Тридцать и одна маленькая жизнь

Размер шрифта: - +

Свеча горела на столе

Рваные перистые тучи серыми кусками ткани покрывали небо, пряча его от любопытных деревьев, которые деревянными руками тянулись к ним, словно желая убрать грязные, посеревшие от времени тряпки. Они одиноко стояли в золотистых полях пшеницы, качая на ветру ветками и шурша что-то густой листвой, словно шепча заклинания резвым порывам. Возможно, они пытались докричаться до своих собратьев, которые выстроились тёмно-синей стеной где-то вдалеке. Золотистые ростки, наоборот, насмехались над ними, заглушая их звонким шуршащим смехом. Чуть выше, почти около самой земли, чёрными стрелами летали ласточки, трепыхая крыльями и беспрерывно крича, пытаясь донести до мира истину - настал конец всего, стоит убегать что есть мочи, не жалея себя. Но кто их слышал? Глупые люди ехали на своём железном монстре, с восхищением вылупив глаза. Кто их поймёт? Они находили радость в редких блесках молний и раскатах грома. Этого было уже не исправить...

Женя свесив ноги с грузовика, который, кряхтя, взбирался в гору, всматривался в даль, изредка поднимая глаза на небо и вдыхая спёршийся воздух, который ожидал дождя. Вдруг, он неожиданно откинулся на железную подкладку усеянную соломой и, потянувшись, выдохнул:

-    Мело, мело по всей земле

      Во все пределы.

      Свеча горела на столе,

      Свеча горела...*

Проговорил парень и рассмеялся, чувствуя всем телом дрожь и кряхтения мотора этой развалины, которая, казалось, ещё чуть-чуть и рассыплется.

- Ты чего? - удивилась девушка, которая сидела чуть глубже в кузове.

- Да вспомнилось... - улыбнулся загадочно Женя. - Нравится? - он вжался ещё больше головой в солому, почти чувствуя твёрдую поверхность, и поднял глаза, чтобы разглядеть возлюбленную вверх ногами.

Та, облокотившись на невысокую стенку, разглядывала пытливо карту, словно она сможет что-то ей сказать.

- Возможно... - бросила детектив.

Этого было достаточно для вора, чтобы продолжить:

-...Как летом роем мошкара

      Летит на пламя,

      Слетались хлопья со двора

      К оконной раме… - парень задумался, вспоминая слова.

Таня не смогла сдержать смешок, обронив: «дурачёк» и неожиданно продолжила:

- …Метель лепила на стекле

      Кружки и стрелы.

      Свеча горела на столе,

      Свеча горела.

 

      На озаренный потолок

      Ложились тени,

      Скрещенья рук, скрещенья ног,

      Судьбы скрещенья.

 

      И падали два башмачка

      Со стуком на пол.

      И воск слезами с ночника

      На платье капал…

 

Женя, почувствовав некую несправедливость, забрался в кузов полностью и подхватил. Они хором проговаривали каждую строчку, ощущая, какое-то веселье и умиротворённость во всей этой ситуации:

     -… И все терялось в снежной мгле

      Седой и белой.

      Свеча горела на столе,

      Свеча горела.

 

      На свечку дуло из угла,

      И жар соблазна

      Вздымал, как ангел, два крыла

      Крестообразно.

 

      Мело весь месяц в феврале,

      И то и дело

      Свеча горела на столе,

      Свеча горела.

Они замолчали, вслушиваясь в тишину. И тут на нос парня упала холодная капля, заставляя его поёжиться. Таня достала из рюкзака большой зонт и раскрывая его над ними.

- Стих действительно красивый, - проговорила она, давая парню устроится под боком в ожидании дождя. - Это ведь стих о любви?

- Без понятия, мне просто запомнилось.

- Этот стих говорит о чувствах человека и о борьбе между огненной стихией и снегом, - пробормотала детектив, наблюдая, как солому начала покрывать вода с каждым разом всё больше и больше, пока не застелила вообще всё, оставляя только сухое пятнышко, - двоих людей под зонтом.

- Прямо как мы, - захихикал вор.

- Раньше было, теперь нет. Теперь огонь стал пургой, а пурга стала огнём, всё слилось воедино...

- Но такого не бывает, рано или поздно свеча потухнет, а пурга утихнет, а потом...

- Потом настанет ночь, появятся звёзды, а ты опять будешь убегать от патрульных и меня, пока...

- Пока не настанет утро, и я не приду к тебе, весь измотанный долгой ночью, а ты, взяв меня под крыло, обнимешь крепко-крепко, так, чтобы наши запахи смешались, и мы уснём, повалившись на кровать...

- Идеально.

Они тихо засмеялись, прижимаясь, друг к другу.

- Всё-таки мне повезло с тобой, детектив.

- А мне с тобой, наглый вор.

- Кто ещё наглый?

- Пурга.

- А ты занудная свеча!

- Свеча не может быть занудной...

- С тобой возможно всё!

Примечания:* стих Бориса Пастернака "Зимняя ночь"



MelonMoon

Отредактировано: 04.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться