Тридцать один 3. Властелин

Размер шрифта: - +

Глава 4. Резервации

Когда мы попали в Вишнустан, я успел ненадолго обрадоваться. Всё-таки совершенно новый мир. Совсем не такой, как Чёрная империя, Тролляндия или Семисвет. Как только мы выбрались из тумана волчьей тропы, окружающий лес испуганно затих. Гигантские деревья, протыкающие небеса и прорастающие в само междумирье, стыдливо прятали ветви и тряслись взволнованной дрожью. Крупные, мгновенно посиневшие, листья аж подпрыгивали, трепеща, как паруса во время бури. Стоило сделать всего один крошечный шаг, как ближайшее дерево истошно затрещало и рассыпалось на миллиард тонких щепок. Их закрутило в изогнутый ветроворот, отнесло в сторону и ввинтило в землю. Из ямы брызнул прозрачный сок. Щепки начали склеиваться, снова превращаясь в дерево. Толстые корни закопались поглубже, а ствол, разрастаясь прямо на глазах, потянулся обратно к небесам.

Тут радость и закончилась! Оксана с Константином при поддержке Ирины решили, что разгуливать по деревне с серыми сморщенными существами на плечах слишком вызывающе, даже по местным обычаям. Мазаться сажей и превращать их в обезьян я наотрез отказался, уверенный, что местные жители распознают подвох и отправят нас собирать пух от деревьев и подметать листья. Пришлось остаться на опушке леса. Волшебница вызвалась посидеть со мной, чтобы я не чувствовал себя одиноким. Можно подумать, что, с хранителями на плечах, я мог побыть один.

Когда Оксана с Константином ушли в деревню, Мровкуб затянул бесконечную лекцию о Вишнустане. Я честно старался его не слушать, но от монотонного потока ненужных знаний уже болели уши.

Мы с Ириной сидели на пригорке в траве и болтали ногами. Мои мысли снова и снова возвращались к трубке. Не то чтобы я неожиданно стал поклонником вонючего табака. Кислый дым меня по-прежнему раздражал, но его эффект привлекал всё сильнее и сильнее. Я бы дорого отдал, чтобы усыпляющая хранителей трубка стала моей.

Ирина щелкала пальцами и неожиданно взвизгнула, сунув их в рот.

– Обожглась, – удивленно проговорила она. – У меня получилось.

Хранитель знаний удивленно замолчал, а я сгреб свою любимую в охапку и целовал в лоб, нос, щеки. Она толкалась и хохотала, пока не выскользнула из моих объятий. Я подвинулся, но она отклонилась в сторону и попросила:

– Подожди! Главное не упустить момент.

– Ты самая талантливая, – поддержал я.

Попробовала ещё раз. В руках вспыхнуло крошечное пламя. Она снова охнула от боли и затрясла ладонью.

– Магадурь какая-то, – пожаловалась Ирина. – Со мной такого даже в детстве не было.

– От магии не приходится ждать ничего хорошего, – согласился шаман. – Вирус изменился?

Волшебница бросила на него злой взгляд и продолжила упорно чаровать. Чтобы не зарабатывать новые ожоги, переключилась на водную стихию, но получилось только хуже. Капли мгновенно замерзали и втыкались острыми осколками в пальцы.

– Давай ты немного передохнешь, – сочувственно предложил я. – Главное, что теперь ты знаешь, что можешь.

Ирина замотала головой, сжав губы. Она не смотрела на меня, но я чувствовал, как из ее упрямства собирается несокрушимая стена. Плотная, жесткая, непоколебимая.

Я вздохнул.

– Как говорил учитель мастера Дагара: «Первое правило создания артефактов: чтобы тебя не прихлопнуло своим же заклинанием, колдуй не торопясь, – проговорил Мровкуб.

Взмахнувшая рукой волшебница замерла.

– Как это? – не поняла она.

Я шмыгнул носом. Конечно, лучше советоваться с серым, сморщенным карликом, чем со мной. Он-то хранитель знаний, я всего навсего Властелин.

– Если со всей силы бросить камень в железную воронку, то он не провалится, а отскочит, – объяснил хранитель знаний, – но если медленно опустить, он провалится.

– Архивариусы лучше всего разбираются в железных воронках, – буркнул я, оглядываясь на высоченные деревья.

– Простите, – забормотал Мровкуб. – Сгодится любая палка…

– Если её бросить, – оскалился Оливье, – то щеночек принесёт…

– Как ты смеешь! – зашипел шаман.

– Если сфокусироваться на палке и колдовать через неё, – перебил хранитель знаний. – Вы добьётесь желаемого.

Я больше встревать не стал. Пусть слушает кого хочет. Вот соберу всех хранителей, могу отдать их ей насовсем, вместе со знаком высшей воли.

Ирина задумчиво почесала переносицу и нашарила в траве изогнутую ветку. Зажала в кулаке и выставила перед собой.

– Мягче, – посоветовал Мровкуб. – Как говорил самый ленивый в тридцати мирах маг: «Не колдуй! Толкать энергию перед собой слишком хлопотно. Позволь ей литься сквозь тебя, и рано или поздно волшебство произойдёт само по себе».

Я закатил глаза. Может, и мне попробовать. Получается ведь пятьдесят на пятьдесят. Или заклятье сложится без моих усилий, или я умру от скуки, так ничего и не дождавшись.

– Обещал выдать о Сыче всё что знаешь, – проворчал я, стараясь не обращать внимания на размахивающую палкой Ирину.



Роман Смеклоф

Отредактировано: 28.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться