Тридевять земель

Размер шрифта: - +

День 37. Чёрный замок

День 37. Чёрный замок


    --- Расскажите ещё о Земле, -- предложила Миранда после того, как они окончили утреннюю пробежку, а Артём, в нагрузку -- ещё и позанимался гантелями. По пуду в каждой, по двадцать упражнений, в каждом по двенадцать движений. Ещё месяц назад одна мысль о такой нагрузке вызвала бы ужас, а сейчас всё, конечно, ныло и болело после зарядки -- но организм уже начинал её требовать, настаивать на упражнениях. Миранда смотрела на то, как он занимается, не без зависти.
    --- Столько я не осилю, -- пояснила она. -- У меня другие упражнения, но теперь полностью понимаю, как я тогда рисковала. И вы вправду так долго не занимались? Поверить не могу! Подождите! -- она осеклась. -- Опять меня понесло. Расскажите о своей профессии там. Что такое “тестировать игры”?
    Объяснять пришлось не слишком долго. Вначале -- что такое персональный компьютер. Это не составило большого труда, “читалки” -- электронные книги, диагностическая аппаратура в клиниках, каталоги доступа к библиотеке -- по сути своей компьютеры.
    Что такое компьютерная игра, объяснить было чуть сложнее. Хотя Миранда, Артём видел, не понимала самой идеи игры с использованием компьютера. Ну, а про тестирование поняла почти сразу.
    --- Странная у вас там жизнь, -- покачала она головой. -- Никогда бы не подумала! Люди, которые могут днями и неделями не отходить от игр, и другие люди, которые ищут в играх ошибки. У нас играют, конечно, я сама настольные игры люблю, в кругу друзей, только времени пока что маловато. Но чтобы вот так, все перед экраном, и вся жизнь внутри него... Я бы не согласилась. И многие так жили?
    --- Очень многие. Если сосчитать по всей Земле -- наверное, сотни миллионов. Если не миллиард.
    Миранда вновь покачала головой.
    --- Слушайте, мне становится страшно. Я не так себе это представляла. Всё, пока больше не рассказывайте -- мне бы это пока осмыслить.
    ...Завтрак не успели приготовить -- Артём только вошёл к себе, Марина как раз одевалась -- и не успел и пары слов сказать, как в дверь постучали. Охранница -- из новых. Приставлена лично к Марине, можно сказать -- телохранитель.
    --- Господин Злотникофф, госпожа Скайлис, -- охранница, Кира Блейк, коротко поклонилась. -- У нас необычный гость. Просит, чтобы позвали господина Злотникоффа.
    “Гостем” -- гостьей -- оказалась Мари Фурье. Всё в том же своём чёрном наряде, сплошь кожа и железо, и с огромным рюкзаком за плечами.
    --- Меня из дома выгнали, -- сообщила она вместо приветствия. -- Не знала, куда податься. Может, вы приютите?
    --- Проходите, Мари, -- Марина пришла в себя первой. -- Входите, прошу. Миранда и Лилия, спуститесь сюда, пожалуйста! Завтракать будете?
    --- С удовольствием, -- Мари осторожно опустила рюкзак на пол. Артём подумал вначале, что небрежно бросит. -- Извините за манеры. Я не очень многим могу помочь, но может, всё-таки могу?

- - -

    --- Рассказывайте, -- Марина пригласила неожиданную гостью к себе в кабинет -- в студию. Уже нашлась комната для Мари, уже она успела переодеться в домашнее -- нашлась ей одежда по росту. -- Что случилось, Мари? Если кто-то вас смущает, можно поговорить наедине с кем захотите.
    --- Нет-нет, пусть все останутся, -- попросила Мари. -- Не знаю, с чего начать. Начну с конца. Мама узнала, что я была у врача, узнала, у какого -- и сразу скандал подняла. Избавляйся от него, говорит, немедленно, или ищи себе другой дом. Я решила другой дом поискать.
    Лилия, Марина и Миранда переглянулись с изумлением во взглядах.
    --- Подождите, -- Лилия первой обрела дар речи. -- Если я правильно понимаю. У дросселей-женщин не бывает детей, все знают. Не было ни единого случая.
    --- Значит, я первая, -- Мари посмотрела на Артёма. -- Для тех, кто на танке. Ну, только без обид. У меня будет сын, и его отец где-то в этой комнате.
    Мари уселась на стул, едва кто-нибудь успел слово молвить, и... расплакалась. Марина бросилась к ней, и красноречивым взглядом выпроводила остальных.
    --- Вот это да! -- сумела сказать Миранда, когда они, с Лилией и Артёмом, оказались в коридоре. -- Ну вы точно колдун! Теперь у нас два дросселя в доме, представить -- и то страшно!
    Миранда обняла Артёма, а тот, стараясь улыбаться как можно осмысленнее, обратил внимание, что Лилия смотрит ему в глаза, и на лице её... улыбка. Она посмотрела ему в глаза ещё несколько секунд, и едва заметно кивнула.
    --- Что такое? -- Миранда отпустила Артёма, посмотрела ему в лицо. -- Что-то случилось?
    --- Помогу ей с вещами пока, -- Лилия кивнула обоим, и направилась к лестнице наверх. Миранда взяла Артёма за руку, и повлекла к себе в комнату. Там, закрыв двери, жестом указала на диван, и села первой.
    --- Рассказывайте, -- потребовала она. -- Вас что-то расстроило?
    --- Аистом себя чувствую, -- ответил Артём мрачно.
    --- Каким ещё аистом? -- Миранда удивилась. Затем улыбнулась и расхохоталась, когда Артём рассказал про аиста, приносящего детей. И посерьёзнела, взяла Артёма за руку.
    --- Ортем, почти все дроссели, как бы сказать вежливо, чихать хотели на своё здоровье. Пьют, курят, что только ни делают. Не хочу никого осуждать. Наверное, трудно быть дросселем, а может ещё и страшно, вам виднее. Почти все считают, что дроссель поблизости -- это к удаче, но вот детей от него не нужно, больные они будут. Понимаете? Но ведь вы совсем не такой!
    --- Благодарю. Но я не об этом.
    --- Понимаю, -- она вздохнула и прижалась щекой к его плечу. -- Странный вы. Другой бы уже весь дом пригласил -- женщин, то есть -- и не печалился бы ни минуты. Наверное, я тоже немного неправильная, почти как Марина. Я тоже уже не хочу делить вас со всеми. Только со своей семьёй. Всё? Если ещё что-то не так, говорите. Лучше выговориться.
    Артём обнял её. Стало легче -- в смысле, ненужные мысли растворились, как по волшебству.
    --- Пока всё -- благодарю, -- и Артём поднялся на ноги.
    --- Ей тоже нужно выговориться, -- Миранда поймала его за руку, когда он уже взялся за ручку двери. -- Поговорите с ней. Знаете, если из дома выгнали -- это всё равно что в каменоломни сослали. Если бы мы её не приняли, я и не знаю, куда бы она потом пошла.



Константин Бояндин

Отредактировано: 19.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться