Тридцать девять ударов в минуту

Тридцать девять ударов в минуту

Никогда не любила лето. Для меня это всегда было самое ужасное время года, так завелось с самого детства. Летом, когда мне в июне исполнилось шесть лет, умерла моя младшая сестра, у неё всегда было слабое здоровье, но тогда, с наступлением жары её состояние значительно ухудшилось. В то время, как все дети играли во дворе в прятки, догонялки, смеялись и веселились, я проклинала лето, сидя у кроватки моей умирающей сестры, которая в бреду никак не могла меня вспомнить. Врачи говорили, что ещё не всё потеряно, но это было бессмысленно, были бессмысленны все вложенные деньги родителей, после чего мы остались ни с чем. Врачи знали, знали, что её уже не спасти, но как удобно извлечь выгоду из подобной ситуации, и они не упустили этот шанс, спустя неделю, Ноя умерла в жутких мучениях и боли, те самые доктора даже не смогли обеспечить ей безболезненную смерть... Так лето забрало самого солнечного и доброго человека в моей жизни.


Всегда надеялась, что забуду всё это, и мои негативные мысли больше не будут связаны с этим жарким времем года, но как только слышала лишь одно слово "лето", меня тут же начинало дико трясти, как при лихорадке, и мгновенно поднималась температура. 

Каждый раз стараюсь обходить солнце, прячась в тени узких улиц и парков, сижу дома днями на пролёт, лишь бы не появляться на свежем воздухе, пропитанном ароматом скошенной травы и выхлопных газов. Море я тоже не люблю, от одного вида воды у меня начинает сильно кружиться голова, а сердце уходит в пятки. Стоит мне прикоснуться к морской воде, как сразу появляется ощущение, будто меня выворачивают наизнанку, обжигая обнажённую кожу раскалёнными углями. Да, я боюсь воды, боюсь этого холодного, мрачного, угнетающего и депрессивного вещества, которое так и тянет ко дну, в надежде задушить тебя своими огромными лапами...

А семь лет назад лето забрало и моих родителей, они погибли в авиакатастрофе, самолёт потерял управление и разбился о землю, забрав жизни нескольких сотен невинных людей. С тех пор я боюсь и самолётов...

Каждое лето готовит мне новый подарок, новую беду... Со времени смерти родителей прошло уже столько лет, и я уже надеялась, что моей жёлтой полосе трагедий наконец-то пришёл конец, но этот год превзошёл все мои ожидания...

Я помню безразличное лицо доктора, помню, как он протянул мне результаты анализов, где красной ручкой стояла галочка напротив надписи "Брадикардия", помню, как рассказывал мне о методах лечения, сказал, что придётся делать операцию по имплантации электрокардиостимулятора, помню, как безучастно успокаивал, говоря, что умирает чуть ли не один на миллион из больных, но я его уже почти не слушала. В голове перемешались все мысли, белёсая полоса заволокла глаза, и всё подсознание погрузилось в какое-то депрессивно-замедленное состояние, я слышала как пульс отдаётся в ушах, замедленный, ниже нормы, ниже границы допустимого. Мне показалось, что всё вокруг начало двигаться медленнее, неспеша, даже мысли стали размереннее и спокойнее.

Врач объяснил, что за все мои двадцать семь лет жизни пульс постепенно снижался, но не остановился, как предполагали раньше. Он сказал, что это всё излечимо, и процент смертности очень низок, главное, принимать нужные лекарства, не делать очень сильных нагрузок на сердце, оно может не выдержать столько резкой перемены и, замедлившись, просто остановиться. Выдав мне документ на отстранение от работы до выполнения операции, которую мне должны сделать через две недели, также напомнил, что нервничать в моём положении запрещено, и отпустил домой, вызвав себе в кабинет следующего пациента.

Забавно... У меня просто не хватит денег на эту операцию...

Дома сменялись один за другим, мимо проходили люди, весело болтали друг с другом, смеялись и улыбались, солнце уже во всю припекало, а вблизи не видно ни одного магазина, куда можно было бы спрятаться от жары и изнуряющего зноя. Хочется воды... В голове не осталось ни одной здравой мысли, все они спутались между собой, уступая место жажде, голова начинает кружиться, а контуры людей расплываться, превращаясь в размытые силуэты. Яркие, ослепляющие лучи солнца режут глаза, от жары и духоты ноет всё тело, раскалённый воздух обжигает лёгкие, категорически не хватает кислорода, в глазах темнеет, теряю равновесие и падаю, соприкасаясь с горячим, как раскалённый песок, асфальтом...

***

Как же болит голова..! Открыть глаза не хватает сил, я абсолютно выдохлась. Чувствую лёгкую прохладу, ветерок, где-то рядом слышится шум воды... Слабый, сладковатый запах зелени, слышится отдалённый смех детей...

- Я умерла? - шёпотом спрашиваю у самой себя, всё ещё борясь с желанием открыть глаза.

- Нет, но очень старалась, - отвечает голос совсем рядом со мной, от чего испуганно вздрагиваю и широко распахиваю шоколадного цвета глаза.

Вижу над собой лицо парня, неравномерные чёрные пряди волос спадают на его лицо, придавая ему какое-то по-детски милое выражение. Тонкие черты, прямой нос с небольшой горбинкой и травянистые глаза, которые можно почти не заметить на фоне листвы. Солнечные блики забавно играют на его лице, вызывая у меня лёгкую улыбку, как давно я не улыбалась..?

Вдруг, осознав, что лежу головой у него на коленях, слегка краснею и пытаюсь подняться, но боль в голове вновь даёт о себе знать, и я обречённо опускаюсь на, так называемую, подушку. Тепло и уютно... Как дома...

- Где я и как сюда попала? - спрашиваю я у незнакомца, с интересом продолжая рассматривать его лицо, которое из-за обилия листвы деревьев вокруг кажется слегка зеленоватым.

- У вас был солнечный удар, а я был недалеко, вот и принёс в ближайшее более-менее прохладное место...

Его голос звучал очень ласково, тихо, спокойно и мягко, вызывая во мне смешанные чувства. Принёс? Я смущённо посмотрела в изумрудные глаза собеседника. На руках? То есть ему пришлось тащить меня сюда, оставив все свои дела? Как неудобно получилось...



Кузьмина Татьяна

Отредактировано: 23.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться