Тридцать один 3. Властелин

Размер шрифта: - +

Глава 12. Последний хранитель

Огромный зал прозябал во тьме. Только под высоким, едва различимым куполом сияли колдовским огнём гербы знатных магических родов Чёрной империи. Радужно мерцали закрученные спиралями хрустальные колонны, ввинчивающиеся в гранитный пол с огромными вензелями императорской семьи. Светились посохи в руках мраморных архимагов, грозно взиравших на незваных гостей из глубоких ниш. Их гигантским телам позавидовали бы и великаны Трутанхейма. Мрак едва подсвечивали тонкие, почти прозрачные, нити энергии. Все цвета слились в один грязный изогнутый луч, который, извиваясь, опутал зал.

– Где мы? – зашипел я, вцепившись в главу тайной канцелярии.

– В гостях у императора, – скривившись, выдавил он, а как только я отпустил его плечи, осел на гранитные плиты.

Белые черви хорошенько потрудились над его ногами. Сыч скорчился, прижав окровавленные колени к груди и застыл, что-то бормоча под нос. Если бы не превращение, я выглядел бы не лучше. А так раны затянулись, и я почти безболезненно наступал на ноги. Вот только моё нутро неистово скрёб безжалостный голод, а мантия висела обгорелыми, изъеденными лохмотьями.

– Как раз хотел повидаться, – решительно бросил я.

Глава тайной канцелярии ехидно усмехнулся, но сразу же сжал губы и застонал.

– Добей его, – заголосил шаман.

– Пустим по рее, – согласился Оливье.

– Спасешь голема, пощажу, – процедил я, наклоняясь над ним.

Сыч чуть мотнул головой.

– Ему ничего не поможет, – пробормотал он и завалился на бок.

– Чтоб тебя, – разозлился я, хватаясь за артефакт. – Твоему императору тоже! Как ты успел всё подготовить?

– Помогли, – оскалился глава тайной канцелярии.

– Кто? – зарычал хранитель духа, но Сыч запрокинул голову и закатил глаза.

Лицо побледнело, а дыхание с хрипом вырывалось изо рта.

– Кажется, не притворяется, – заметил Мровкуб. – Как говорят в круге чернокнижников: «У здорового выпытаешь больше, чем из больного».

Я вздохнул, только этого мне не хватало.

– Его надо подпитать…

– Нет! – отрезал я. – Ни за что не буду его лечить. Он убил Оксану.

– Он скрывает страшные тайны, – поделился Элементал.

– Нет!

Сыч дёргался в конвульсиях. Ноги и руки бились об пол. На губах выступила пена.

– Позволите ему умереть? – не поверил хранитель знаний.

Я закрыл глаза, до боли стиснув кулаки. Попробуй не запятнай совесть, когда перед тобой умирает подлый убийца. Я отвернулся, но всё же вытянул руку и заставил себя вкачать в главу тайной канцелярии немного энергии.

– Ещё! – посоветовал Мровкуб.

– Прикончишь его позже! – согласился шаман.

Я вздрогнул, но всё же увеличил ток магии. После окончательного объединения с предками, с каждым собранным хранителем, я чувствовал себя сильнее и могущественнее. Даже без тренировок, получалось такое, что неподвластно многим магам. Бледный смешанный поток энергии омывал Сыча, пузырился на ранах и скатывался красной пеной на гранит. Он затих, даже перестал вскидывать руки, а меня ещё трясло от злости.

– Слышишь?

Его глаза дёрнулись и выкатились из-под век.

Не сдержавшись, я пнул его ногой.

– Кто тебе помогал?

Глава тайной канцелярии повернул голову и сплюнул. Губы перекосило, но они всё же сложились в неизменную ухмылку.

– Стратег, – прошептал он, – ты собрал все ключи, и больше ему не нужен. Только артефакты и знак высшей воли.

– Врёшь? – зашипел я.

– Ты всё сделал за него… – начал Сыч, но закашлялся. – Все, кто мог тебе повстречаться, отправили бы тебя в черногорскую академию. Ты всегда будешь в западне…

Я едва сдержался, чтобы не ударить его ещё раз, но вспомнил куцебородого гнома. Он нарочно рассказал мне про директора. Если бы я отправился не в Подгорное царство, а куда-нибудь ещё, нашелся бы другой подсказчик. Хранитель власти предусмотрел и это. Если вспомнить Изумрудный остров и то, что он заставил Мровкуба заполнить тюрьму гомункулами, поверишь во что угодно.

– Обидно снова-снова оказываться в дураках, – вздёрнул подбородок глава тайной канцелярии и язвительно спросил: – Теперь убьёшь меня?

– Ты этого не стоишь…

Хранители недовольно взвыли, но я поднял руку, останавливая возражения. В полумраке мелькнула неясная тень. Отскочив от Сыча, я выставил знак высшей воли, готовый выплеснуть разбуженную гневом магию.

– Давайте без поединков, – предложила волшебница, выступая на свет. – Я Высшая жрица Кудара. Счастлива приветствовать вас в императорском дворце. Как прикажете к вам обращаться?



Роман Смеклоф

Отредактировано: 28.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться