Три тысячи шестьдесят четыре

Размер шрифта: - +

Часть единственная

Ричард, как можно аккуратней, держал на руках свою ношу, которая, с его-то силой, не весила ничего, но была бесценна в его глазах. Пройдя в свой пустой дом, он поднялся на второй этаж и остановился в дверях комнаты для гостей, глянул в спящее лицо Эбби, повернулся и отправился в свою спальню. Уложив девушку на просторную кровать, он лёг рядом.

     Ночь давно опустилась на Долину, но сон не шёл к Ричарду, он любовался своей Эбби и не мог поверить сам себе и, наверное, своей удаче, что встретил эту удивительную женщину. Женщину, ставшую в доли секунды его судьбой и жизнью. Первые лучи солнца уже падали на подушку, когда Ричард, наконец, уснул, бережно обняв Эбби.

     Проснулся, как от внутреннего толчка – Эбби не было рядом. Моментально прислушавшись, он услышал шум внизу. Девушка явно ходила по кухне, гремели кастрюльки, хлопала дверца холодильника.

     – Эбби? – он наблюдал какое-то время за худенькой, похожей на фарфоровую статуэтку тончайшей работы, девушкой. – Доброе утро, – сделал шаг вперёд.

     – Доброе, – Эбби улыбнулась, и Ричарду показалось, что солнечный свет залил просторное помещение кухни, окна которой выходили в тень в это время суток. – Я немного похозяйничала у тебя…

     – У нас, – поправил Ричард.

     – У нас, – Эбби помолчала, мешая венчиком яйца в миске зелёного цвета. – Я думала сделать омлет с овощами и мясные отбивные.

     Ричард ещё в спальне почувствовал запах жареного мяса, специй и оливкового масла, но, подойдя ближе, приоткрыл крышку на сковороде.

     – Изумительный запах.

     – Спасибо, – Эбби казалась молчаливой.

     Она поглядывала на Ричарда из-под пушистых ресниц и иногда, с нескрываемым восторгом, смотрела прямо, потом прикусывала губу и отводила глаза.

     – Ох, извини, пожалуйста, – Ричард быстро посмотрел на себя и только сейчас сообразил, что он был с голым торсом. Машинально снимая футболку, которая была на нём вчера, он не озаботился тем, чтобы надеть другую.

     – Мне нравится, – сказала Эбби тихо, но Ричард услышал её и довольно улыбнулся.

     Когда с завтраком было покончено, и Ричард, под немного удивлённым взглядом Эбби, сам вымыл посуду, повисла тишина.

     – Нам надо слетать в Грейс-Фолс за одеждой для тебя, – прервал эту тишину Ричард.

     – Но?.. – Эбби выглядела не совсем уверенной.

     – Эбби, тебе нужна одежда... хотя бы основной минимум… платье или футболки, и… – глаза Ричарда пробежались по изящной фигурке женщины рядом.

     – Хорошо, – она улыбнулась.

     – Просто «хорошо»?

     – Да, просто «хорошо», если ты так считаешь.

     – Хорошо, – Ричард стоял рядом и внимательно смотрел на Эбби, он видел больше, чем увидит обыкновенный человеческий взгляд, слышал учащённое сердцебиение и чувствовал, что Эбби ощущает то же самое, что и он.

      – Эбби, – нагнулся ближе к её лицу, смотря на приоткрытый ротик, – Эбби, – накрыл своими губами губы девушки и почувствовал ответный поцелуй.

      Бережно, максимально бережно, он прижал к себе Эбби, а потом поднял на руки, позволяя ей перебирать свои волосы нежными пальцами. Он уже был готов поддаться своему желанию, тем более, видел такое же в ответ, как вдруг почувствовал, что Эбби отстраняется от него.

     – Я… я не могу, – прошептала, прикусывая губу.

     – Мы подождём, сколько тебе требуется, – Ричард попытался выровнять  голос, и ему это удалось.

     Он посмотрел вслед быстро поднимающейся по лестнице Эбби и в то же мгновение оказался рядом.

     – Эбби.

     – Я не могу, – сказала твёрдо и отвела глаза.

     – Почему? Эбби, ведь ты чувствуешь это, чувствуешь то же самое, что и я, не можешь не чувствовать. Это настолько сильное чувство, невероятно сильное.

      – Да, но…

     – Что? Эбби?

     – Я говорила, вы не поймёте, ты не поймёшь меня.

     – Я попытаюсь, я пойму, поверь мне… – Ричард поднял на руки девушку и зашёл с ней в спальню, где постель ещё пахла Эбби.

     – Мне больше трёх сотен лет... Триста! Стоит к кому-то привязаться, как я вынуждена покинуть его, или сам человек покидает меня… Уже очень давно у меня нет друзей, нет знакомых, нет никого, к кому бы я могла привязаться… никого, – она запнулась, – я устала терять. То, что я чувствую сейчас – это немного пугает, ты такой прекрасный, такой настоящий, я… люблю тебя! И я понимаю, что никак не могу тебя потерять, никак, но потеряю… А ты не понимаешь, каково это – терять родных, близких, друзей, всех, кто был близок или мог им стать.

     – Меня ты не потеряешь. Ты видела своими глазами, что не можешь потерять меня.

     – Возможно ли это? То, что ты говоришь – это возможно?



Наталия Романова

Отредактировано: 03.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: