Трибун

Размер шрифта: - +

Глава1

 

Детство Клавдия

Остров Крит 25 год по Р.Х.

Солнце уже поднялось достаточно высоко, заливая улицы Гортины. Город просыпался, люди спешили по своим делам и вскоре столичные улицы наполнились привычным шумом. На рынке разворачивалась бойкая торговля, в разные стороны сновали продавцы рыбы и ячменных лепёшек, громко зазывая покупателей.

В порт прибыл торговый корабль, грузчики носили на берег тюки и ящики с грузом. Мужчина средних лет, попрощавшись с капитаном, спускался по трапу, расправляя плечи и улыбаясь. Видно было, что он рад оказаться на твёрдой почве. За плечами у путника висела дорожная сумка, довольно потёртая. Обут мужчина был в сапоги из тонкой кожи, уже не новые, но ещё довольно прочные. Подмышкой он нёс большой свиток, в то время так назывались книги. Они писались вручную на длинном пергаменте, и были свёрнуты в рулон. Пока мужчина шёл, с ним поздоровались несколько человек. По его поведению было понятно, что человек этот был в порту не раз. И если приглядеться внимательнее, то можно было узнать в нём любителя путешествий. Идя по мощёным дорогам города, путник осматривался по сторонам. Вскоре глаза его утратили азартный блеск, глядя на проходивших и проезжавших мимо людей, он сказал со вздохом: « Так было и так будет под солнцем. Всё суета сует!» - И быстрее зашагал дальше.

Путь его проходил мимо Гортинского Правового Кодекса. На огромной каменной стене высечены двенадцать столбцов с законами, напоминающими гражданам как получать и передавать наследство, жениться и разводиться, усыновлять детей и какая мера наказания ожидает за кражу или убийство. Кодекс делил граждан Гортины на четыре класса: правители, свободные граждане, слуги и рабы.

- Всё-то вы предусмотрели образованные и самоуверенные гортинцы, только не знаете вы главного закона, того, который дал Всевышний! – с горечью вымолвил путник,- А соблюдай вы десять Божьих заповедей, то познали бы великую благодать Его!

Путник ускорил шаг, он не смотрел в сторону огромного трёхэтажного храма Аполлона Пифийского, а только сплюнул в его сторону:

- Кому поклоняетесь, безумцы! Изделиям художников, истуканам! А живого Бога не видите! А Он не сотрёт вас в прах, по великой милости Своей! – и путник свернул в другую сторону. А мимо него шли толпы нарядных граждан, стремясь попасть в храм, равного которому в Элладе не было.

Храм представлял собой шикарное мраморное здание с массивными колоннами. В залах стояло множество статуй богов. Статуя Аполлона была из чистого золота. Легенды гласят, что в этом храме хранилась городская казна. Со всех концов Римской империи стекались сюда паломники. Прежде, чем войти в храм, они должны были омыться в водах Кастальского источника, считающегося священным. К источнику выстроилась очередь, говорящая на разных языках и наречиях. В тот день устраивались пифийские игры – творческие соревнования, не уступавшие по популярности олимпийским. Каждый, кто желал испытать себя на этом поприще, должен был испить воды из священного источника, чтобы заручиться милостью богов. За храмом Аполлона находился храм египетских богов, в котором особое место отводилось Богине Исиде. Гортина была не только политическим, но и языческим религиозным центром. Крупный торговый город, где жили в основном обеспеченные граждане, вмещал в себя множество арен и театров, храмов и святилищ. От центра, вымощенного гладким камнем, разбегались улицы, ведущие к жилым районам. В один из таких районов и вошёл наш путник.

На одной из улиц толпа мальчишек устроила спортивные состязания.

- Клавдий! Твоя очередь метать, - Алексис, двенадцатилетний невысокий мальчик, передал диск своему другу, атлетически сложенному, но слегка худощавому подростку с приятным лицом, и искренним отрытым взглядом, - ты опять задумался? Сосредоточься, нам надо выиграть эту партию, ты ведь поспорил с Актеоном на шлем отца!

- Я опрометчиво поступил! – Сказал Клавдий в сердцах, сколько же мне предстоит вынести из-за своей горячности. Но делать нечего, я постараюсь метнуть диск дальше черты, - Клавдий приготовился к броску. Вдруг пронзительный детский крик заставил его обернуться. Кричала Мелина, его соседка, девочка десяти лет. Адонис - высокий мальчишка-переросток, ломал её глиняную куклу, со смехом разбрасывая обломки. На глаза девочки навернулись слёзы. Клавдий с силой метнул диск в сторону верзилы. Диск угодил мальчишке в ногу. Адонис упал на землю, крича и корчась от боли.

- Что ты наделал? - испугался Алексис, ты наверняка сломал ему ногу!

- Кажется, ты прав, я был слишком зол! Этот верзила не даёт проходу никому, кто слабее его, - Клавдий поспешил к Адонису. Все остальные мальчики побежали за ним.

Состязания были прерваны. Мальчишки с испугом смотрели в сторону площади, где находился храм Афродиты. Отец Адониса был верховным жрецом в этом храме и имел вес в обществе, несмотря на распутную жизнь и грубые выходки. Вопли единственного сына могли разбудить в жреце ярость. Но он, очевидно, был ещё пьян и спал в одной из комнат жриц любви. Как бы там ни было Ксенон, так звали жреца, ничего не слышал. Это спасло мальчишек от расправы.

Клавдий поднял Адониса и осмотрел его ногу.

- Тебе нужно пойти к лекарю, я помогу тебе, - сказал он, подставляя верзиле плечо.

- Ты ответишь за это! Афродита тебя накажет, лишив страсти и любви женщин, уж мы с отцом попросим её об этом!

- Меня пока это ещё не страшит, - спокойно ответил Клавдий,- а вот тебе уже пора мыслить самостоятельно, а не повторять пьяные угрозы отца.

Лекарь наложил тугую повязку и дал Адонису лекарство. Платить пришлось Клавдию, но то, что нога не была сломана, немного его утешило.

Актеон признал победу Клавдия, он настолько был напуган, что уже не претендовал на шлем его отца. Клавдию было тринадцать лет, он был на год младше Актиона, но пользовался уважением своих сверстников.



Астра

Отредактировано: 21.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться