Тридцать и одна маленькая жизнь

Размер шрифта: - +

Тепло

- К-как же чертовски холодно! – это было первое, что услышала Татьяна, когда входная дверь их очередного снятого на несколько недель домика закрылась за вором.

Детективу пришлось оторваться от экрана компьютера и вылезти из-под тёплого одеяла на котацу*, потому что она по своему опыту знала: проигнорирует Женю сейчас - потом будет хуже. Заставить себя двигаться было крайне сложно, потому что тело уже расслабилось из-за тихой обстановки, тёплого одеяла, кофе и первого весеннего дождя за окном. Таня бы погоняла Женю ещё часок по этой мерзкой погоде, но у всего же есть предел, правда? Девушка же не изверг.

- Ого, ты выглядишь так по-домашнему в этом тёмно-синем кимоно. И я, кажется, впервые вижу тебя в очках, они так тебе идут! Можно я тебя обниму? – фокусник засиял, стоило детективу появиться в коридоре и увидеть это мокрое растрёпанное чудо.

Нет, кажется, Таня всё же ошиблась, и она может выгнать Женю обратно под дождь. Но что-то внутри детектива заставило его вовремя откинуть эту мысль и только сказать:

- Иди в ванную.

- Ну, ма-а-а-а-ам, - заканючил упрямо вор: кажется, тому было ужасно весело.

- Отдавай мне пакеты и быстро под душ, - фыркнула девушка, самостоятельно подходя и отбирая у иллюзиониста покупки, тут же уклоняясь от его объятий и подталкивая в сторону ванны. – Ты мерзкий, холодный и мокрый. Ни одно существо в мире с тобой обниматься не захочет.

- Ну, а после душа?

- Я подумаю.

- А если я выйду в одном полотенце?

- Иди уже, герой-любовник несчастный!

Дверь ванной захлопнулась, и детектив выдохнул, услышав звуки льющейся воды. Нет, если она до сих пор не убила этого придурка, то это действительно любовь. На таких основаниях Таня была готова принять свои чувства.

С этими мыслями девушка вернулась к своей работе, садясь за котацу под одеяло. Таня прекрасно понимала, что она находится на отдыхе и о своей прошлой жизни лучше пока не вспоминать, но не могла сидеть годами, забросив работу детектива, поэтому иногда просила инспектора, присылать ей особо сложные дела, с которыми полиция не может справиться. Таких было не так уж и много, но Тане больше и не требовалось. Так же она иногда звонила Олесе, узнавая, как у той дела. После нескольких лет раздумий Женя всё-таки её уговорил восстановить связь с девушкой, и как же она была рада, когда услышала жизнерадостный голос подруги. Олеся справилась, переборов этот ужасный момент. Во многом ей помогал Вадим, кажется, это его голос Таня тогда слышала в палате у Олеси. Детектив подозревал, что чувства между ними далеко больше чем просто дружеские, но в этом подруга ему не признавалась. Таня была рада, что у девушки появился такой человек, который смог не просто поддержать её в трудную минуту, но и помочь вылезти из депрессии, в которой та пребывала. И одновременно ей было немного обидно, что этим человеком оказалась не она сама. Совсем чуть-чуть. Всё-таки теперь в её жизни появился Женя, и тот настойчиво заполнил собой всю жизнь Тани. От этих мыслей иногда даже становилось жутко.

- Теперь я тёплый и свежий, - радостно пропело это чудовище, выходя из ванной. Хорошо, что тот всё-таки соизволил надеть халат. – Теперь можно тебя обнять?

Таня лишь едва улыбнулась, не отрываясь от экрана, но фокуснику этого было достаточно, чтобы пристроиться сзади, пролезая голыми распаренными красными пятками под котацу и упираясь ими в обогреватель. Тот обнял Таню за талию и пристроил свою голову у неё на плече. Девушка почувствовала запах лаванды, исходящий от мокрых лохматых волос.

- Кофе, - потянул он руку к чашке детектива, до которой из-за своего положения не мог дотянуться.

- Ты же не любишь крепкий кофе, - напомнила Ласточкина.

- Плевать, я хочу чего-нибудь горячего, а вставать и гнать тебя лень, мне нравится наше положение, так что помоги мне.

- Ладно, - устало вздохнул детектив, протягивая ему чашку и наблюдая, как фокусник, делая глоток, недовольно морщится.

Почему-то это показалось ей милым.

- Кстати, а помнишь, чуть ли не вначале нашего путешествия, я тоже отнял у тебя кофе! Ты ещё возмущалась, что я тебя Таней назвал, - заулыбался довольно вор.

Ну, почему он постоянно портит едва появляющиеся хорошие мысли о нём? Которых и так немного.

- Я без понятия о чём ты, - решил проигнорировать детектив, возвращаясь к работе.

- Ладно, забыли, но я заметил твой милый красноватый оттенок на щеках, - промурлыкал нежно Женя, тоже перемещая взгляд на экран. – Хм, убийство в поезде? Прямо в лучших традициях Агаты Кристи, есть догадки?

- Пока нет… Полиция думает, что убийцей был сводный брат жертвы.

- М? Но разве это довольно не очевидно? Ясно как день, что его подставили.

- Да, я вот тоже думаю, но камеры и свидетели говорят об обратном.

- Можно помочь? – поинтересовался вор, украдкой смотря на любимую и заставляя детектива вздрогнуть.

Обычно Женя редко спрашивал что-то у неё, чаще всего лез даже не интересуясь, но если дело доходило до профессии девушки, вор на её территорию не заходил, не поинтересовавшись, не против ли она сама. Это подкупало, даже очень.

- Я не против, - отводя взгляд, бросила Таня.

- Люблю тебя! – радостно провозгласил иллюзионист, едва касаясь её щеки губами.

Сердце детектива неожиданно подпрыгнуло и забилось чаще. Господи, она точно когда-нибудь убьёт Женю, вот только будет это нескоро и только после того, как Таня сама поймёт, что её дни сочтены. Эдакий хеппи энд: «жили они долго и счастливо, и умерли в один день».

Примечания:* котацу - квадратный японский стол с одеялом по краям и обогревателем внутри



MelonMoon

Отредактировано: 04.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться