Тридевять земель

Размер шрифта: - +

День 15. Клетка Фарадея

    День 15. Клетка Фарадея

    Половина третьего — и снова спать не хочется. Артём осмотрелся — у Миранды есть своя комната-студия, но устраиваться там, чтобы не разбудить её ненароком, не очень правильно. Не приглашали ведь. Что-то она говорила о том, куда в этом доме можно входить без спроса, но лучше всё же уточнить.
    Артём вернулся в свои с Мариной апартаменты. Пока шёл, убедился — охрана на месте. Припомним: из домочадцев есть электрик — строго говоря, его бы кибернетиком назвать, или электронщиком. Солдат, уволен в запас после ранения, пятьдесят с лишним лет. Повар, сорока пяти лет, также уволен из вооружённых сил по той же причине. С поваром Артём почти не виделся, хотя не забывал появляться в его владениях и благодарить — как принято. Есть ещё племянник Ингир, но он в основном в казармах, обучается военному делу. Доктор Ливси, новый постоялец, и сам Артём. По словам Марины, через месяц с момента, как Артём предложил ей стать хозяйкой, им самим нужно будет нанять всю обслугу — обычно она остаётся той же, просто все расходы ложатся уже не на хозяйку квартала, а на хозяйку нового дома. Да и кто, в своём уме, покинет дом, в котором живёт дроссель? Эти люди свято верят в то, что дроссели приносят удачу.
    При том, что верований в земном смысле Артём пока не наблюдал. В школе, когда учат историю культуры, всё это упоминается. И всё на этом. Тоже интересно выяснить, как к этому пришло. Когда выражают искреннее удивление, часто восклицают что-нибудь вроде “о небеса!”, но и только. Просто оборот речи? Или Артём не всё ещё знает?
    Ладно, не до этого. Закончил с умыванием и зарядкой — удалось найти пару гантелей, причём их тоже выдают желающим бесплатно — и понял, что тело уже не так отчаянно сопротивляется здоровому образу жизни. А ведь там, на Земле, Артём себя всем этим не утруждал. А здесь здоровый образ жизни — это не оборот речи. Это естественное состояние людей: в парке поутру много бегунов, и спортивные состязания на Арене и в Колизее — самые популярные, так сказали и Лилия, и Миранда. В других городах тоже культ здоровья, если это можно назвать культом.
    Так что надо привыкать. Уже две недели без Интернета, подумал Артём, без игр и прочего — и не скучаю по ним совершенно. Может, потому что всё ещё думаю, что сам “внутри игры”?
    Ладно, пора разбираться. Марина настроила и оставила на столе электронную книгу с подключением к банку данных библиотек Рима. Интересно, как это у них работает? Есть мобильная связь — но ни одной мобильной вышки (хотя, возможно, эти устройства настолько компактные и незаметные, что и не разглядеть). Компьютеров — персональных — пока не видел. Равно как и игр, игровых автоматов, даже молодёжь предпочитает игры вживую — или спортивные, или настольные, в компании. Люди много общаются: сегодня Артёма ждёт в “Пьяном Драконе” его рота, и обязательно попросят рассказать подробности встречи с вражеским дросселем (виноват; с охолами), — и дома непременно попросят. И, почти наверняка, попросят сыграть на флютне. И там, и здесь. Не забыть взять её с собой.
    По словам Глории (не звонил ей, а надо!), на флютне учат играть годами. Человеку крайне трудно бывает не только держать в памяти несколько тем для разных инструментов, но и петь при этом. А Артём безо всякой подготовки сумел — почему? Не учился же! Добавляем в список загадок.
    Артём спохватился, и потрогал себя за каждым ухом. Вроде бы на месте оба крохотных эластичных прямоугольника — рация, то есть здешний вариант мобильника, и переводчик. Это ж какая технология — так точно подменять зрительные и слуховые ощущения, чтобы казалось, что человек говорит на твоём родном языке! И при этом — никаких космических полётов. Почему? Потеряли интерес? На самом Айуре есть более важные задачи? Тоже загадка.
    Артём отложил “планшет”, так назвал ту самую электронную книгу с доступом к библиотекам. Вызвал рацию: кодовое слово принято. Вызвал переводчик: работает в режиме автоматического перевода. А теперь пытаемся позвонить Глории.
    Она ответила почти сразу, и запросила видеосвязь. “Глаз” стоит тут же, на столе. Встать? Остаться сидеть? Артём предпочёл встать.
    — Сэр Ортем, я ужасно рада! — Глория и в самом деле рада. — Ужасно скучаю! Чем я могу помочь вам?
    — Хорошим настроением, Глория, — улыбнулся Артём, и получил улыбку в ответ. Только бы не показать смущения. — Завтра у меня поход, вероятно — долгий.
    — Я буду ждать! Если сможете появиться хотя бы на час, будет замечательно!
    — Я могу вам чем-то помочь? — судя по выражению лица Глории, он опять спросил что-то такое, что понять очень трудно. Она улыбнулась, секунд через пять.
    — Кажется, я понимаю. Звоните мне чаще, прошу вас. Хотите, расскажу, что тут случилось, после вашего отъезда?
    ...Минут через пятнадцать Артём попрощался. Гормональный всплеск, чтоб ему лопнуть. Хорошо, одно доброе дело сделано. Вернёмся к нашим баранам: почему это в клетке Фарадея — в комнате, куда не проникает электромагнитное излучение — Артёму начинает что попало мерещиться, а органы чувств перестают работать, или ведут себя не пойми как? Человек ведь, не робот.
    Стоп! Артём почувствовал, что взмок. Мысль показалась крайне неприятной. С чего он решил, что не робот? Доктора говорят, что Артём — человек, с некоторыми аберрациями поведения, несущественными сбоями памяти, что для дросселей норма. А может ли у дросселя быть орган восприятия электромагнитных волн? Вообще, как происходит “скольжение”? Дроссели как явление появились примерно через двадцать лет после того, как началась новая эра — с того дня, как человек, при помощи танков, выбрался на поверхность, закрепился в нескольких крохотных крепостях на планете, и принялся возвращать её себе — с боями, с потерями, очень медленно. Почему дросселей не было раньше?
    Туда же, в список загадок. Вопросов всё больше, а ответов... Стоп, постойте — получается, что комната для работы с редкими книгами — тоже клетка Фарадея, тоже изолирована от электромагнитных волн? Но почему Марина точно так же — в смысле, тоже необычным образом — реагирует на подобную изоляцию? Хотя это только предположение. Вот если бы её привести на ту же гауптвахту, проверить...
    Добрый вы сегодня, сэр Ортем. Артём посмотрел на часы — половина шестого — и тут ему позвонила Миранда. Что она скажет, он отчего-то догадывался.
    — Можно войти, сэр Ортем?



Константин Бояндин

Отредактировано: 19.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться