Тридевять земель

Размер шрифта: - +

Дни 62-64. Посвящённые

    Артём и Лилия присутствовали на совещании “виртуально” — так же, как присутствуют люди при сеансах видеосвязи, в виде голограмм. Остальные — лорд Тиберий Стоун, Марцелл Катон, сэр Джеймс Батаник, Валери Обэр, Мари Фурье и Марселина Люсия Дюран — лично.
    — Господа, — лорд Стоун встретился с каждым взглядом. — Вчера в окрестностях Парижа было обнаружено и, по стечению обстоятельств, разрушено строение. У нас есть основания предполагать, что существует связь конструкции, которую мы обнаружили под руинами, с локацией “М”. Госпожа Фурье; с настоящего момента приказываю не рассказывать лицам, не посвящённым в то, как вы обрели способности дросселя, о вашем походе в указанное строение. Вопросы?
    — Так точно, сэр, — Мари поднялась на ноги. — Правильно ли я понимаю, что теперь вы не считаете мой рассказ выдумкой?
    — Можете не вставать, — разрешил лорд Стоун. — Теперь есть все основания считать, что вы с друзьями действительно совершили поход к упомянутому строению. Хочу напомнить, что отношение к дросселям у населения планеты настороженное. Даже намёк на косвенную связь произошедшего с нечистью может стать поводом для паники, спровоцировать нападения на дросселей.
    — Вас поняла, сэр, — кивнула Мари, и уселась.
    — К сведению присутствующих, — лорд Стоун вновь обвёл собравшихся взглядом. — За последние двенадцать часов в полицию и штабы вооружённых сил планеты обратилось одиннадцать человек, в возрасте от девяти до тридцати лет, с заявлением, что они стали дросселями. Предварительные испытания подтвердили способности каждого обратившегося. Ситуация непростая; мы должны выявить, сколько ещё сооружений, аналогичных каменной башне, существует на планете, выяснить обстоятельства их происхождения. Любые сведения о ваших посещениях аналогичных сооружений с данного момента считаются предметом государственной тайны, обсуждению с лицами, не получившими соответствующий допуск, не подлежат. Вопросы?
    Вопросов не было.
    — Сэр Злотникофф, — лорд Стоун посмотрел в глаза проекции Артёма, тот поднялся на ноги. — Каждые двадцать четыре часа вам надлежит проходить медицинское обследование. До получения разрешения от сэра Арчибальда Ливси не пользоваться скольжением, даже если это не вызывает побочных эффектов. Совещание окончено.

- - -

    — Они всё уничтожат, — заметила Лилия, после того, как провела очередной урок с Вероникой. Та быстро, по словам врачей — слишком быстро усваивала новое, словно торопилась наверстать упущенное. Психологически так и оставалась девочкой семи лет, невзирая на то, что знала много, очень много. Получается, она на самом деле читала все те книги, которые ей доставляли в “клетку”?
    — Простите? — Артём думал о своём — размышлял о прозвучавшей фразе “косвенная связь произошедшего с нечистью”. Какая уж там косвенная — прямее некуда. Но раньше башня в лесу, возвышение в подземном лабиринте и остальное были просто легендами — пусть и не для всех. А сейчас подтвердилось, что это — реальность. Логичный вопрос: отчего под башней находится портал? Почему неактивен — перестал излучать, как только военные раскопали его? Кто и когда построил башню, почему её не было видно со спутников? Терминаторы летают на высоте около стадии — четверти километра — над поверхностью планеты. Трудно было бы не заметить такое сооружение! И тем не менее — не замечали. Как такое возможно?
    — Они уже нашли то возвышение в лабиринте, помните? Мы с братом стояли там, стали дросселями. Военные нашли лабиринт, и всё там сломали. А вчера нашли башню, в которую вошла Мари — правда, башня сама разрушилась, её не ломали, если я правильно поняла. Теперь они найдут остальные такие места, и все уничтожат.
    — Они — военные?
    Лилия кивнула.
    — Дроссели всегда на стороне людей. Не было случая, чтобы дроссель помогал нечисти. А вы показали, что можете вести за собой нечисть, и что она вас слушается, даже “оператору” вы сумели помешать, как-то сбить его с толку. Понимаете? Я уверена, кто-нибудь очень скоро подумает так: а что, если в следующий раз сэр Ортем приведёт нечисть, и прикажет ей сожрать людей?
    — А что сами думаете?
    — Я думаю, что вы так не сделаете. Пока вы человек, не сделаете. Но я же слышу, о чём люди шепчутся. От вас весь Рим в восторге, но я видела, что некоторые вас боятся. По-настоящему.
    — Умеете озадачить, — Артём взял Лилию, сидящую рядом на скамейке, за руку. — Что ж, надо чаще бывать среди людей. Больше общаться с ними.
    Лилия кивнула, долго молчала, глядя перед собой — на людей, прогуливающихся по парку.
    — Глория возвращается сегодня, — сказала Лилия, наконец. — Сказала, что может договориться о вашем концерте. Что-нибудь для молодёжи, для танцев — вы же знаете подходящие песни или просто музыку?
    Артём кивнул.
    — Замечательно! Хоть немного мирной жизни.
    — Если все такие места уничтожить, — Артём посмотрел в глаза Лилии, — дросселей, возможно, больше не будет. Вы об этом подумали?
    Лилия кивнула.
    — Может, я поторопилась. Может, не всё уничтожат — оставят некоторые, начнут изучать. Ведь никто не смотрел, как человек становится дросселем. Нас ведь в школе учат, что это — защитная реакция, что люди случайно выработали эту способность, чтобы выжить. А теперь выходит, что всё не так.
    — Всё может быть не так.
    Лилия рассмеялась.
    — Вы говорите как сэр Марцелл Катон. Они никогда ничего не утверждает, если нет уверенности на двести процентов. Да, всё верно, может быть не так. Всё, хватит о грустном! Сейчас ещё один урок с Вероникой — и пойдём учить те песни, которые вы споёте сегодня. Да? Вы согласны?



Константин Бояндин

Отредактировано: 19.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться