Три смерти и Даша

Font size: - +

Эпилог

В морге дядю Витю дактилоскопировали. Отпечатки были те самые – пустые, без рисунка, будто стершиеся. Удивил он патологоанатома не только этим. Судя по состоянию организма, ему была ни одна сотня лет.

Впрочем, удивил дядя Витя не только патологоанатома. В своем завещании он оставил старинный кованый сундук, вместе с содержимым Лейле и ее дедушке. В сундуке оказалось много оружия, украшений  и монет разных эпох. А судя по количеству немецкого оружия сороковых годов выпуска, дядю Витю можно было считать ветераном войны. И дед и Лейла долго думали, как дядя Витя все это перетаскивал с места на место, но к однозначному выводу так и не пришли. Впрочем, как оказалось, покойный вообще был мужчиной крайне загадочным.

На дне сундука была нарисована потускневшая от времени карта. Ни Лейла, ни дед ее не заметили, зато через пятьдесят лет внуки Лейлы восстановят ее и найдут клад.

Серафим потом ни раз говорил, как им повезло, что сундук нашли именно они с Коляном. Если бы его нашли незнакомые милиционеры – не видать бы Лейле с дедушкой ни сундука, ни его содержимого. А так забрали только ножи, которыми дядя Витя убил неприятную женщину, в качестве вешьдока.

Хоронили дядю Витю опять же Лейла с дедушкой. Даша на похороны прийти не смогла. Она лежала в клинике неврозов, приходя в себя после случившегося.

А Серафим всерьез заподозрил кинолога Иванова в соучастии в похищении, уж слишком легко и странно тот нашел Дашу, да и списанный Джульбарс не мог бы так легко взять след, тем более, без соответствующей команды и с притупившимся нюхом.  Правда, доказать ничего не смог: Даша сказала, что кроме Лики и Антона в квартире никого не было, а Джульбарс на следственном эксперименте нюх показал просто поразительный. Правда, работать соглашался только с Ивановым, но это списали на старческие причуды.

Кристина открыла собственную фирму. Бухучетом   теперь занималась не она. Они с Серафимом жили долго и счастливо, правда, зарегистрировать брак так и не сподобились.

Антона отвезли в ту самую психиатрическую больницу по месту жительства, из которой они с Ликой сбежали. Правда, потом должны были перевести в отделение для душевнобольных преступников, но не перевели. В себя Антон так и не пришел и до конца жизни не произнес ни слова.

- Здравствуй, Антон, - поприветствовал его Рома. Он был здесь, чтобы помогать, а не судить.

Антон ничего не ответил и даже не посмотрел на врача. Он больше ни на кого не смотрел. В его взгляде, направленном в себя навечно застыла невыносимая боль.

Рома посмотрел в невидящие глаза Антона и его снесло и захватило волной этой боли, словно бы он подключился к пациенту и почувствовал то же, что и он. Через несколько секунд он немного отошел от шока.

         «Вот она – любовь и ее последствия», подумал он и отправился в женское отделение. К Кате.

Он без стука открыл дверь и с порога заявил:«Кать, я тебя люблю. Давно.»

«Я знаю,» - обалдело отозвалась Катя.

Через три месяца они поженились. Через полгода после свадьбы родился их первый ребенок.   

 Мать Лики срочно вызвали из деревни – на опознание. Она поселилась у родственников – ночевать в квартире с огромным кровавым пятном на полу она не могла. Кровь въелась в некрашенные доски пола и пятно оставалось там еще много лет – сначала – почти в первозданном виде, потом, когда кто-то из родственников решит сдать квартиру – под слоем краски. А когда квартиру продали –новые хозяева сменили полы .

Марина и Леша разработали и запустили в производство мотоцикл, который сразу же оценили и полюбили байкеры всего мира. Несмотря на мировую известность в школе, где они учились, их портреты не повесили на стенд «Наши знаменитые  выпускники». Мотоциклы – это же несерьезно.

Со своим биологическим отцом Марина познакомилась, правда, случайно. Жизнь – не сериал, и тайну своего рождения она, к счастью, так и не узнала. А ее отец –ученый с мировым именем – долго смотрел на нее, как в зеркало, но так и не понял, кого она ему напоминает.

Отец Димитрий и матушка Людмила продали квартиру, купили дом в частном секторе в том же районе и организовали семейный детский дом.

Для Лейлы произошедшее с Дашей стало судьбоносным – именно тогда она решила стать психиатром.

Кинолог Иванов пытался, но так и не смог ее забыть. И нашел ее. По запаху.

Сначала Лейла испугалась (она его тоже не забыла), но, когда он рассказал о себе всю правду – поняла и даже не особенно удивилась.

Даша стала журналисткой. Ей было предначертано умереть насильственной смертью, но все никак не получалось. Она умерла в возрасте 103-х лет, в теплой постели, во сне.

А я… Однажды ночью я услышала плач ребенка.

- Слышишь, ребенок плачет? – спросила я у Него?

- Нет.

И ты не слышишь?

- Нет, - отозвалось Оно.

- Иди, видимо, это твой.

И я пошла.

Это была девочка. Родилась она совсем недавно, но уже умирала. Когда я взяла ее на руки, она успокоилась. Ее брат-близнец лежал тихо и я его не заметила и не забрала. Утром его нашли. Живого, разумеется.

 В старой тряпке, в которую был завернута девочка, я увидела какую-то бумажку. «Аполлинария», прочитала я.

Когда я вернулась домой, Аполлинария заснула на моих руках.

- Знакомьтесь, это наша дочь, - сказала я.

15.03.2012

 

Дорогой читатель, спасибо за внимание к моей книге. Она тебе понравилась? Или нет? Оставь, пожалуйста, комментарий и поставь оценку  - мне очень важно знать твое мнение.

До новых встреч) 

 

Вопросы для обсуждения:



Ольга Малашкина

Edited: 21.09.2015

Add to Library


Complain




Books language: