Тридцать и одна маленькая жизнь

Размер шрифта: - +

Скользкий лёд

- Т-Тань! Ты издеваешься?! – перепуганный дрожащий голос вора, перекошенное в страхе лицо и руки, вцепившиеся в тебя с такой хваткой, словно ты стал единственным смыслом жизни – за это девушка была готова отдать всё на свете. Но кто же знал, что этот день когда-нибудь настанет.

Женя на трясущихся ногах стоял на льду и боялся сделать малейшее движение. Этот парень был определённо не в ладах с коньками, и Таня это осознала лишь тогда, когда они вышли на лёд. Вдобавок, тут была куча народу, которые катались по кругу, радуясь жизни со своими родными и близкими. Отчасти девушка завидовала им. Раньше она тоже могла так же радоваться подобным моментам, испытывая счастье, но теперь это осталось лишь воспоминаниями…

- Я подумываю тебя отпустить, - усмехнулся детектив.

- С ума сошла?! Это ты мне так мстишь? Если это из-за моих шуток, то прости! Я больше не буду! Честно!

Да кто ж ему поверит. Не будет он, как же.

Такие яркие натуральные эмоции. Интересно, Женя специально разыгрывает перед ней спектакль или он по-настоящему боится, что девушка его бросит, оставит одного?

Интересно, а Олеся бы её бросила?

Она невольно вспомнила, как шла по душным коридорам больницы, сжимая в дрожащих руках букет. Этот дурацкий, первый попавшийся на глаза, букет. Таня жила несколько дней после инцидента словно в тумане. Теперь же, стоя напротив её палаты, она не решалась открыть дверь. Наконец, когда она всё же набралась смелости постучать, детектив услышал внутри голоса и остановился:

- Я рад, что операция прошла успешно, и ты идёшь на поправку… - мужской, едва знакомый Тане голос, неуверенно смолк. – Я очень сильно переживал за тебя.

- Я понимаю… Спасибо, что пришёл поддержать меня. Если честно, я до сих пор не уверена, что моя жизнь вернётся в спокойное русло после этого… - голос Олеси дрожал. Было слышно, что она готова сорваться и заплакать, но держится перед другом. – Мне до сих пор снятся кошмары, словно на меня нападают в подворотне и разрывают одежду... Я…

- Не надо давить на себя. Тебе сейчас ужасно тяжело. Хорошо, что Таня была поблизости и успела вызвать скорую.

Детектив сжал от злости руку в кулак. Сердце заныло от боли.

Она была не просто поблизости. Она был там. Ласточкина видела, как этот маньяк нападает на беззащитную девушку, как ловко уклоняется от её атаки и сам, неожиданно для Олеси, со знанием боя, атакует в ответ, сворачивая ей руки. Олеся сопротивляется, пытается отбиться ногами, хоть как-то изменить ситуацию, но нападавший достаёт что-то из кармана. И краткий, едва заметный отблеск чего-то металлического и небольшого во время прикосновения к шее девушки, наверняка колющего, вроде иголки. И пусть Таня не очень чётко видела, что именно произошло, но Олеся после этого вскоре как-то обмякла, движения её замедлились, пока она совсем не перестала сопротивляться, лишь часто и неровно дыша и роняя слёзы из полу потухших глаз.

Девушка могла сделать хоть что-то. Она могла кинуться на помощь, позвать подмогу, позвонить в штаб, но её напарник резко схватил её, шепча на ухо:

- Тихо, это самый разыскиваемый человек в городе. Если сейчас его спугнём, то потом не поймаем.

- Но…

- У нас нет на него конкретных улик, лишь только доводы. Этот гад всё делает слишком тихо и гладко, если сейчас заснимем эту сцену, то сможем арестовать, и уже никакой суд его не спасёт. Кто же знал, что нам сегодня так повезёт, и он просчитается!

Детектива такая перспектива не устроила, и он попытался вырваться. Дошло до того, что его напарник, прижал девушку всем своим весом к земле, затыкая рот рукой и постоянно шикая на неё, пытаясь ровно и чётко поймать камерой сцену.

Щелчок.

- Эй! С тобой всё в порядке? У тебя такое выражение лица, словно ты сейчас расплачешься. Хотя, по идее, плакать нужно мне, - звонкий голос вора вернул Таню в реальность.

Теперь её опять освещал яркий свет ламп под потолком. Она всё ещё слышала какую-то приставучую и доставшую всех песню, которая доносилась из настенных колонок. Детектив до сих пор чувствовал сильную хватку, с которой вцепился в неё Женя, а стоит лишь поднять на него взгляд, как она увидела это непонимание в его глазах, которое порой пугало. Они всё ещё стояли на скользком льду, на котором Воробьёв в любой момент мог упасть.

- Ладно, пошли отсюда, - выдохнул детектив. – Зря я это всё затеяла.

Что-то блеснуло в глазах фокусника.

- Тебя что-то беспокоит.

- Это не твоё дело, - отмахнулась девушка, стараясь скрыть от вора эмоции, подъезжая к выходу с катка.

Повисла тишина. Кажется, Женя что-то обдумывал у себя в голове. Когда они уже сняли коньки и Таня пошла их сдавать, она услышала сзади:

- Знаешь, пока мы были там, ты ни разу не отпустила меня. Я очень сильно это оценил. Спасибо тебе, детектив.

Иллюзионист прошёл мимо Тани и добавил:

- Не волнуйся, я тебя никогда не отпущу. Даю слово вора.



MelonMoon

Отредактировано: 04.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться