Тринадцатый

Тринадцатый

Аль-фи-рэд очнулся в странном месте.  Голова отказывалась соображать,  воспоминания последних дней,  сбились в кучу и не давали сосредоточиться. Он пытался хоть что-то вспомнить из того что с ним произошло.  Но дикая боль в голове, не давала трезво оценить его местонахождение. Отчаянно пытаясь осмотреться, он вертел головой из стороны в сторону.  Коридор отделанный неизвестным материалом уходил куда-то в полумрак. Аль-фи-рэд смотрел в него с отчаянной неизбежностью ждущего худшего расклада, загнанного зверя. Боль мало-помалу отступила, отзываясь лишь гулким пульсом в висках. Он понимал, что с уходом боли к нему, возможно, вернется память. В пределах видимости не было ни чего,  за что можно было зацепиться взгляду. Аль-фи-рэд собрал всю свою волю в кулак. Сосредоточившись, он неожиданно вспомнил как в тумане, последний день в его родном племени…

 

*                   *                   *

 

 

В тот злополучный день в племени были игры по случаю тех, кто достиг совершеннолетия. Вся деревня всегда весьма шумно отмечала этот день. По традиции все достигшие этого возраста имели право занять свое место среди кормильцев и охотников, и только не многим было позволено участвовать в испытании на соискание права вступить в ряды касты воинов. Аль-фи-рэд был седьмым сыном девятого сына вождя племени,  но шанс на победу в состязании у него все же был. Понимая это Аль-фи-рэд,  готовился к этому дню все свое свободное время,  не смотря на свои обязанности по присмотру за молодняком и скудный суточный рацион, что выделяли для него кормильцы. В тот день он встал пораньше перед началом охоты, что бы на темнеющем небе разглядеть хоть какой-то знак предков. Но темнеющее небо было неумолимо к мольбам теперь уже совершеннолетнего Аль-фи-рэда.

Тем вечером старая Сшас-сах дала Аль-фи-рэду двойную порцию, не потому что пожалела худого подростка,  а потому что зубы у старой кормилицы были уже не те и она не смогла бы съесть все то что обычно не додавала молодняку. Аль-фи-рэд был рад этим обстоятельствам, рассчитывая именно сегодня пройти испытание,  так как следующей попытки придется ждать целый год. Неизвестно что будет с ним через месяц другой,  а тут целый год. Посмотрев еще раз на темнеющее небо Аль-фи-рэд,  вздохнул и решил сегодня не ходить в общую хижину на ночлег, а заночевать прямо под открытым небом. Но до ночи еще было далеко, так как основные праздничные хлопоты придутся на разгар вечера,  и поэтому Аль-фи-рэд решил не торопясь пройтись вдоль деревни и заранее подыскать себе укромное местечко для ночлега.  Пройдя пару десятков шагов к краю обрыва, оставив позади последние хижины,  Аль-фи-рэд совершенно задумавшись чуть не сбил с ног старого охотника Мс-ха-шиса. Старик грубо оттолкнул парня, сплюнув ему под ноги остатки забродивших ягод чер-рис. После чего улыбаясь, спросил:

- Ну что парень,  сегодня твой день, сегодня тебе дадут предназначенье, волнуешься?  Я тоже когда-то, как и ты волновался. Жуть как не хотелось становиться кормильцем, хотелось сразу стать воином,  ну или на худой конец охотником.  Да-да не улыбайся, я тоже хотел стать воином, но стал охотником и ничуть не пожалел об этом. Я жил жизнью полной приключений, но в один миг стал никем. Ах, если бы я не охромел на руку... Так о чем я? Ах да! А ты ведь еще не знаешь заклинание зова. Тебя, скорее всего не учили еще такому?! А хочешь, я тебя научу?!

- Конечно, хочу! Только вот состязания сегодня,  я вряд ли смогу чему-нибудь научиться в такой короткий срок.

- Не боись парень! Мс-ха-шис старый охотник откроет тебе секрет. Никого заклинания учить не надо,  оно уже у тебя есть. Понимаешь парень, это и есть великий секрет нашего народа. Каждый наследует заклинание зова от рождения,  просто не может им пользоваться, пока не подрастет.

- И вы думаете, я смогу вот так с лету научиться этому заклинанию?

- Конечно сможешь! Не будь я Мс-ха-шисом, старым охотником!

- Ну, я попробую...

- Ни каких, попробую! Ты или делай или нет, третьего не дано. Усек?

- Ну как я могу сделать то, что сам еще не знаю?

- Обыкновенно,  просто слушай внимательно, и все у тебя получится. Для начала сынок, закрой глаза, они тебе не понадобятся. Та-ак! Теперь представь, что ты летишь, да-да, именно летишь, прислушайся к своим чувствам. Ты ведь летишь с закрытыми глазами, тебе должно быть страшно разбиться от столкновения с чем либо?! Вот и все.

- Что все?  А как же заклинание?

- А это и есть самое главное заклинание. Чувство опасности! Так-то сынок! Когда нам страшно и мы в опасности, что мы делаем тогда? Правильно,  мы кричим что есть мочи. Вот когда тебе будет страшно, и ты захочешь крикнуть, кричи и слушай. Тогда ты услышишь зов, точнее его отзвук.

- И это все?

- Все, а что ты хотел еще узнать?  Иди лучше к краю обрыва и потренируйся, а мне пора, а то без меня все самые лучшие ягоды сожрут.

Мс-ха-шис развернулся и, бурча что-то себя под нос, побрел в деревню. Опираясь обо все своей искалеченной рукой, от чего его походка казалась трагичной и вызывала жалость.

Аль-фи-рэд прошел шагов пять к краю обрыва, и посмотрел вниз. Отсюда до земли было очень высоко. Не страшась высоты, он решил научиться слышать зов, во что бы то ни стало прямо сейчас. Припоминая все, что говорил старый охотник, он осторожно свесился с обрыва. Запутав ноги во вьющихся растениях, Аль-фи-рэд повис вниз головой, благо эта поза у их племени была достаточно обычна. Если бы случайный свидетель увидел, чем занимается юноша, он не задался бы лишними вопросами.

Повисев так пару минут, и нормализовав кровообращение, Аль-фи-рэд попробовал крикнуть в сторону земли. Прислушался, но ничего не услышал, затем по совету старого охотника он закрыл глаза и попытался снова. Результат нулевой.Затем снова и снова.



Олег Лим (Львович)

#42796 в Фэнтези

В тексте есть: сказка

Отредактировано: 18.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться