Тридцать четыре холостяка или Дневники народной свахи

Размер шрифта: - +

Глава 4. В которой богатыри невест искали

- А я страдаю без тебя-а-а - ворвалось мурлыканье в мой сон. -  И слезы льются словно до-о-ождь. Мне не расскажу-у-ут про тебя-а-а. С кем ты была-а-а. С кем ты уйде-е-ешь…
    Ну, нельзя под такое просыпаться! Он просто издевается…
- На части сердце разорвется-а-а, - горестно завыл котик. – И новый вздох не сделать мне-е-е…
- Ко-о-от, - я зажала уши руками –бесполезно: все равно было слышно.
- Ты вмиг ушла и не вернешься-а-а. Ты вмиг ушла, но не ко мне-е-е! 
- Тимофей! – рыкнула я, вскакивая с кровати.
- А что такое? – захлопал зелеными глазками тот. 
- Прекращай меня будить подобным образом! – я взяла в руки гребень и стала распутывать образовавшийся колтун.
- Но у вас в мире все так с утра просыпаются, - тот обижено зашевелил усиками. 
    Сидит такой… на крышке сундука и глазками огромными зелеными светит. Мне может его и жалко, старается все-таки, но когда-нибудь за подобные побудки он у меня получит… по толстой попе. 
- Слезай с сундука, - буркнула, заплетая косу. Поскорее бы в баньке помыться… Да хотя бы на речку сходить… 
- Алена! – в мою комнату влетел Огнезар (или Огнедар?).
    Я тут же попыталась прикрыться схваченным в руки одеялом.
- Огнедар! – возмутился Тимка. – К девице неприлично вламываться! А вдруг она тут…
- Кот! – рявкнула я и запульнула в него гребнем. Попала. По наглой морде! 
- Так она не девица, - хмыкнул богатырь Красноградский, - она наша сваха. 
- И что? – возмутилась я. – Я может и сваха, но тоже женщина!
- Ой, да что я там не видел, - парень махнул рукой в мою сторону. 
    Вот ведь! Богатырь!
- Зачем явился? – буркнула, пытаясь прикрыться постоянно сползающим одеялом. 
- Так это… - Огнедар почесал макушку. – Мы в деревню идем невест выбирать, а без тебя там никак. 
- Понятно, - я нахмурилась. – Ты из комнаты моей выйди, пожалуйста, мне переодеться надо.
- А, ну да, - тот потупился и поспешно вышел. Мужчины…
- А что там со свадьбой Черномора? – спросила я кота. – Он вроде к царю собирался вчера не просто так…
- Все нормально, - тот дернул хвостом. – Свадебка на послезавтра назначена.
- Послезавтра?! – подскочила я. – Так рано?
- Дело молодое, - муркнул кошак, но, увидев мое удивленное лицо, поправился: – Ну, не очень молодое, но так чего тянуть-то? Воевода - мужик видный, да и Берислава собой не дурна… 
- Ясно, - я подошла к сундуку и открыла крышку. – Сваха опять все последней узнает.
- Не горюй, красна девица, - замурчал Тимофей. – Свое дело ты уже сделала - здесь оказалась. А дальше пусть все идет, как идет. 
- Ты сам говорил, что пока я всех богатырей не женю, домой меня не отправишь! – я достала из сундука синий сарафан. – А Светозар жениться не хочет! А я не могу сидеть и ждать, пока он для этого дела созреет… 
    Быстро натянула на себя одежду и сунула ноги в лапти. Вроде готова. Рубаху и вязаные носки я не снимала - так спать завалилась. А то вчера со всеми этими шишками сил еле хватило до кровати дойти.
- Созреет-созреет, - заверил меня котик. 
- Ладно, пойдем. Надо еще завтрак готовить.
    Мы спустились с лестницы и прошли в кухню. А там был полный хаос. Вроде я встала как обычно - в это время на первом этаже никого еще быть не должно. Но сейчас на кухне сидело пятеро богатырей, жевавших кривые бутерброды. 
- Это что такое? – возмущенно спросила я.
- Так мы это, - замялся Садко - богатырь с волосами цвета воронового крыла и невообразимо красивыми зелеными глазами. Ну, прям анимэшечка. – Невест искать идем.
- Вот пораньше и встали, - подал голос Огнезар.
- А то Черномор женится, а мы - нет. Хотя мы, между прочим, тоже хотим! – вторил брату Огнедар. 
    Так, и что мы имеем? Черномор уже почти пристроен – это плюс. Еще пятеро созрели для женитьбы – это тоже плюс. Помнится мне, Огнеслав уже почти пристроенный (правда со своей постоянно цапается). Надо будет разобраться. А то, что он в скором времени женится, я не сомневалась. Сваха я или не сваха, в конце-то концов? Итого: мы имеем – семерых богатырей, из которых двое почти женаты, а пятеро сегодня идут искать невест.
- Значит так, мальчики, - я грозно посмотрела на богатырей, - вы сначала воду в дом натаскайте - мне кашу варить надо. Я пока всех богатырей не накормлю, посуду не помою, никуда с вами не пойду. Так что, чем быстрее вы сделаете то, о чем я попросила, тем быстрее мы пойдем в деревню. 
    Мужчины подорвались и, схватив каждый по ведру (которые прятались за печкой), двинулись к речке. Молодцы, слаженно работают. Правда перед этим недовольно сопели… Ну так обязанности по дому никто не отменял.  
    Минут через сорок каша была уже готова, и недовольные богатыри, забыв про то, что недавно ели бутерброды, уплетали горячий завтрак вместе со всеми остальными. 
- Аленушка, - подал голос котик, - а возьми-ка с собой в деревню еще пяток богатырей.
- Зачем? – не поняла я.
- Может они тоже себе кого подыщут. Деревня большая…
- Хорошо, - кивнула. - И кого же мне взять… - я пробежалась взглядом по сидящим за столом мужчинам. 
- Ну, давайте я пойду,- подал голос богатырь лет тридцати с довольно густой светлой бородой и цепким взглядом. Кажется, его Божеслав зовут. 
- И я пойду, - хмыкнул Красислав. 
- А пускай еще и Синеок идет - он у местных девиц в почете.. после Светозара и Смеяна, - весело произнес Огнезар, за что получил суровый взгляд от Светика. 
- Так, - нахмурилась я. – И сколько нас тогда получается? 
- Ну, ты, - пошевелил усиками Тимка, - Огнезар и Огнедар, Садко, Ярослав, Смеян, Божеслав, Красислав… - кот задумался. - Так и быть, возьмем с собой еще и Синеока, да и Светозара заодно прихватим. 
- А мне там что делать? – настороженно спросил Светик.
- Невесту искать, - кот и ухом не повел. 
- Но я не хочу жениться! – богатырь стал злиться.
- А тебя никто и не спрашивает, хочешь ты или нет, - Тимка явно был доволен собой. – Если не женишься, то Аленка домой не попадет. Так что, тут хочешь или не хочешь, а надо!
    Богатырь заскрипел зубами и наградил рыжего красноречивым взглядом. 
- Кого еще возьмем? – снова спросила у кота.
- Ну, давай… 
- Купало, возьмите, - предложил Черномор, - пускай на девиц здешних хоть посмотрит, а то все служба да служба…
- Не нужны мне ваши девицы, - сказал молодой богатырь. Он хмуро посмотрел на меня и передернул плечами. 
    И чего так хмурится? Если присмотреться, довольно симпатичный молодой человек: волосы русые, глаза серые, нос прямой… Да и лицо без какого-либо намека на щетину делало его совсем молоденьким. В моем мире за ним бы первокурсницы увивались только так. Хотя, по данным из книги, самым молодым является Красислав. 
- Берем, - кивнул кошак. – Ну, и Лютобора тоже захватим. 
- Решено, - я в предвкушении потерла руки. 
- И что мы там всей толпой делать будем? – хмуро спросил Светик.
- Тебе же сказали, - Черномор попытался спрятать улыбку в густых усах, - невест искать.
- Но я… - начал было Светозар свою обычную тираду, но ему не дали договорить.
- Тебя никто не спрашивает, - снова повторил кот. 
- Доиграешься, кошак, - зарычал богатырь.
- Мяу? – притворился дурачком прохвост. 
    Светозар встал со скамьи и стал продвигаться к Тимофею. Так как я сидела рядом с кошаком, то постаралась прикрыть рыжего своей скромной персоной. Но меня в наглую отодвинули и схватили усатого за шкирку.
- МЯ-А-АУ! – истошно замяукал Тимка.
    Но на это никто не обратил внимания. 
- Что ты собираешься с ним сделать? – обеспокоенно спросила я.
- Пару раз в бочку с водой мокну, - произнес богатырь. И столько предвкушения в голосе было…
- Не надо! – завопил котик.
- Светозар, пусти кота! – я соскочила со скамьи и вцепилась в руку Тимкиного обидчика.
- Алена, не мешай, - грозно произнес Светик.
- Пусти кота, - повторила просьбу.
- Алена! – рыкнул на меня мужчина. 
- Светозар! – я попыталась повторить его грозные нотки. 
- Хватит! – Черномор стукнул кулаком по столу. – Светозар, отпусти Тимофея! А ты Аленка не лезь, когда мужчина говорит. 
    Я подавилась вздохом возмущения. Это что такое? У них тут что, полный патриархат? А вот возьму и перестану их кашкой кормить! Да! Вот пускай сегодня целый день голодные ходят. Черномора-то это вряд ли коснется - у него все-таки как-никак невеста есть – накормит. Да и у Огнеслава вроде как невестушка имеется, а вот остальные… будут у меня на жесткой диете сидеть! 
- Аленка, не серчай, - примирительно произнес воевода. – Просто негоже бабе в мужские дела лезть.
- Негоже свою злость на коте срывать, - насупилась я и попыталась вырвать Тимку у Светозара. 
Безуспешно. 
- Алена, - предостерегающе произнес Любозар, - Черномор дело говорит, не лезь.
- Спасай меня, Аленушка-а-а! – взвыл кошак.
- Светик, - решила я поменять тактику, - ну, отпусти котика, а?
    Даже по руке погладила и глазками так печально хлоп-хлоп. 
- А если и пущу, - прищурился богатырь, - что мне за это будет? 
- Я тебе блинчиков напеку, - стала соблазнять мужчину.
- Не пойдет, - хмыкнул Светик. – Другое предлагай.
- Ну, хочешь… - и что мне ему предложить?
- Да поцелуй ты его и все, - хохотнул Огнезар. 
- Чего? – не поняла я.
- А и правда, - в серых глазах появились смешинки, - поцелуй и отпущу. 
- Это шантаж! – я стукнула богатыря по руке кулачком. 
- Да целуй уже, - кот подергал лапками в воздухе.
- Давай-давай, - Светозар придвинулся чуть ближе. – Али я настолько тебе неприятен? 
- Сначала кота отпусти, - прищурилась я. 
    Светик разжал руку и рыжик плюхнулся на пол. 
- И пускай остальные отвернутся, я на публику целоваться не буду, - мне кажется, я даже слегка покраснела. 
    Богатыри нехотя отвернули головы, но украдкой в нашу сторону все-таки поглядывали. Как дети малые.
- Алена-а-а, - протянул Светозар, - я кота отпустил, теперь твоя очередь слово свое держать. 
- Они подглядывают, - попыталась пойти на попятный. 
- Пускай подглядывают, - пожал плечами богатырь. 
- А-а-а-а… я стесняюсь! – привела еще один аргумент, чтобы избежать поцелуя. Ведь не любит же меня, зачем тогда это вообще нужно? 
    Пока я стояла и пыталась придумать что-нибудь еще, богатырь притянул меня к себе и поцеловал. Нежно, осторожно, боясь спугнуть. Не успела я опомниться, как стала отвечать на поцелуй и обвила его шею руками (правда, для этого надо было встать на цыпочки). Ласка становилась более требовательной, и у меня закружилась голова. 
- Кхем, - раздалось снизу. 
    Я резко пришла в себя и отстранилась от богатыря. Надо же было так глупо потерять самообладание! Светик недовольно посмотрел на кота и сжал кулаки. 
- В деревню пора идти, - Тимофей нервно зашевелил хвостом. 
- Ну, так пошли! – сказала и быстро выскочила во двор. 
    Щеки горели огнем, а сердце заходилось в таком бешеном танце, что становилось трудно дышать. Что со мной происходит? Даже со стола не убрала, посуду не помыла… 
    Богатыри вышли вслед за мной. Оглядев собравшуюся толпу, удовлетворенно хмыкнула. Все в сборе: даже хмурый Лютобор к нам присоединился. А я-то думала не пойдет…
- Ну, ведите, - сказала богатырям. Я-то, в отличие от них, дороги в деревню не знаю. 
- Эх ты, сваха, - хмыкнул кот и направился в правую сторону от терема. Там за поворотом небольшая тропинка была. – Запоминай дорогу, еще пригодится.
- Чего это? – насторожилась.
- Так, если какой богатырь дома вовремя не появился, будешь знать, где искать. 
    Очень познавательный разговор. То есть, если, к примеру, Смеян к ужину не заявится, то, значит, в деревне медовушку хлещет или с какой девицей на сеновале лежит? 
- Ты это, - вклинился в наш разговор Лютобор, - Аленку не пугай. 
- А что такого? – кот дернул левым ухом. – Али не правду говорю? 
    Вот ведь, рыжий прохвост! 
- Где-то ты может и прав, - богатырь почесал подбородок с небольшой светлой бородой. 
    Что-то я смотрю, у них тут вообще мало богатырей, которые предпочитают бриться. Ходят все лохматые.
- Подобными выходками у нас только Светозар да Смеян прославились. Так что ты всех под одну гребенку-то не…
- Будет тебе, Лютобор, - на плечо богатыря упала тяжелая рука Светика. – Или не ты месяц назад у Радимилы ночь коротал?
    А глаза-то как потемнели, видимо разозлился Светик. 
- Ну, так я, - хохотнул Лютобор, - без последствий коротал. А после твоего последнего загула староста без терема остался. 
- Да потому, что Мифодий стал мне свою дочь сватать, - угрожающе произнес его собеседник. – И та заладила: женись да женись… 
- И чем тебе Марья не невеста? – спросил Тимофей.
- Кот, - зарычал богатырь, - доиграешься - в речке плавать научу!
    Тимка зашипел и прижался к моим ногам.
- Тим! – возмутилась я. – Отлепись, идти неудобно. 
    Рыжий блеснул на меня зелеными глазами и недовольно фыркнул. 
- Все равно в деревню идем, - не унимался котик, - там Марью и увидишь. Староста, может, и серчает за терем разрушенный, да только жених ты дюже хороший…
- Ко-о-от, - в очередной раз рыкнул Светозар.
    Что-то при последних словах Тимки мне неспокойно стало. Может быть и у Светика невеста на примете есть? От этой мысли мне как-то не по себе стало. Неужели я ревную? 
    Лес стал постепенно редеть, а дорога - расширяться. Вскоре мы вышли к окраине большой деревни. И если у них такие деревни, то какие тогда поселки? Все домики стояли ровными рядами, повсюду были аккуратные дорожки, росли яблони… Окна домов красиво украшены резными рамами, заборы - как будто их только вчера поставили… Я, наверное, так бы и стояла, хлопая глазами от восторга, если бы кот не стал теребить подол сарафана. 
- Чего застыла? – буркнул котик. – Пошли, невест  богатырям искать.
- Пойдем, Аленка, - подал голос Ярослав - темноволосый богатырь лет тридцати пяти и, что удивительно, без бороды, - а то всех невест расхватают.  
    Он взял на руки нашего ученого и пошел по широкой тропинке к ровно стоящим домам. 
- А куда сначала идти-то? – спросила у идущих ровным строем мужчин.
- Сначала к старосте на поклон, - стал пояснять Огнедар. – А потом мы уж сами как-нибудь. Ты же у нас до сих пор со старостой Мифодием не знакома. 
    Что-то мне не особо и хочется с ним знакомиться. Я ухватилась за руку Красислава, и мы двинулись вслед за остальными. Огнедар крутился возле нас и рассказывал смешные случаи - все они имели прямое или косвенное отношение к Светозару и Смеяну. Только вот, если Смеян прославился своими стишками, то слава Светика была немного другого рода… Тот, видите ли, самый главный любитель девиц портить. И что самое удивительное, те не против, а очень даже «за». Мне стало неприятно: я ведь думала, что остальные богатыри на Светика специально наговаривают. Получается, правду они говорили, а я не верила… 
- Чего поникла? – спросил художник.
    Ответить не успела. К нашей компании присоединился местный поэт и, схватив меня за руку, начал воодушевленно читать свое творение: 
- Не плачь, красавица, пойми,
Не для тебя все это было,
И не тебе он нес цветы,
И правду матушка твердила.
Как часто вы ведомы сердцем!
В объятья первого бежите.
В пожаре этом безответно,
Тела безропотно, горите! 
У любви моей грустней, финала нету…
Я был отвергнут, как всегда…
Но в новый день, я буду верить.
Она посмотрит на меня!
- Смеян, ты как всегда пытаешься произвести на девушку впечатление своими стишками? – поддел нашего поэта Огнедар. 
- Раньше это работало безотказно, - буркнул Смеян. В почти белых волосах мужчины сейчас отражались солнечные лучики, что делало его волосы слегка рыжими. Да и веснушки на носу выглядели забавно. 
    Он отпустил мою руку и хмуро посмотрел на одного из близнецов. 
- Я, знаешь ли, к поэтам не очень, - решила сразу осадить богатыря.
- То есть, у меня нет шансов? – опечалился рифмоплет.
- Прости, - сказала я и отвернулась. 
    Вот ведь… Не хватало еще, чтобы за мной богатыри стали ухлестывать. Если только… один из них… Так, стоп! Никаких «только»! 
- Пришли, - ворвался в мои мысли голос Огнедара. 
    Я моргнула и огляделась по сторонам. 
    Мы стояли возле трехэтажного дома, с одной стороны которого в землю были вколочены специальные подпорки, скорее всего, предназначенные для дополнительного укрепления стены. На крыше обнаружились двое мужчин (наверное, мастера). Неужели все это Светозар натворил? Из терема вышел толстый мужичок и направился в нашу сторону. Он теребил куцую бородку и недовольно щурил маленькие глазки. Надеюсь, Марья не в него пошла. 
- Светозар, - он остановился возле Светика, - какими судьбами?
- Мифодий! – подал голос Тимка, не слезая с рук Ярослава. – Мы пришли, чтобы представить тебе нашу сваху!
- Кого?! – выпучил маленькие глазки староста.
- Аленка! – скомандовал рыжий. – Иди сюда!
    Я выпустила руку Огнедара и прошла вперед. 
- Алена, - я коротко кивнула и встала рядом с Ярославом. 
- А зачем вам сваха? – спросил у Тимки Мифодий. 
- Затем, - блеснул зелеными глазами рыжик, - богатырей женить уже давно пора, а они все ни в какую…
- Так это замечательно! – хлопнул в ладоши мужчина. – Марья! – заверещал Мифодий. – Марья, выходи! К тебе Светозар свататься пришел!
    Чего-о-о?! Я подавилась возмущенным возгласом и во все глаза уставилась на толстяка. Я? Сватать Светозара?! Да ни за что! Себе оставлю! Ой… Что я говорю… 
- Марья! – стал терять терпение мужик. – Выходи!
    Из терема вышла статная блондинка с тяжелой косой через плечо и блеснула фиалковыми глазами. Ну, все. У меня просыпается комплекс неполноценности. По сравнению с этой красоткой, я серая мышь.  
- Да батюшка? - а голос-то какой мелодичный. Фи. 
- Матушке скажи, что к тебе богатырь свататься пришел, пущай стол накрывает! – противно пробасил толстяк. 
- Уже бегу! – тут же просияла Марья и бросила взгляд в сторону Светика.
    Я посмотрела на богатыря и нервно хмыкнула. Он был зол. Нет, не так. Он был в бешенстве. 
    Я стала осторожно продвигаться в его сторону. В таком состоянии богатырь и терем разнести может. 
- Светик, - я взяла его под руку и стала осторожно поглаживать другой рукой мужчину по плечу, - успокойся.
- Аленка, - рыкнул Светозар, - не лезь!
    Вот значит как? Я его тут утешаю, а он на меня рычит! Ну все, богатырь, будешь сидеть на жесткой диете: вода и хлеб называется. Диета «тюремная». Я отошла от богатыря и посмотрела в сторону старосты. Мифодий как-то резко побледнел и стал пятиться к терему. 
- Мифодий! – из дома выплыла тучная женщина в красном сарафане, которое слишком сильно обтягивало ее не худенькую фигурку. – Что за весть радостная! Что за счастье… - она зацепилась взглядом за Светозара, и ее лицо пошло красными пятнами. 
- Матушка! – из терема выскочила Марья. – Я на стол накрыла, пора гостей в дом… звать… - и эта застыла, смотря на светловолосого богатыря с недельной щетиной. 
- Милые, - еле выдавил из себя староста, - давайте-ка в дом пройдем, а богатыри тут уж без нас…
- Стоять, - спокойно произнес Светик. – Я тебе уже говорил Мифодий, что на Марье твоей жениться не буду?
- Говорил, - заблеял мужичок.
- Тогда скажи мне, - он стал разминать кулаки, - о чем мы с тобой договаривались?
- Я не пытаюсь тебя женить на Марье, а ты обещал больше не трогать мой дом, -  последовал ответ.
- И что же получается, староста? – богатырь размял шею до хруста. – Я свое слово сдержал, а ты свое - нет?
- Не губи! – староста плюхнулся коленями на землю.
- Светозар, - пискнул котик, - не ломай терем! Терем ни в чем не виноват!
- Что же мне, кошак, Мифодию все косточки пересчитать? – Светик грозно посмотрел на Тимку. 
    Тот прижал ушки к макушке и поник. Он же сейчас реально терем разнесет! Вон, какой вид воинственный… 
- Ярослав, - сказала и дернула парня за рукав рубахи, - что делать-то теперь?
- Ждать, - он лишь плечами пожал.
- Чего ждать? – не поняла я.
- Ждать, пока Светозар с теремом не закончит.
- Светик! – я снова подошла к богатырю и вцепилась в его руку мертвой хваткой. – Не тронь терем! Пошли лучше по деревне погуляем. А остальные пускай невест идут себе искать.
    Светозар перевел взгляд со старосты на меня и задумался. Постепенно с его лица спало напряжение, и он махнул на старосту рукой. Обошлось. 
- Так, - я перевела взгляд на остальных, - встречаемся через три часа дома. Все понятно? Будете рассказывать, как невест искали. 
- Делов-то, - хмыкнул Огнезар, - раз плюнуть и растереть. 
- Вот мы и посмотрим, - грозно посмотрела на мужчин, - как плюнуть, и как растереть. 
- А я с вами пойду, - подал голос рыжий, - мне невесту искать без надобности. 
- Ну да, - хохотнул Смеян, - у тебя ведь крыса есть. 
- Ш-ш-ш-ш-ш! – зашипел кошак. 
- Пойдем, Аленка, - Светик взял меня за руку и стал уводить от терема старосты. – Тут пруд неподалеку есть…
- С русалками, - подал голос Тимка.
- Да ну? – удивилась я. 
    Неужели, я сейчас увижу живых русалок? Да я о таком даже и мечтать не могла! 
    Мы завернули к лесу и направились по неприметной тропинке в неизвестном только мне одной направлении. Прошли по небольшой полянке с полевыми цветами. Признаться, таких огромных ромашек я никогда еще не видела. Светик сорвал один цветок и аккуратно прикрепил его к моим волосам. Движения были осторожными и невесомыми. Сразу так приятно стало - за мной еще подобным образом никто не ухаживал. Я благодарно улыбнулась, и мы двинулись дальше. Кот недовольно фыркнул, но комментировать действия богатыря не стал. Видимо, опасался попасть под горячую руку. 
    Вошли в лес, и слух тут же уловил тихое журчание воды. Вскоре мы вышли к небольшому кристально чистому пруду. По неровному кругу берега рос невысокий камыш, и буквально повсюду были натыканы большие камни. Не успела я задуматься на тему того, зачем они здесь лежат, как из воды вынырнула русалка и залезла на один из них. Не сказала бы, что она была неземной красоты - все-таки как-никак вместо ног у нее имелся довольно приличных размеров рыбий хвост. Но на хвосте была такая чешуя… Она переливалась всеми цветами радуги, и рука так и тянулась к ней прикоснуться… Русалка перекинула за спину голубоватого цвета светлые волосы и посмотрела на меня огромными зелеными глазами. 
- Светозарушка, - прожурчала она, - кого ты к нам привел на этот раз?
    На этот раз? Я перевела взгляд на богатыря и наморщила нос. Ох, и бабник же ты Светик.
- Ресалла, - в голосе мужчины появились предостерегающие нотки, - я не так часто сюда кого-либо привожу.
- Хорошо, богатырь, - русалка хлопнула хвостом по воде, - не хочешь говорить, не надо. 
- Да не серчай, Светозар, - муркнул Тимка. – Русалки никогда не врут. Если Ресалла что сказала, так значит то и правда. Мяу!!!
    Богатырь схватил кота за хвост и приподнял его немаленькое тельце над землей.
- Говорил я тебе, усатый, - грозно произнес Светик, - что плавать научу! 
- МЯУ!!!! – дурным голосом заголосил рыжий и попытался царапнуть мучителю руку. 
- Светозар! – возмутилась я. – Отпусти кота! Чего ты опять начинаешь! 
- Я начинаю?! – взревел богатырь и потряс рукой, в которой был зажат хвост Тимофея. 
- Пусти, ирод! – взвыл Тим, болтаясь подобно тряпичной кукле. 
- Ох, и запала тебе девица в душу, - прожурчал голос русалки. 
    Я уставилась на Ресаллу и захлопала глазами. Это она сейчас про какую еще девицу говорит? И кто на кого запал? 
    Раздался глухой «хлюп», и на камне восседают уже две русалки. У новой свидетельницы нашей склоки хвост был белоснежный, а волосы огненно-рыжего цвета. Довольно необычное сочетание.
- И правда, богатырь, - пропела вторая русалка, - сердечко-то в бешеном танце заходится, и мысли путаются, когда на нее смотришь. 
    На лице мужчины заходили желваки, а глаза метали молнии. Он выпустил хвост кота и направился в воду. Тимка же шлепнувшись в траву, жалобно мяукнул. 
- Светик! – пискнула я, перескакивая через лежащего под ногами рыжего кота и пытаясь ухватить разозленного богатыря за руку.
- Доигрались, хвостатые, - зарычал тот и вошел в воду. 
- Не глупи, богатырь Красноградский, - сказала белохвостая русалка. – Быстрее узнает, быстрее счастлив будешь…
    Светозар на мгновение замер, и этого короткого замешательства хватило, чтобы русалки в последний раз хлопнули хвостами по воде и скрылись в ее глубине. Светик грозно зарычал и ударил кулаком по ровной глади. Пара капель попали мне в лицо, и я недовольно засопела. Посмотрела на свою одежду и засопела еще больше. Ну вот, теперь мой сарафан в мелкую крапинку. Тимка зашипел и замотал головой. Ему тоже досталось от попавшей на него воды. 
    Богатырь вышел на берег и стал буравить рыжего взглядом.
- А кот ни в чем не виноват, - сказала я ему, заслоняя собой котика.
- Пойдем, - мужчина махнул рукой и направился в обратную сторону. 
    И это все? А я хотела с русалками поговорить…
- Светик! – крикнула вслед удаляющейся фигуре. – Подожди минутку.
    Богатырь остановился и недовольно посмотрел на меня.
- Тим, - шепнула я. – Отведи его немного в сторону, я хочу с русалками поговорить.
    Кот кивнул и направился за Светиком. 
    Я подошла к краю берега и села на корточки. Затем, опустила руку в воду, ожидая отклика. Вода была теплая, и я довольно муркнула. Правду говорят, что она успокаивает. Прикрыв глаза, стала ловить секунды умиротворения. 
    Раздался уже знакомый «хлюп», и из воды вынырнула Ресалла. Села на все тот же камень и выжидательно посмотрела на меня.
- Спрашивай, - она нервно дернула хвостом. – Да побыстрее, а то, если Светозар увидит…
- Надолго я здесь застряла? – задала самый волнующий меня вопрос.
- Нет, - она мотнула головой. – Немного у тебя здесь времени.
- Сколько?
- Не тот вопрос ты мне задаешь, - она в который раз хлопнула хвостом по воде. – Когда время придет в свой мир вернуться, выбирать тебе придется. Иль за сердцем пойдешь и счастье обретешь, иль разума послушаешь и несчастной станешь. 
    Очень… оптимистично.
- Ничего не понимаю…
- Не время еще, - она резко соскочила с камня и скрылась под водой.
    Вот и поговорили… 
    А в голове крутится тысяча и один вопрос. Кто запал Светику в душу? Я? Да быть того не может. Во-первых, мы из разных миров. Во-вторых, я как-то внешне не дотягиваю до той же самой Марьи. В-третьих, мы вроде как друзья… И дружбу портить не хочется… Так что лучше даже и не думать о каких-либо возможных отношениях со Светозаром. Себе-то я признаться могу, что он мне нравится. Но то себе… И поделиться переживаниями не с кем. А разрушать наши дружеские отношения ради какой-то там призрачной надежды на взаимность… глупо. 
    Я выпрямилась и, оправив сарафан, пошла по тропинке искать кота с богатырем. Далеко они уйти не могли.
    И действительно, эти двое обнаружились на небольшой полянке. Светозар сидел на траве, выпрямив одну ногу, а вторую подтянул к себе и положил на согнутое колено руку. Кот-ученый ходил возле него кругами и что-то пытался донести до хмурого богатыря. Только сейчас я обратила внимание, что сапоги на Светике промокли и штаны по колено влажные.
- Светозар, - обеспокоенно проговорила я, - ты же так простудиться можешь! 
- Не суетись, Алена, - он убрал руку с колена, сорвал какую-то травинку, что росла поблизости, сунул ее в рот и стал жевать, - на солнце высохнет. 
- Свет… - начала было я.
- Алена! – раздраженно произнес мужчина. – Хватит со мной возиться!
    Он встал с земли и отряхнул штаны. Раздраженно посмотрел на меня, выплюнул травинку и, выйдя на тропинку, направился в сторону деревни.
- Чего он такой нервный стал? – спросила я кота.
    Тот дернул левым ухом, пошевелил густыми усами, поковырял лапой землю… В общем, делал все что угодно, только не отвечал на мой вопрос. 
- Тимофей! – прикрикнула разозленная я.
- Ась? – стал играть в дурачка котик.
- Почему Светозар такой нервный стал? – снова задала вопрос.
- А ты будь умной девочкой, - хмыкнул кошак, - и сама догадайся. - Он пошел вслед за богатырем, и мне ничего не оставалось, как последовать их примеру. 
    До чего я должна догадаться? Неужели я чем-то обидела богатыря? Но чем?! Кто бы мне еще сказал, за что надо прощения просить…
    Выйдя к деревне, мы повернули в сторону дома. Светозар все равно отказывается невесту искать, а остальных я потом опрошу, нашли они себе невест или нет. А вот что делать, если нет?.. Тогда придется читать им лекцию на тему: «Как богатырям надо невест искать».
    До терема шли молча. Светик недовольно сопел и косо на меня поглядывал, Тимофей же просто тихо ухмылялся. Вскоре идти на своих четырех ему надоело, и он повис на богатыре. Чувствую, знает он что-то, только говорить не хочет. А я изведусь вся от неизвестности! Неприятно чувствовать себя в чем-то виноватой, если даже не знаешь, в чем твоя вина…
    Войдя в терем, сразу прошла на кухню, где уже вовсю трудилась Берислава. Встретив меня широкой улыбкой, она сунула мне в руки кастрюлю с крупой и попросила ее промыть. Вымыв руки, я тут же приступила к своим обязанностям. Когда на душе неспокойно, работа как-то отвлекает. Самое главное не заработаться до нервного срыва. 
- Вся жизнь моя отравлена тобою, - вдруг начал строить из себя поэта кот. – 
Оставь меня, 
Прошу лишь об одном: «уйди»! 
И не давай хоть маленькой надежде,
Рисовать с тобою яркие мечты.
Любимая! Дай руку мне,
Не отнимай ладоней,
Когда коснусь тебя я,
В сладостном бреду.
Ты губишь душу мне,
Лишая силы воли.
Ты сердце жжешь,
Придя ко мне во сне. 
- Ну, Смеян дает, - удивленно протянула я. – Ты все его стихи наизусть знаешь?
- Я же кот, - Тимка выпятил вперед грудь. - И не просто кот, а ученый! 
- А с чего такие тоскливые стихи? – стала я расспрашивать рыжика.
- Да так, - тот дернул усиками, - нашло что-то… 
- Алена, - позвала меня невеста Черномора, - бери чугунок с кашей и неси в столовую, скоро богатыри прийти должны.
    Я послушно взяла чугунок и направилась куда велели. А крупу так и не промыла… Поставив кашу на стол, вернулась обратно на кухню и стала усиленно помогать Бериславе с готовкой. Разговоры с котом - это, конечно, хорошо, но готовить тоже надо. Как только я поставила на стол последнюю тарелку с вареным мясом, в дом, дружной толпой, влетели богатыри. 
    Светик же, еще когда мы пришли, отправился в конюшню, так что его на ужин придется звать. 
- Кот, - я погладила сидящего на скамье в столовой Тимку, - позови Светозара, ужинать пора. 
- Нет, Аленка, - тот мотнул пушистой головой, - я устал. Сама зови. 
    Я недовольно засопела. Устал он... От чего интересно, если половину дороги висел на плече у богатыря? Выйдя во внутренний двор, направилась в конюшню. Светозара там не оказалось, поэтому я решила заглянуть на сеновал. А где ему еще быть? Есть, конечно, вариант что он в бане… только туда я свой нос совать не буду. Мало ли что…  Но, видимо, удача была на моей стороне, и Светозар обнаружился именно там, то есть на сеновале. Он ворошил сено огромными вилами.
- Светик! – позвала богатыря, и тот резко повернулся в мою сторону. – Иди ужинать.
- Потом, - неопределенно сказал мужчина.
- Светозар! – я топнула ногой. – В столовую, быстро!
    Он со всей силы бросил вилы на деревянный пол и сжал кулаки.
- Алена, - предупреждающе произнес он, - иди-ка ты отсюда.
- Нет! – я воинственно посмотрела на упрямца.
    Богатырь, заскрипев зубами, направился ко мне. Видно было, что ему в тягость мое общество. Вот и пытался прогнать. 
    Я сделала несколько шагов назад и оказалась стоящей во дворе. Светозар тоже вышел и навис своей грозной фигурой надо мной. 
- Алена, - устало произнес мужчина, - не тревожь мне душу, иди.
    Я протянула руку и коснулась его небритой щеки. Почему-то захотелось успокоить друга. Дотронуться до кожи. Почувствовать тепло.
- Светик, - мурлыкнула я, - ну пойдем ужинать, а? Там все богатыри пришли, только тебя и ждут. 
    Он перехватил мою руку и поцеловал пальчики. Я невольно поежилась от такого проявления симпатии и выдернула свою ладонь из его. 
- Хорошо, - тихо произнес мужчина и направился в сторону дома. 
    А я осталась стоять во дворе и пыталась собрать по полочкам все свои вмиг разлетевшиеся мысли. Это что сейчас было? Проявление симпатии или очередной трюк местного ловеласа? Если второе, то тогда он зря старается. Я для себя уже решила, что лучше оставаться друзьями и не портить отношения. Он мне дорог… даже очень дорог. Стоило попасть в другой мир только для того, чтобы найти настолько близкого мне человека. Ему хотелось довериться, рассказать про все свои переживания и быть полностью уверенной в том, что он про них никому не расскажет… Но если у него в планах затащить меня на сеновал, а потом помахать ручкой, то это он зря придумал. 
    Успокоившись, я направилась обратно в терем. Вошла в столовую и стала искать свободное место. Мужчины о чем-то оживленно беседовали, и, казалось, даже не заметили моего отсутствия. Вот ведь… Мужчины! 
    Свободное место обнаружилось рядом со Светозаром.
    Я села за стол и потянулась к чугунку с кашей. Положила себе немного слегка сероватой разваренной крупы и стала жевать без видимого аппетита. 
- Может, медовушки? – мурлыкнул сидящий неподалеку кот.
- Обойдусь, - буркнула и уткнулась в тарелку.
- Как знаешь, - тот слегка дернул хвостом. 
    Настроение было не очень, еда ужасной, а душа в смятении. И чтобы не зацикливаться на своих внутренних переживаниях решила, что пора кое-что разузнать. И отвлекусь, и своими обязанностями займусь.
- А расскажи-ка мне, - я прошлась суровым взглядом по богатырям, которые за невестами ходили, - Красислав, нашел ли ты себе невесту?
    Мужчина выронил из рук ложку, полную каши, и та шмякнулась на белоснежную скатерть.
- Ну, я это… - тут же смутился богатырь, - пытался…
- И? – заинтересовалась я.
- От него девица в слезах убежала, - хохотнул Синеок. 
- Ничего и не в слезах! – стал заводиться молодой человек. 
- А что же у нее тогда лицо пятнами пошло, и глаза заблестели? – прищурился синеглазый мужчина. 
- А кто ж знал, что у нее аллергия на мои краски?! – Красислав приподнялся со скамьи и уперся широкими ладонями о стол. 
- Так, - я грозно рыкнула и отправила ложку с кашей в рот, - Красислав, расскажи спокойно, что случилось?
- Я портрет ее нарисовать хотел, - он опустился обратно на скамью, - но немного краски ей на лицо попало, а она как давай чихать, кашлять… В общем, вся в слезах убежала…
- Ясно, - нахмурилась сваха, то есть, я. – А у тебя как поиск прошел, Божеслав? 
    Тот прошелся по мне цепким взглядом и хмуро почесал густую светлую бороду. 
- Никак, - нехотя ответил богатырь.
- А если поподробнее? – стала допытываться я.
- Девушка мне одна понравилась, Еленой зовут… - печально произнес еще один неудачливый жених. – А я в любовных делах не мастер, это Светозар у нас…
- Божеслав! – рыкнул Светик и одарил говорившего суровым взглядом серых глаз. 
- Короче, - мужчина махнул рукой. - Я и слова складно сказать не смог. Она послушала… И в терем ушла.
    М-да… Что-то у них в амурных делах не лады. 
- Ну, а как у тебя дела, Лютобор? – с надеждой в голосе произнесла я. Правда ничего хорошего уже не ожидала. 
    И верно.
- А на меня девица приглянувшаяся даже не взглянула… - печально произнес светловолосый богатырь. 
- В смысле? – кажется, мои брови поползли вверх.
    Лютобор уткнулся в свою тарелку и отказался говорить.
- Он стал ее на речку звать, - принялся объяснять за Лютобора Зар.
- И чего в этом такого? – настороженно спросила.
- Так он ее голышом купаться звал, - хохотнул Огнезар. 
    Теперь уже моя ложка выпала из рук, не успев достигнуть цели – раскрытого рта. Она шмякнулась в тарелку, и часть каши оказалась на моем лице. Повезло, что ее уже не так много было. Светик передал мне полотенце, и я стала методично размазывать серую жижу по лицу. Ну, богатыри. Ну, блин, мужчины! 
- Так, - я грозно посмотрела на холостяков, - я так понимаю, что у всех остальных примерно такие же истории?
    Богатыри неуверенно закивали. Все ясно. Кажется, русалка все-таки ошиблась. Я здесь надолго. Такими темпами и за год не справлюсь. А у меня сессия на носу! Не хватало еще, чтобы из МГУ выперли из-за этих «ловеласов». 
- Смеян, - обратилась я к местному поэту, - у тебя-то хоть есть для меня радостная весть? 
- Нет, - тот пожал плечами и отправил в рот пол-огурца. 
- Но как так? – я схватилась за голову.
- Не горюй, Аленка, - Тимка попытался меня утешить, - что с них возьмешь? Они кроме ратного дела и не знают ничего…
    Половина богатырей дружно заскрипели зубами. 
- Ладно, - я постаралась взять себя в руки, - завтра буду проводить с вами воспитательную беседу.
- Зачем это? – насторожился Огнедар.
- А чтобы знали, как с девушкой себя вести надо, чтобы она с вами не только на сеновал пошла, но и рядом по жизни следовала! – во, как закрутила. 
    Поужинав, богатыри разошлись по комнатам. Светик предлагал свою помощь, но мы с Бериславой решили отказаться. Пускай идет, отдыхает. Когда уже домывали посуду, моя новая подруга решила немного пооткровенничать и поведала мне, нерадивой свахе, что завтра рано утром они с Черномором уезжают в град свадебку играть. На мой вопрос, почему только они вдвоем туда едут, без остальных богатырей, Берислава потупила взгляд и постаралась уйти от ответа. Понятно, не хотят со всей толпой отмечать сие радостное событие в их жизни. 
    Поднявшись на второй этаж, осторожно открыла дверь своей комнаты и наткнулась взглядом на лежащие на подушке ромашки. Тут же вспомнился момент, когда Светозар прикреплял к моим волосам довольно крупный цветок (и где я умудрилась его посеять?). Взяла букетик и поставила его в небольшой кувшин с водой - все равно редко здесь умываюсь. 
- А кто цветы принес? – спросила у дремавшего на сундуке котика.
- Так, Огнезар вроде, - муркнул Тимка и приоткрыл один глаз.
    Как Огнезар? Печально вздохнула и плюхнулась на кровать. А я уж было подумала - это Светик симпатию проявляет. Хотя, зачем она мне нужна, симпатия эта? Мы ведь только друзья… 
    Сняв лапти, легла на кровать и закрыла глаза. 
    И хоть печальные думы и пытались завладеть моим усталым мозгом, я постаралась прогнать из головы все ненужные мысли. Пожалеть себя любимую я и потом успею.



Ксения Лестова Лидия Чайка

Отредактировано: 22.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться