Тринадцатый бог. История одного Зла

Размер шрифта: - +

Глава 11. Рыбы (прод. 22.03)

Фирмос осторожно приподнялся и спустил ноги с кровати. Голова сразу же закружилась, а сердце заколотилось, как бешеное. Чародел кашлянул и поморщился, ощутив, как хрип отдался под ребрами тупой болью. Когда мир перед глазами перестал шататься, Фирмос не без интереса обвел комнату взглядом. Первое, что пришло на ум - дворец нищего. Роскошь и богатство прошлого настолько поблекли и обветшали, настолько сокрылись под пылью и желтизной, что потеряли благородство и спелись с убогостью. Фирмос где-то уже видел подобное.

Во дворце Коинта.

Все верно, великие династии умирают одинаково.

Тусклый свет западного солнца был сер и бледен. Цвет болезни, не иначе. Фирмос закрыл глаза и, подавшись вперёд, коснулся ступнями пола. Чароделу нестерпимо захотелось выглянуть в приоткрытое окно и увидеть Риеннар - столицу великого Запада, Врата чёрной смерти, ярчайшее созвездие на карте проклятья.

А ещё ему нужен был воздух - свежий, бодрящий, напоминающий о жизни и о силе, которую он потерял на длительное время.

- Вам нельзя вставать.

- Совсем? - не открывая глаз, спросил Фирмос.

- Достаточно и того, что вы сумели сесть. Ложитесь, иначе потеряете сознание.

- Я не хочу лежать. Я хочу открыть окно, - он, наконец, повернул голову и недовольно посмотрел на своего стражника - проклятую женщину, прячущую лицо под капюшоном, а руки - в перчатках. Конечно, она - скелет, но к чему скрываться? Весь Запад выглядит подобно уже больше сотни лет. Неужели не привыкла? Ох уж эти женщины...

- Я открою, - она решительным шагом пересекла комнату, но у самого окна обернулась и замерла.

Фирмос пристально смотрел на неё.

- Вы меня не поняли, - хрипло произнес он. - Мне нужно открыть окно. Не вам.

- Вы слишком слабы, - раздраженно отозвалась сиделка. - И мне совершенно не нравятся ваши капризы. Нам огромного труда стоило забрать вас у Восьмого бога.

- Потому что я нужен вашему господину?

Женщина ничего не ответила и снова отвернулась к окну. Фирмосу требовалась её помощь, но просить он не желал. Поэтому поднялся сам. Ноги задрожали и тут же подкосились. Он рухнул на пол, попытался приподняться на трясущихся руках, но снова упал. Женщина молча наблюдала за его жалкими попытками встать, но не делала навстречу и шага. Фирмос не рассчитывал на неё больше. Он успел позабыть, что, по сути, имеет дело с врагом. Ему об этом напомнили.

Хрипя сквозь сжатые зубы, он кое-как развернулся и, цепляясь за край кровати, добрался до столбика. Голова снова закружилась. Жаром, охватившим плечо, дала знать о себе подживающая рана. Пол будто качался под ногами мага, то отбрасывая в сторону, то возвращая назад.

Фирмос возненавидел себя и свою слабость. Злость придала сил, но ненадолго. Её хватило только, чтобы зацепиться за столбик и, обнимая его, встать на ноги. Тяжело дыша, чародел закрыл глаза и лбом коснулся прохладного дерева. Нет, сам он совершенно точно не доберётся до окна.

- Обопритесь о меня.

Фирмос открыл глаза и повернул голову. Женщина протягивала ему руку. В зазоре между рукавом балахона и краем перчатки светлели кости.

Чародел, покачнувшись, вцепился в плечо своей сиделки. Та не шелохнулась, твердая и непоколебимая, как статуя.

- Благодарю, - процедил Фирмос.

Женщина повела его вдоль стены, чтобы он мог опираться и о неё тоже, а когда они, наконец, добрались до окна, маг увидел перед собой выдвинутое из угла пыльное кресло. Сиделка, однако, всё же заботилась о нем.

Прислонившись к подоконнику, Фирмос не без труда распахнул окно. В лицо ударил пыльный, соленый ветер, и чародел, закашлявшись, едва не упал. Сиделка перехватила его и помогла усесться в кресло.

- Вы понимаете, что из-за своего упорства можете умереть? - недовольно заметила она, становясь рядом. - После тяжелой болезни нельзя подниматься так быстро.

- Я долго отлеживался? - Фирмос откинулся на спинку кресла.

- Нет. Но сюда вас доставили почти мертвым.

- Здесь все почти мёртвые и, спешу заметить, очень ловко ходят.

Женщина ничего не ответила, только скрестила руки на груди.

- Простите, - Фирмос вздохнул. - Раньше я неплохо умел шутить.

- Не сомневаюсь. Маги славятся своими... шутками.

- Я обидел вас. Мне очень жаль, - он поморщился. В ушах зашумело, а ему так не хотелось возвращаться в темноту. - Я не...

Он прижал дрожащую руку ко лбу.

- Не могу...

- Вот, выпейте. Только осторожно.

Она придержала кружку, дав ему сделать пару глотков терпкого настоя, от сладости которого щипало язык.

Откашлявшись, Фирмос снова откинулся в кресло, и через мгновение ощутил, дышать стало гораздо легче.

- Благодарю, - со всей учтивостью, на которую был сейчас способен, произнес чародел. - Вы - великолепный целитель. Умеете лечить магов и не растеряли навыки за годы... Кхм...

Он снова кашлянул и замолчал, решив повременить с двусмысленными фразами. Его собеседница сделала вид, что не заметила оговорки.

- Тогда почему вы меня не слушаете? - недовольно спросила она. - Хотите умереть?

Фирмос опустил голову и посмотрел на свою ладонь, которой не так давно касался вееренской Арки.

- Я был готов к этому, - просто ответил он.

- Вы шли сюда за смертью?

- Я шёл сюда за... - чародел замолчал, чуть было не сболтнув лишнего. Конечно, он шёл сюда за королём, но какому жителю Запада будет приятно узнать, что по их земле разгуливает злейший враг и коварный захватчик. - Меня вело проклятье, его вездесущие нити. Я решил, что оно угрожают и Востоку.

- А как выглядят эти ваши... нити?

Фирмосу устал, и каждое слово давалось ему с трудом, но интерес собеседницы подстегивал к беседе. С умными женщинами всегда было приятно поговорить.

- Как сияющие линии, изогнутые и витиеватые. Они тянутся от человека к человеку через реки, поля, леса, горы. Связывают воедино судьбы правителей и подданных, знати и простолюдинов, магов и воинов. Всех. Каждого. На века.



Галина Черкасова

Отредактировано: 12.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться