Тридевять земель

Размер шрифта: - +

День 38. Пропавшие без вести

    — Придётся будильник ставить, – вздохнула Миранда. – Восемь лет не пользовалась будильником. И всё равно понять не могу, что за следы у неё на шее, у вас обоих. Все слышали про этих волков – они кем угодно могут казаться, но всё равно это просто кусты. Даже брони не нужно, чтобы от них защититься. Один удар камнем – и всё.
    Артём вспомнил, как сэр Джеймс бился с “волками”. Что-то не похожи они были на слабых противников – с седла его сшибли почти сразу же, даже странно – ко многому уже привычный боец насмерть бился с настолько слабыми противниками?

    — Мне они не показались слабыми.
    — Терминаторы их разрушают с двух стадий, с первого же раза. Никто точно не знает, что они такое – но в них ни одной клетки-контроллера, это не нечисть. Говорят, в диких землях можно и другие странные вещи найти, не на всё хватает времени, чтобы исследовать. Насколько помню учебники, “волки” эти не могут жить вдали от леса – распадаются на груду ветвей.
    — И их всё равно не изучают? Поверить не могу.
    Миранда пожала плечами.
    — Я не слежу за сводками академии. Может, не всё пишут в учебниках. Спросите у военных, может вам расскажут. Мы с Мари пошли в клинику, как доктор просил. А вас Лилия попросила присутствовать при её допросе.


- - -


    Допрос длился совсем недолго. По сути, Лилия всё, что могла, “переложила” на погибшую Анну – да, ей нужны были стимуляторы, которые доктор не выписал бы. Нет, Анна сама предложила такой – вполне легальный, и без предписаний врача. Нет, Лилия не знала, где именно Анна добывала его. Нет, никогда и в руках не держала, Анна сама добавляла его в напитки, и указала, чтобы из конкретной бутылочки добавляли одной только Лилии. Обыск у Лилии ничего не дал – в том смысле, что ничего, что опровергло бы её показания.
    — Благодарю за сотрудничество, госпожа Корту, – Валери протянула ей листы с протоколом допроса. – Прочтите и подпишите, если нет возражений.
    Похоже, Лилия твёрдо решила сократить общение с полицией: прочитала, молча подписала и её отпустили. Тут же ушла: дел в доме полно, Марине нужна помощь.
    — У вас не скучно, сэр Ортем, – признала Валери и рассмеялась, её поддержала и Марселина. – Между нами: Лилия прекрасно знала, что препарат запрещён к законному обороту, но без её признания это не более чем предположение. Вы сами как считаете, она достаточно осознала, что ей грозило?
    — Думаю, да. Я нечасто видел её такой испуганной. И она рассказала всё сама, без принуждения.
    Валери покачала головой.
    — С её братом Августом, позже Юлием, вышла странная история. Официально он погиб при прорыве нечисти. Пять человек было там, свидетели его смерти – но в деле нет показаний ни одного. Даже самой Лилии, хотя, по её словам, её допрашивали долго. Чем мы можем вам помочь сегодня?
    — У меня необычная просьба, – Артём протянул лист бумаги. – Это школьные друзья Мари Фурье. Они пропали без вести, и уже через неделю их перестали искать, и не вспоминали даже родственники. Можете собрать по ним те сведения, что можно получить открыто?
    — Мы постараемся получить всё, что возможно, – кивнула Валери и Марселина поддержала её кивком. – Очень странно. По закону, розыскные мероприятия продолжаются не меньше месяца. Я или Марселина отправимся за материалами – кому-то из нас нужно остаться и продолжить расследование. Мы напали на след, сэр Ортем – есть женщина, которая работала посыльной, и не очень долгое время работала в магазине господина Лана. Вот её фотография, – Валери протянула Артёму лист бумаги. Тому стало не по себе. Он узнал её – на вид ей лет сорок, серебристые волосы, худощавая, вытянутое лицо.
    — Вы её узнали? – Валери и так знает ответ, подумал Артём.
    — Я заметил её в... видении, – Артём заметил, как переглянулись обе его собеседницы. – Не знаю, как это правильно назвать. Я видел несколько раз моменты из прошлого. Как будто был зрителем, а кто-то повторял для меня всё, что происходило. Она толкнула Юлия Корту – прямо в гущу нечисти. Я думаю, что он бы выжил, если бы не она.
    — То, что мы искали! – воскликнула Марселина. – Видение мы не можем приложить к делу, но мотив налицо.
    — Её зовут Клавдия Береника Росс, – пояснила Валери. – Она, вместе с детьми была, вместе с Лилией и Августом Корту, на борту судна, перевозившего беженцев из Барселоны. Город был окончательно уничтожен нечистью, приняли решение оставить его – не было возможности защитить, под угрозой в тот момент были все крупные города. Её дети выпали за борт, Август бросился их спасать – но спас только младшую дочь Клавдии Росс. Оба её сына погибли тогда. Возможно, это и есть мотив.
    — Про Лилию и Юлия - понимаю. А мы ей что сделали?
    — Вы одна семья теперь, сэр Ортем. Совершенно логично, что она теперь мстит всей семье. Мы вызвали Клавдию Росс, но по официальному месту жительства её давно нет. Теперь её ищут во всех префектурах Федерации. Мы сообщим, как только будут новости.

- - -

    Артём встретил Миранду в коридоре – видимо, обследование Мари затягивается.
    — Врачей она не любит, – пояснила Миранда. – Она не любит полицию, военных, врачей. Вот вас она обожает, но хорошо бы ещё кого-нибудь хотя бы слушалась. А я-то думала, это у меня трудный характер!
    — Сплетничаете помаленьку? – из двери вышла Мари. – Это у тебя трудный характер? Не смеши. Идёмте отсюда, не то я что-нибудь такое скажу про врачей, что точно оштрафуют.
    — Может, сразу договоримся, Мари? – предложил Артём, как только они остановились посидеть у дуба Цезаря. – Например, чтобы ты слушалась Марину, Лилию и Миранду.
    — Это когда я их не слушалась? – удивилась Мари. – Ну хорошо, хорошо, не вопрос. Было такое, вспомнила. Доктор меня сегодня тоже обрадовал – что-то не понравилось ему, что внутри меня увидел. Ещё неделю, говорит, как минимум, никакого скольжения. Ну и как теперь жить?
    — Спроси меня, я научу, – посоветовала Миранда. – Старший тренер очень тобой доволен. Просил только чуть реже ругаться, во время тренировок. Ну, по-другому как-нибудь с учениками общаться.
    — Ещё и ругаться нельзя, – вздохнула Мари. – Всё поняла, постараюсь.
    Мимо них прошло десять человек – все взрослые, все в белом – и направились в восточную часть города.
    — Марк Тиберий Корвус, – вполголоса сказала Миранда, заметив, что Артём проводил процессию взглядом. – Из префектуры Рима, погиб при исполнении два дня назад.
    — Его хоронят? – дошло не сразу. Гробов, траурных маршей и печальных процессий здесь не бывает. Здесь на кладбищах скорби и печали не предаются, наоборот – приходят поговорить о светлом, вспомнить хорошее.
    Миранда кивнула.
    — Пойду посмотрю, – решил Артём вслух.
    — Один совет, Ортем, – Миранда встала. – Если только вас не пригласят, не подходите к могиле, пока все, кто провожает его, не выскажутся. Я что-то не хочу с утра на кладбище, лучше дома поработаю. Мари?
    — Я тоже пас, – Мари поднялась. – Занятия на Арене с двух, а дома мне тоже найдётся, чем заняться. Ортем, не задерживайся там надолго, ты обещал помочь мне найти, чем заниматься!
    — Задерживаться не буду, – кивнул Ортем.



Константин Бояндин

Отредактировано: 19.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться