Три желания под ёлку

Размер шрифта: - +

5

Совпадение! Удивительное, приятное, но совпадение. Именно так думала Даша, пробираясь через сугробы к своему подъезду с коробкой в руках.

И потом, когда сидела перед телевизором с бокалом коньяка, думала так же. Но странный Дед Мороз тоже почему-то не выходил из головы. И избавиться от этого наваждения можно было простым и логическим путем – всего-то нужно загадать второе желание и убедиться, что оно не сбылось.

Только желание требовалось уже не гастрономическое (ха-ха, и без того весь холодильник был забит мороженым!), а гораздо более сложное и важное.

Телефон продолжал сигнализировать о непринятых звонка и принятых смс-ках. Много раз звонила Варька, и еще больше – кто-то с незнакомого номера. С этого же номера было несколько сообщений.

Открыла первое. «Дарья Леонидовна, прошу вас, ответьте! Это Верещагин». Ага, как же, размечтался!

Другое было чуть длиннее. «Дарья Леонидовна, нам нужно поговорить. Вы всё не совсем правильно поняли!»

Третье показало – он понял, что до нее не дозвонится, и облек свою информацию в текстовую форму. «Даша, я порвал ваше заявление! С какой стати вы решили увольняться? Я подписал приказ о вашем отпуске до конца декабря. Надеюсь, за праздники вы перемените свое решение. И простите, если именно мое поведение к этому решению привело».

Обрадовали ли ее его сообщения? Да, это было трудно отрицать. Оказаться безработной перед самыми праздниками, когда все вокруг будут веселиться, было особенно грустно. Но собиралась ли она продолжить работу в «Северных самоцветах»? Этого не знала и она сама.

На экране телевизора замелькали первые кадры «Чародеев». Научный универсальный институт необыкновенных услуг был как раз в тему.

В детстве она не раз смотрела этот фильм с родителями. Тогда еще мама с папой были вместе. Даше было десять, а ее младшему братишке – пять лет, когда отец получил выгодный контракт на работу в Норильске. А мама посчитала, что уезжать на север с детьми из солнечной Анапы – преступление.

Так они и расстались – не из-за несходства характеров, не из-за измены, а из-за простой обиды с обеих сторон. Мама сердилась на отца из-за того, что он дал согласие на новую работу, не посоветовавшись с ней. А он – за то, что она оказалась не столь мужественной, как когда-то декабристки.

Родители вполне мирно общались друг с другом. Даша с братом на каникулах часто ездили к отцу. Да и он нет-нет да и приезжал к ним в гости.

Новые пары ни мама, ни папа так и не создали. Но и прежнюю не восстановили.

И сейчас, глядя на экран, Даша ясно поняла, чего же она хочет больше всего на свете – чтобы родители снова были вместе. Так она и сказала, допивая первый бокал коньяка. Поморщилась и пошла на кухню за лимоном.

Она как раз резала лимон на разделочной доске, когда позвонила мама.

– Дашенька, привет! Не знаю, как тебе сказать…

Мама надолго замолчала, и Даша напряглась, выкрикнула в трубку:

– Что-то случилось? Да что ты молчишь?

– Нет, не волнуйся, – голос у мамы был странно-торжественный. – Всё хорошо. Просто мы с папой…

И тут в трубке раздался голос отца.

– Дашка, мы с мамой снова вместе! Не знаю, обрадует тебя это или огорчит, но это так. Мы уже два месяца вместе, но она почему-то боялась сказать это вам с Пашкой.

Как они могли подумать, что ее это огорчит? Кажется, она засмеялась и принялась уверять их, что очень-очень рада. И мама с папой тоже смеялись, вырывая телефон друг у друга.

А она так увлеклась, что не заметила, как нож с лимона соскользнул на палец. Опомнилась только, когда увидела кровь на скатерти. Трубку пришлось положить со словами, что у нее звонок по другой линии.

Палец она забинтовала, но рана оказалась глубокой, и кровотечение не останавливалось. Пришлось вызвать такси, чтобы поехать в травму.

И только забравшись на заднее сидение машины, она сообразила, что ее второе желание тоже сбылось! И даже если это тоже было всего лишь совпадением, то два совпадения подряд невольно заставляли задуматься.

Оставшееся третье желание внушало и надежду, и страх. Теперь, когда подарок Деда Мороза выглядел столь серьезным, ответственность за принятие решения была особенно велика.

Требовалось придумать что-то такое, чтобы потом не было мучительно больно за бесцельно потраченное желание.

Чего же ей теперь хотелось больше всего? Вернуться на работу и занять место главбуха? Ну, это вряд ли!

Нет, сейчас она могла пожелать чего-то совершенно необыкновенного! Кажется, первого января в одной из телевизионных лотерей будут разыгрывать миллиард? Вот оно, то, что нужно! Пусть не весь миллиард, а хотя бы половину. И представила себе, как она приедет в «Северные самоцветы» забирать трудовую книжку – на новеньком авто представительского класса, в новой норковой шубке. И как у Эллочки отвиснет вставная челюсть. А Верещагин будет локти себе кусать.



Ольга Иконникова

Отредактировано: 13.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться