже на месте. Кинолог Иванов дал понюхать ботинок своему новому псу Грому, а потом поднес к лицу, и , вроде бы, сам понюхал. Это заметила только Лейла. «Странный он, - подумала она: фетишист что ли? Есть же такие, которые прутся от ношенной обуви.»

Гром взял след сразу. Иванов – тоже. Но, дойдя до угла оба его потеряли. Иванов даже прошелся туда-сюда по следу, убеждаясь, что до угла след был. Но, Даша словно бы улетела. Правда, на месте ее предполагаемого взлета лежал ржавый железный прут. И прут этот хранил слабый запах ее волос. И еще – запах пота. Мужского. Мужчина волновался и рука, держащая прут сильно вспотела. Должно быть, он давно поджидал свою жертву, потому, что здесь было много его следов. Он явно топтался на месте. А потом, по всей видимости, взял ее на руки и понес. Вполне могло оказаться, что его никто не видел – Лейла сказала, что гуляли они до пол одиннадцатого, а весной в это время уже темнеет, да и улицы здесь безлюдные.

- Пойдем-ка, Гром, - позвал Иванов.

- Колян, ты же говорил, что потерял след.

- Нашел, выходит.

Иванов с Громом пошли по следу. Гром недоумевал. Нужного ему следа не было, а кинолог вел себя так, как будто был. Когда они завернули за угол, и опергруппа их больше не видела, Иванов объяснил собаке, какой след нужно взять. Понятливый Гром взял его быстро и они побежали. Новый пес был молодым и сильным, поэтому то, что кинолог бежит быстрее собаки, не так бросалось в глаза.

Вскоре они вернулись.

- Ну, что, Колян? - спросили его.

- Долбанные стоянки, - выругался он.



Ольга Малашкина

Отредактировано: 21.09.2015

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: