Тридцать один 3. Властелин

Размер шрифта: - +

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Я сидел за барной стойкой, неторопливо натирая тряпкой сверкающий стакан. Иногда чудеса случаются. Особенно если очень захотеть. Я хотел, очень, а главное – точно знал, чего хочу. Труднее было доказать это другим.

Константин, несмотря на слабость, держался по-королевски. Он не дрогнул, даже когда я выложил главный козырь – властелин слышит всех. Даже тех, кто покинул тридцать миров и забрался в самые неприступные глубины междумирья. Уверен, что Оксана именно там. В тихом, спокойном уголке.

Монарх промолчал, но посмотрел на меня таким тяжелым взглядом, что я не выдержал и опустил глаза.

– Власть – это вечное одиночество, – едва разжимая белые губы, выговорил он. – Я… – он запнулся, – надеялся, что смогу избежать этого. Что у нас будет…

Он оборвал себя, и отвернулся. Хотелось найти слова и убедить его, но я не придумал ничего путного.

– Поднимусь в замок, – неожиданно заявил монарх, – но вы поклянётесь, что всегда будете рядом.

Поэтому я сидел за барной стойкой и натирал стакан. Пришлось остаться в Отдельном мире. Сделать из корабля ресторан и дожидаться клиентов.

Когда об этом узнал Оливье, то только хмыкнул:

– Ты хитрее, чем я думал. Скоро все тридцать миров прознают о возвращении Властелина, и на этом берегу не останется ни одного свободного уголка. От клиентов отбоя не будет.

Пока его прогноз не сбылся, и в моих делах стоял штиль.

Ирина обещала помогать. Недаром ведь провела на королевской кухне детство. Но появлялась редко. Моталась по всем тридцати мирам. Открывала школу по восстановлению магических способностей. Обучала обращаться с палочкой. Восстанавливала разрушенный Черногорск. Знакомилась с великими чародеями, ловила злодеев и клялась вскорости воссоздать орден защитников. На поездку в Благоград пока не хватало времени. Она столько там просидела, что не спешила возвращаться. Меня же укачало от приключений и тянуло пустить корни.

Хранители теперь восседали у трона Властелина. Вечно спорили и больше мешали, чем помогали, но я любил посидеть среди них.

Константин повелел магам, даже тем, что не пострадали от вируса, колдовать через волшебные палочки, которые сильно ограничили их способности. Времена бездумного колдовства прошли, и скоро забудутся. Силы источника росли, и даже в заброшенные миры Бронепояса возвращалась жизнь.

Произошло столько всего, что я невольно путался. Главное, у всех всё было хорошо. Даже Чича вернулся на Родину. Заклятье, которым мы случайно «наградили» короля Изумрудного острова, спало. Он сбросил окаменение и на радостях простил всех подданных.

Я улыбнулся, вспомнив наше прощание.

– Теперь знаю, кто мы для тебя, и никогда не забуду, – с заблестевшими глазами крикнул боцман и вошёл в портал.

Я так глубоко окунулся в воспоминания, что подпрыгнул на стуле, когда зазвенел колокольчик над входной дверью. Подскочил, дружелюбно расставив руки, и застыл на месте. Улыбка сползла с лица.

Сыч устало прошаркал к ближайшему столу и тяжело опустился на стул.

– Вот и встретились, задержанный, – тускло выговорил он.

– Доброго дня, – ответил я, присаживаясь напротив. – Думал, мы в расчёте?

Бывший глава тайной канцелярии Благограда потянул носом.

– Как говорил один мой знакомый маэстро, виртуоз и мастер: «Никогда не мешай драконов с принцессами».

– Значит… – напрягся я.

– Не могу остановиться, – твердо выговорил Сыч. – Это моя натура. Буду охотиться, пока не погибну. Знаю, что теперь ты не властелин, но у тебя ещё остались силы? – с надеждой уточнил он.

– Да, – кивнул я. – Кое-что сохранилось.

Глава тайной канцелярии подскочил.

– Прекрасно! К барьеру! Ты убьёшь меня и можешь… – он бросил брезгливый взгляд на барную стойку, – возвращаться к своим кружкам.

Но я покачал головой.

– Не могу. Прости!

– Почему? – насупился Сыч. – Я виноват со всех сторон! Это из-за меня погибла Оксана Росянко? Хочешь передать меня в руки Константина? Ну что же…

Он опустился за стол, повесив голову.

– Воля твоя. Милости не прошу. Лишь надеюсь, что не умру как жертва.

– Не умрешь.

Жёлтые глаза загорелись.

– Я колдун, застрявший в теле хищной птицы.

Я покачал головой.

– Ты хищная птица, угодившая в тело колдуна. Евлампий недавно сказал мне, что ты такой же оборотень, как я! Только я могу превратиться в зверя, но не хочу им быть, а ты не можешь превратиться, но хочешь быть зверем.

Глава тайной канцелярии потёр непослушный хохолок.



Роман Смеклоф

Отредактировано: 28.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться