Три желания, или дневник Варвары Лгуновой

Размер шрифта: - +

11 июля

Утро началось в полдесятого и началось оно с криков. Точнее гневно-возмущенных воплей Милки с первого этажа:

- Ба, господи, ты женщина с высшим образованием! Естественно-научным образованием! Ты кандидат наук! Ты пособия для вузов пишешь! Ну как, как ты можешь с серьезным видом впаривать эту чушь людям?! Ты же сама в это не веришь!

- А люди верят. И кто я такая, чтобы их разубеждать? – совершенно спокойно и с нотками философствования отозвалась Анна Николаевна.

- Ба… - страдальчески простонала Мила.

А я всхлипнула от с трудом сдерживаемого смеха.

Упс.

Про прикольное, на мой взгляд, и кошмарное, на взгляд Милки, «хобби» Анны Николаевны я совсем забыла упомянуть.

Сие хобби же вполне объясняет почему из халатов и тюрбанов состоит домашний гардероб Анна Николаевны, почему она идеально подходит дяде Саве с его повадками Остапа Бендера и почему в кабинете-библиотеке стоит магический шар, а в ящике лежит колода Таро и свечи.

Да, Анна Николаевна – гадалка!

Шарлатанка и манипулятор наивным населением – бурчит Милка.

Ведьма – плюется с завистью Азалия Петровна.

Потомственная знахарка и ведунья – гласит надпись на личном сайте Анны Николаевна, а сама Ба только загадочно улыбается.

Нет, в принципе все права на «потомственную знахарку и ведунью» у Анна Николаевны есть, ибо ее бабка или прабабка, что жила в этом же доме (если закрыть глаза на многочисленные перестройки и достройки), слыла настоящей шептуньей и ведьмой, и люди все еще помнят как за приворотам-отворотами к ней бегали, как та могла проклясть, а могла спасти, будущее предсказывала и… вообще. В общем, местные в способностях «потомственной ведьмы и ведуньи» не сомневаются и всем приезжим охотно на ее дом указывают.

Анна же Николаевна не менее охотно пересчитывает деньги и совестью, к которой ее вечно призывает внучка, не пользуется.

Если быть вернее, то в принципе ее не имеет.

- Не, ну ты видела?! – злым вихрем Милка взлетела в комнату. – Она обманывает, а стыдно мне!

- Ну так не стыдись и не мешай человеку наслаждаться своим хобби, – я зевнула, палец ввысь приподняла и глаза лениво приоткрыла. – Опять продала воду с глюкозой за чудодейственное средство от сглаза за тысячу?

Милка замерла и обернулась, лицо у нее было вытянувшимся и начавшем постепенно краснеть, а я поняла, что сболтнула лишнее.

- Не ну это я так, предположила, - поспешно исправилась и даже в гамаке села, - в кино видела подобное.

Хорошо, что подруга еще не знает про слабительное в каплях – одна капля в день и не чаще раза в неделю – от неверности.

И про гранатовый сок с солью, что выдается за кровь черного петуха, убитого в полнолуние. Шикарно снимает венец безбрачия, проклятье любой сложности и кругленькую сумму со счета.

- Она тетке на картах нагадала встречу с судьбой, а ей не судьбу, а диетолога, косметолога, стилиста и фитнес-тренера надо встретить сначала, – подозрительно глядя на мое невинное лицо, произнесла Милка.

- И что нагадала и все? – я удивилась.

Пусть Анна Николаевна и обманывает людей, но советы при этом дает дельные, получше многих психологов, поэтому помимо гадания Ба должна была посоветовать как раз всех перечисленных Милкой специалистов.

- Сказала, что судьба ее пока далеко, а звезды предвещают встречу в местах, где люди испытывают себя на прочность, - хмыкнула Мила. – Короче, тетка в две тренажерки записалась и сразу годовые абонементы взяла.

- Ну вот видишь, все отлично, - я улыбнулась и пожала плечами. – Как говорили мой любимый Базилио и обожаемая Алиса, пока живут на свете дураки, обманом жить нам, стало быть, с руки…

Закончила я уже напевая и от кинутой подушки со смехом увернулась.

- Мы не сторонники разбоя, на дурака не нужен нож… - кубарем скатываясь вниз прогорланила я, чтобы выкрикнуть в сенях, - ему с три короба наврешь, и делай с ним что хошь!

Через двор я кинулась в огород, чтобы перемахнуть через плетенный забор и, раздеваясь на ходу, сбежать по склону к реке, а затем с визгом нырнуть в остывшую за ночь воду.

Милка с проклятьями – сразу видно внучка ведьмы! – неслась следом.

 

Днем мы собирали красную смородину, а вечером под руководством Анны Николаевны ее перебрали и узнали, что готовим из нее аджику и желе.

МЫ готовим.

- Ба, я слишком молода для заготовок на зиму, это удел пенсионного возраста, - простонала с несчастным видом Мила, еще более несчастно смотря, как кипятятся банки.

- Правда, Анна Николаевна, мы еще не в том состоянии маразма, когда добровольно согласны на подобную экзекуцию, - я с неменьшим ужасом наблюдала, как перед нами ставят машинку для закатки банок и упаковку крышек.

- Цыц, инертные газы, бабушка сказала, вы сделали, - на стол рядом с машинкой водрузили ноут, - рецепт в интернете. Справитесь, это не сложнее радикального механизма хлорирования метана.

Мы скептически на нее поглядели. Нет, по отдельности слова еще знакомые и даже вроде понятные, а вот вместе звучат ругательством.

Очень некрасивым ругательством.

- А ты куда? – переведя хмурый взгляд со стола на Ба, поинтересовалась Мила.

- А я в кино! – гордо ответила Анна Николаевна, кокетливым жестом взбивая замысловатую прическу. – С Масей. И чтоб все к моему приходу было закатано, удел пенсионного возраста.

И да, она ушла.

А мы посмотрели ей вслед.

И… эй, стойте.

Стоп!

Нас жизнь к подобному не готовила!

 

Не, ну в принципе мы закатали.

По рецепту.

- Я это пробовать не буду, - мрачно отчеканила Милка и для верности помотала головой.



Регина Рауэр

Отредактировано: 21.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться