Тридцать один 3. Властелин

Размер шрифта: - +

Глава 11. Проклятый мир

Я не запомнил пир. Хотя ел и пил, как остальные, даже произнёс тост во славу правителя Трутанхейма. Но праздник прошёл мимо, оставив непривычную тяжесть в желудке.

Ирина смотрела на меня блестящими глазами и глупо улыбалась. Для гостей подали специальные кубки по размеру, и она чуть не выронила его, подвигаясь ко мне поближе.

– Ты правду говорил? – пробормотала она.

– Когда?

– У Дагара на кухне, – она надула губы, словно я был обязан мгновенно всё понять.

– О чём? – подавив раздражение, переспросил я.

Вино, пусть даже из ледяного винограда, меня не пьянит, в отличие от других. Так уж мы, оборотни, устроены. Все прочие гости, и чародеи, и великаны, уже с трудом шевелили губами.

– Насчет таверны… сыновей, дочерей… и тихой, спокойной жизни.

Я кивнул. Не знаю, будет ли она у меня, но очень бы хотелось.

– А я вот не знаю, – призналась она.

– Поэтому ты отказалась от кольца?

Ирина так замахала руками, что чуть не свалилась под стол.

– Что ты, конечно нет. Мне важно, что скажет бабушка и… папа. Но так ещё хочется пожить… – она пристроила голову на моём плече. – Смотреть новые миры, знакомиться с великими магами, побеждать разных злодеев… Это даже лучше, чем их разыскивать… Мне это так нравится… После того, как мы познакомились, всё так изменилось… Я столько всего узнала и увидела… – она зевнула и пробормотала. – Я еще слишком молода для тихой и спокойной таверны…

Я вздохнул и прокряхтел:

– А мне уже больше ста лет.

Ирина дремала, привалившись к моему плечу, и я не мог пошевелиться, а под ногами расширялся провал в темную бездну. Совершено столько глупых ошибок, но ни одной не исправлено. Только бесполезные обещания и бессмысленные слова.

– Проспится, передумает, – подбодрил Оливье, но я только потянул носом.

– Так бывает, – неожиданно проговорил, весь пир хмуро молчавший Константин. – Вы не всегда будете во всем соглашаться, но у вас еще есть шанс договориться. Цените это!

– Мне очень жаль, что не уберёг Оксану…

Он поднял руку.

– Простите, ваша безгрешность, но не надо о ней говорить.

Я кивнул. Не спас защитницу – освобожу Евлампия. Кисло глянув на заваленный едой стол, я достал из-за пазухи сферу и уставился на голема. Он молчал, болезненно щурясь и вздрагивая. Голубое марево поглотило его выше пояса. Длинные синюшные сполохи, мерцая, кипели на груди. По плечам пролегли глубокие трещины, и в них, вспыхивая ядовитым паром, горела драконья желчь.

– Как ты? – прошептал я.

– Бывало лучше, – хмурясь, пророкотал Евлампий.

– Мы тебя вытащим!

Он замотал головой.

– Маги тут не помогут.

Я вздохнул. А кто тогда? Феи, гоблины, орки, гномы? Меня передёрнуло. Дагар! Если он не поможет, не справится никто!

– Собираемся, – выдохнул я. – Нам пора!

Одуревшие от ледяного вина великаны даже не пошевелились. Только Самый Высокий лениво приоткрыл один глаз и проронил «Прощай!». Что же, может, и прощай. Я обнял Ирину за плечо и тихонько потряс, но она лишь сонно забормотала.

– Что ты задумал? – не глядя на меня, спросил Константин, безвольно крутя в руках духоманку.

– Отправляемся в Подгорное царство! – бросил я и, не слушая протесты хранителей, поднял знак высшей воли.

Туман слизнул нас и выплюнул на мокрый песок так быстро, что я не успел моргнуть. Волшебница поморщилась от колючего солёного ветра и прошептала что-то неразборчивое.

У воды, обдаваемые пенными волнами, выстроились гномы. За широкими спинами терялось неспокойное море. Длинные волосы и бороды, обычно украшенные причудливыми косичками, лентами и оберегами, расплетены и расчёсаны. Парадные одежды, без ремней и оружия, сверкают чистотой и белизной. Несмотря на холод, меховые плащи сброшены на песок, а тёплые шапки скомканы и зажаты в толстых пальцах.

Потянуло в животе. Я проследил за угрюмыми взглядами до линии прибоя. На седых бурунах полыхала алым заревом длинная лодка с изогнутым носом, похожим на голову грифона. Черный парус скручен, вёсла убраны, а на корме, покачиваясь в такт тягучим волнам, торчит треугольный стяг с наковальней.

Я оглянулся на кузницу. Ни дыма над трубой, ни огня в крошечных окошках. Массивная дверь крест-накрест перекрыта тяжёлыми молотами.

– Мастер… – начал я, собираясь с мыслями.

Коренастый гном, в длинном переднике из чешуи дракона, обернулся и, хмурясь, сказал:

– Ты опоздал!



Роман Смеклоф

Отредактировано: 28.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться