Три Желания

Размер шрифта: - +

= X =

Подойдя к подъезду, Иван Иванович проводил взглядом выезжающий со двора "Джип" и потянул на себя ручку входной двери, но та не поддалась. Обратив внимание на встроенный в металл двери домофон, Сидоров призадумался. Одно дело – отправить адресату письмо, возложив задачу доставки на почтальона, и совершенно другое дело – самому попасть в квартиру. Иван Иванович задумчиво поднял глаза вверх. В поздний час ни в одном окне не горел свет, жильцы мирно спали в своих постелях.

- Александра Сергеевна, - пробубнил себе под нос пенсионер и снова дернул ручку двери без какой-либо надежды.

Щелкнув металлом, замок открылся и дверь легко подалась вперед. Самодовольно усмехнувшись, Сидоров торопливо юркнул в подъезд и, подойдя к лифту, нажал на кнопку вызова. Автоматические двери открылись в ту же секунду, лифтовая кабина будто специально ждала ночного гостя на первом этаже. Войдя в нее, пенсионер призадумался на какую кнопку с номером этажа нажать, прикидывая в уме по сколько квартир выходит на одну лестничную площадку, и наугад вдавил пальцем кнопку "4".

Двери закрылись, зашуршали стальные троссы, поднимая возбужденно затаившего дыхание Ивана Ивановича вверх. 

Шумно распахнувшись, лифт выпустил Сидорова на четвертом этаже. Взглянув на звонки с номерами квартир, пенсионер обрадованно улыбнулся. Интуиция не подвела: тринадцатая квартира оказалась именно на четвертом этаже. Он пару секунд потоптался в нерешительности на пороге и, наконец, нажал на кнопку звонка. Мелодичная трель, приглушенная закрытыми дверьми, пронеслась по квартире. Ждать пришлось не долго. Кто-то прошаркал тапочками по линолеуму и щелкнул дверным замком.

- Доброй ночи, Иван Иванович, - тихо поздоровалась пожилaя женщина, зябко кутаящаяся в шерстяную шаль.

На ее лице не было и следа недавнего сна, как не было и удивления внезапному появлению недавнего соседа по Дому Престарелых на пороге своей квартиры.

- Входите, - пригласила она, широко раскрывая перед ним дверь.

- Доброй ночи, Александра Сергеевна, - улыбнулся пенсионер, переступая порог. - Вы уж извините за поздний визит, но…

- Ничего, ничего, - перебила его Александра Сергеевна. - Если я скажу, что ждала Вас – Вы же не удивитесь?

Сидоров промолчал и смущенно пожал плечами. Александра Сергеевна жестом пригласила его в кухню и, едва гость присел на табурет, поставила перед ним широкую фарфоровую чашку на блюдечке с голубой коймой. Аромат свежезаваренного чая бесприпятственно проник в нос пенсионера и по-хозяйски расползся по телу, расслабляя уставшие мышцы.

- Александра Сергеевна, - начал разговор Иван Иванович. - Вы так внезапно уехали… Я не мог не попрощаться с Вами.

Он опустил необъяснимый ему самому момент того, что накануне вечером они пили чай, а потом медсестра Вера сказала, что Александру Сергеевну забрала дочь неделю тому назад.

- Да, извините… Действительно внезапно получилось, - присаживаясь напротив ночного гостя на табурет и мило улыбаясь, ответила та. - Дочь прилетела из заграницы, узнала, что я не дома, отругала моего младшего сына …ее брата… и забрала меня к себе.

Иван Иванович покосился в темноту коридора, уходящего от кухни в глубь квартиры. Но Александра Сергеевна нежно прикоснулась пальцами к его руке и уверила:

- Я здесь совершенно одна… Дочь живет с …хм-м, мужчиной на другом конце Москвы. Вы никому не помешаете.

В кухне на минуту нависла тишина. Женщина пристально смотрела на Сидорова и как-то загадочно улыбалась. Наконец, она лукаво прищурила глаза и спросила:

- Иван Иванович, но ведь Вы примчались ко мне среди ночи не за тем, чтобы попрощаться…

- Александра Сергеевна, голубушка, - скромно потупив взгляд, ответил Иван Иванович. - У меня очередная просьба… исполните?

- Последняя, Иван Иванович, - ответила она. - Я исполнила уже два Ваших желания… Осталось третье… последнее желание… советую Вам хорошенько подумать, прежде чем попросить.

Тяжело вздохнув, пенсионер пожал плечами и несколько раз утвердительно кивнул головой.

Тогда Александра Сергеевна поднялась на ноги и отвернулась лицом к обычной типовой газовой плите. Она взяла в руки коробок, достала из него спичку и долго черкала ею о серную полоску, хотя, как показалось Сидорову, могла просто щелкнуть пальцами и огонь в комфорке загорелся бы сам собой.

Александра Сергеевна налила в маленькую кастрюльку воды из пластмассовой прозрачной канистры-фильтра, раскрыла дверцы кухонного шкафчика над плитой, в котором все полки оказались плотно заставленными какими-то коробочками из-под чаев, кофе и специй, стеклянными баночками с виднеющимися в них сухими травками и прочей кулинарной атрибутикой уважающей себя ведьмы. 

Александра Сергеевна тихо нашептевала что-то себе под нос, бережно добавляя в кастрюльку то щепотку из одной баночки, то ложечку из другой, то несколько сушенных листиков из третьей, и монотонно помешивая зелье деревянной ложечкой с длинной ручкой.

Старательно напрягая слух, Иван Иванович так и не смог разобрать не единого слова из шепота пожилой женщины, но он был отдать голову на отсечение, если бормотание не имело под собой колдовской силы.



Жан Гросс-Толстиков

#4642 в Разное
#1187 в Драма
#4648 в Проза
#2335 в Современная проза

В тексте есть: магия, фэнтези, ведьма

Отредактировано: 01.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться