Три желания, или дневник Варвары Лгуновой

Размер шрифта: - +

15 июля

Я могу пересчитать на пальцах сколько раз слышала, чтобы Ромка матерился, и я никогда не слышала, чтобы он крыл кого-то отборным трехэтажным злым матом.

Услышала.

Анна Николаевна с Милкой собирали вишню, а я вернулась за кепкой, ибо солнце не смотря на шестой час вечера припекало нещадно.

Вернулась и еще с крыльца услышала ломкий от бешенства голос Ромки и последовавший за ним грохот.

Оглянувшись на сад и огород, что были как раз разделены линией вишни, решила подняться и замерла, не дойдя до второго этажа.

- Прекрати, - спокойно и даже равнодушно сказал Дэн.

А Ромка в ответ снова заматерился.

- Да если б я знал, чем все закончится, я б никогда ее к тебе не привел! – уловила я цензурную часть и поняла, что вмешиваться не буду.

Ее – это меня ведь, да?

И любопытство – не порок, а стратегический важный источник правдоподобной информации. И неприятных открытий, которые идут обязательным бонусом, хмыкала обычно Милка, но… в данный момент я от этой мысли отмахнулась и обратилась в слух.

- Ничего еще не закончилось, - также равнодушно проговорил мой сосед.

- Конечно, вы просто ходите и старательно друг друга игнорируете, как два идиота!

Спасибо, Ромочка. Нет, вынуждена признать, что в целом ты недалёк от истины, но… Ромка, я тебе припомню еще!

И мы не игнорировали – мы общались «доброе утро», «спокойно ночи», «передай хлеб, пожалуйста» «идете купаться?» «да» - нормальная в общем-то беседа за полтора дня.

- Чего ты хочешь? – в голосе Дэна послышалась усталость.

- Когда ты ей всё расскажешь? – напряжено и серьезно объявил чего хочет мой друг.

Вот только Дэн не ответил, и я уже собиралась ретироваться, когда услышала очередной вопль Ромки, на этот раз не верящий.

- Ты что, совсем не собираешься ей ничего говорить?!

- Ром…

- Да ты…

И да, характеристика мне в принципе понравилась, самолюбие было отомщено, но вопрос: «А чего не расскажешь Варе?» с повестки дня еще не снят.

- Третьего августа у меня самолет до Катманду. Кольцо Аннапурны и подъем до базового лагеря с Вадимом.

- Чего?! – Рома натурально взревел и выдал такую тираду, что я прям позавидовала и пару оборотов записать захотела.

- Не ори, - процедил Дэн.

И я хорошо представила как он в этот момент поморщился.

- Да ты кретин совсем?! Тебя тогда вытащили едва живого с этой гребанной горы! Что, забыл уже как подыхал и почти год в больничке провалялся?!

- Не забыл, - голос Дэн зазвучал металлом, предостерегающим.

- Так какого ты опять туда лезешь?!

- Да потому что я не могу не лезьте!!! – заорал не хуже Ромки вдруг Дэн. – Потому что эти, как ты говоришь, гребанные горы снятся мне каждую ночь!!!

- Я не могу без них и никогда не смогу, - проговорил он куда тише и закончил совсем тихо, на грани слышимости. – И я не смогу, когда Варя не выдержит очередного восхождения, соберет вещи и уйдет навсегда, как Алька. И я не хочу, если что-то случится… я видел лица близких, когда им сообщали, когда они ждали живой или нет… она этого не заслуживает, поэтому не стоит…

Они помолчали.

- Завтра я уеду, - наконец с трудом, словно выталкивая из себя слова, выговорил Дэн. – Мне надо с ней только попрощаться.

- Ты прав, - зло процедил Ромка, - прощайся и вали. Варька не для такого… как ты.

 

- Ты ведь все слышала, да? – тихо и внезапно прозвучало от двери.

И в нашу с Милкой комнату зашел Дэн и дверь за собой закрыл. На ключ, непонятно кем и когда оставленный и вообще сделанный.

- Да, - отпираться не хотелось, но и признаваться, что стояла и слушала на лестнице, не желала, - вы орали на весь дом.

- Варь, посмотри нам меня, - попросил он и напротив, привалившись спиной к Милкиной кровати, на пол сел.

Посмотрела, оторвавшись от разглядывания кепки, которую крутила в руках. Я ж за ней нашла.

И взяла и надо было вернуться к Милке, Ба и вишне сразу, а не сидеть на кровати, кипя от злости, и думать.

Додумалась.

- Почему ты все решаешь за меня? – вопрос с обидой вырвался сам, и кепка ему в лицо полетела тоже сама. – Почему ты даже не даешь никакой возможности… ничему?!

Я вскочила и огляделась.

И почему мы никогда не коллекционировали вазы и статуэтки?!

Тяжелые.

Мне их искренне не хватает в данную минуту.

Впрочем, подушка тоже сойдет для вымещения злости.

Жаль, дотянуться до нее я не успела – меня сгребли, сжали и на кровать уронили, придавливая собой.

- Отпусти! Не трогай!!!

- Что, снова к Альбине отправишь? – Дэн нагло усмехнулся и руки мои обе перехватил, за голову заводя.

- К черту в горы! – прошипела и дернулась, пытаясь вырваться. – Как ты и собрался! Почему ты думаешь, что я однажды соберу вещи и уйду? Почему ты сразу вот так все обрубаешь?! Без вариантов и шансов! Да ты просто трус… страус!

У Дэна зло блеснули глаза.

- Да, я страус! И трус! Но я не переживу, если ты уйдешь! И я не прощу себе, если буду подыхать там, а ты сидеть здесь и ждать списки, искать умер или пропал без вести! И я не хочу, чтобы ты выхаживала меня, если я стану инвалидом! Тебе все это не надо!

- Да кто тебе сказал? Может мне это и надо?! Откуда ты знаешь?! Ты, чертов эгоист, откуда ты знаешь, что надо мне?!

Мы уже орали, громко и некрасиво, но злости было слишком много, чтобы обращать на это внимание.

- Тебе же легче объявить, что всё обычная физиология, да?! И сбежать?!

Руку я вырвала и в грудь его ударила, отталкивая. Вырвалась, но Дэн схватил снова и поцеловал, грубо и почти больно, но сейчас мне нежность не нужна. И я ответила, сама прокусывая его губу до крови и с удовольствием слушая его шипение и ругательства.

- Ты меня бесишь, - прошипел он и моя футболка затрещала по швам, отлетела, - ты с первого дня превратила мою жизнь в кошмар! Перевернула ее с ног на голову и поселилась в мыслях! Ты сбежала сюда, а я как идиот поехал за тобой… Нет, я хотел объясниться, оставить тебе квартиру…



Регина Рауэр

Отредактировано: 21.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться