Трилогия садизма. Одиночество. Деструктивность. Любовь

Психоанализ. Современная проблема индукции. Пролог

По пути в безумие мы заглянем в небольшое окно, свет из которого отразится на наших нездоровых лицах, а ведь мы даже не знаем, сколько уже здесь находимся и зачем. Никто из нас об этом не спрашивает, всё это абсолютно никому не интересно. Более того, это даже не важно, забвение — путь к очищению, а моя душа стала настолько чиста, что порой мне кажется, что её вовсе нет.

Здесь даже не чувствуется вес собственного тела, наверное, это из-за отсутствия обязательств, они — тяжкий груз, который можно принять, если тебе за это платят; если же взамен ты получаешь только моральное удовлетворение или что-нибудь подобное, то к чёрту. Этим нельзя набить живот... от этого даже невозможно получить кайф.

Смирение — это то, что нам здесь нужно, оно в этом маленьком, излучающем свет окне лежит на подоконнике. Но мы стоим снаружи, а форточка закрыта. Вокруг нас темнота, в ней нет ни лиц, ни секса, ни наслаждения. Мне всегда было интересно, есть ли по ту сторону окна, под подоконником, на котором лежит смирение, батарея; она мне так необходима, ибо в темноте вечно царит холод.

Мы уже в сотый раз проходим здесь и каждый раз говорим себе, что нужно идти прямо, но всё равно движемся по кругу — цикличность и замкнутость; поэтому необходимо открыть окно и достать смирение. Но с наружной стороны рамы нет ручек, а в темноте закончились камни. Как грустно.

— Можно откусить, друг мой?
— ...
— Как, совсем ничего не осталось?

Если подождать, пока глаза привыкнут к яркому свету то в небольшом окне можно разглядеть очертания мебели. Порой мне даже казалось, что я вижу холодильник. Наверное, это кухня. Жаль, нам туда никогда не попасть.



Игорь Озерский

Отредактировано: 03.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться