Тридцать и одна маленькая жизнь

Размер шрифта: - +

Надеюсь, мы встретимся вновь

Всё пошло не так с самого начала. С того момента, как Женя предложил зайти в очередное кафе по пути. Он чувствовал, что им надо туда, как и девушка, но Тане туда не хотелось. Впервые ей не хотелось туда, куда их направляли чувства, впервые ей хотелось сжать посильнее руку Жени и рвануть в обратном направлении. Бежать, бежать, бежать. Не оглядываясь, задыхаясь, обжигая лёгкие ледяным зимним воздухом, но уйти от этого всего, скрыться и остаться с ним навсегда. Как это обычно бывает в сказках. Ведь именно это называется «долго и счастливо», не так ли?

Хотелось сорвать браслет, который отяжелял руку любимого, ведь он был как поводок для них, они не были свободны, вот в чём правда. Хотелось прижать его резко к бревенчатой стене кафе, хотелось сорваться на поцелуй, глубокий, сочный, последний… На самом деле много чего хотелось, но Таня продолжала плестись за тем, кому месяц или два назад надевала золотое кольцо на палец и кому клялась в верной любви до смерти. Они оба знали, что это ложь. Наглая, бесчувственная и пронзающая сердце ложь. После этого момента они всё забудут и клятвы превратятся в выброшенные слова на ветер.

- Погоди, - остановила Таня парня, когда тот почти открыл дверь.

Иллюзионист посмотрел на неё с сочувствием.

- Давай… Это безумно, но… давай кое-куда сходим ещё, прежде чем зайдём. Мы не сбежим, просто кое-куда сходим.

- Куда? – удивился вор.

- Узнаешь, у меня появилась мысль… только это совсем не похоже на меня, поэтому не смейся, - покраснела она, но упрямо повёла его в противоположном направлении от заведения.

- Ну, как я могу не смеяться? - улыбнулся невольно Женя, тем самым вызывая у Тани непроизвольное фырканье.

Когда всё было сделано, а парень насмеялся вдоволь, получив ещё несколько подзатыльников бонусом, они вновь оказались перед этой дверью.

- А ты думаешь, это сработает?

- Я не в чём точно не уверен, но мы хотя бы сделали хоть что-то, - вздохнула Таня, уже более расслабившись и толкая деревянную дверь сама, готовая встретиться с их последним шариком.

Тут было спокойно и по-домашнему тепло, время будто замедлилось, спешить было некуда, всё хорошо. Они решили подойти к дубовой барной стойке, обычно ситуации их сами наталкивали на людей, которым нужна была помощь. Они были словно инструменты в руках судьбы.

- Чем обязана? – улыбнулась им приветливо женщина, протиравшая стаканы.

- Пока нам только два крепких кофе, - попросил Женя, на что бармен кивнула и принялась выполнять заказ.

Таня вздохнула, снимая зимнее пальто, так поступил и вор, заботливо забрав у неё вещи и относя в сторону вешалок. Пока всё шло неплохо. Может они ошиблись, и никакого последнего шарика тут нет?

Рядом послышался тяжёлый кашель, заставляя Ласточкину вздрогнуть. Она совсем не заметила, что рядом кто-то есть. Детектив повернулся к рядом сидящему мужчине, и у него перехватило дыхание. Сердце пропустило удар. Это не мог быть он. Что этот человек забыл здесь, рядом с ней в одном кафе-баре за одной стойкой на огромном расстоянии от дома?! Как он здесь оказался?!

Человек видимо тоже её вспомнил, с горечью усмехаясь и делая очередной глоток коньяка. Этого типа явно потрепала жизнь, судя по болезненному взгляду и бледному оттенку лица. Да и в целом выглядел очень уставшим.

- О, Тань, как давно не виделись, правда? Впрочем, наша последняя встреча была не самой лучшей.

Ещё бы, она до сих пор помнила, как саднила её рука после мощного удара в щёку. Детектив всегда старался быть собранным и сдерживать эмоции, особенно в рабочее время, но это стало исключением. Ведь именно из-за этого человека у Олеси остался шрам на сердце, который сейчас ей более-менее удалось затянуть с помощью Вадима и их маленького сына. Именно этот человек сделал компромат на Олесю, за что и получил от Тани.

Странно, но сейчас Ласточкина ничего не чувствовала к этому человеку, совершенно ничего. Те времена в прошлом, словно кошмарный сон, который все решили дружно забыть.

- Что вы тут забыли? – вздохнул детектив, с благодарностью принимая чашку с кофе.

- Да, так… Путешествую по чуть-чуть, решил развеяться, - ложь.

- Что-то слабо верится.

- Хмпф, велики молодой детектив городской полиции Татьяна Ласточкина, - неожиданно затянул он. - Юное дарование. Я всегда считал, что у тебя молоко на губах не обсохло, что тебе нельзя было сразу доверять такие сложные дела, пускай ты их и успешно раскрывала. Твои наивные взгляды на жизнь тебя подкосили. Я видел, - пауза. – Я видел тебя на том мосту. И как ты почти не спрыгнула, но вовремя остановилась… Хрен знает, что тогда щёлкнуло у тебя в твоём гениальном мозгу, но я бы ни за что не кинулся тебя спасать.

Таня слушала, не перебивая. Она чувствовала, что этому человеку надо излить душу. Пусть сегодня она побудет подушкой, в которую поплачут.

- Вы завидовали?

- По правде? Очень, - усмехнулся мужчина. – Ты меня обгоняла во всём и, когда настал момент преподать тебе урок, я не упустил возможности, показывая свои методы в действии. С помощью них я заработал своё имя в полиции. И не говори, что они грязны или циничны, это жизнь, и она бьёт тебя и либо ты падаешь, либо поднимаешься, получая ещё удар, и так, пока не будешь твёрдо стоять на ногах.

В его словах была доля правды, но Таня категорично не хотела соглашаться с ними. Из любой ситуации есть выход, они могли бы спасти Олесю, могли бы что-нибудь придумать, всегда можно выпутаться, если знать за какие нитки тянуть.

- А что же произошло потом?

- Жизнь ударила меня слишком сильно, на этот раз я не смог подняться. Рак.

Мужчина замолчал ненадолго, а потом продолжил, так и не услышав реакции со стороны Тани.

- Я решил путешествовать, потому что смерть уже подкралась ко мне сзади, осталось совсем недолго… Хоть что-то запомню в своей скудной жизни.



MelonMoon

Отредактировано: 04.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться