Тринадцатый бог. История одного Зла

Глава 11. Лев (прод. 11.05)

 

Говорят, что выбор есть всегда и только от нас зависит, по какому пути мы пойдем.

Это ложь. Нас слишком много, и мы крепко привязаны к окружающим. Наши судьбы вершат те, кто нами правит, те, кто нас любит, и те, кого мы ненавидим.

Когда-то мне сказали, что я - ничто. Слабая, беспомощная тварь, не способная защитить себя, своих близких и свой дом. Не имеющая права на собственную судьбу.

Слабый желает быть сильнее. Сила дает власть. Власть дает возможность править судьбами. Но не своей - чужими.

Изменяя судьбы, мы меняем мир так, как нам угодно.

Так, как хотел я ещё будучи слабой, беспомощной тварью.

 

Коинт желал говорить с Фирмосом наедине. Королю Востока крепко осточертели скелеты, всюду таскающиеся следом, следящие за ним своими пустыми глазницами и злобно щёлкающие челюстями. Особенно раздражали Коинта принц и принцесса - два вечных соглядатая в замке костей. Король понятия не имел, как от них избавиться. Перед проклятыми отощавший чародел, сильно постаревший и пожелтевший, вел себя чересчур сдержанно. Может, растерял запас своей язвительности по пути к Восьмому богу, а, может, выбрал нужную маску для игры в дурака в стане врага.

- Так значит, ты ничего не видишь? - в который раз спросил чародела Коинт.

- Нет. Ничего. Мне нужно время, - наконец, ответит Фирмос, который до этого делал вид, что не слышит своего короля, и городил что-то несуразное, к делу отношения не имеющее.

- Как долго?

- Неделя. Может и месяц.

- У нас нет месяца, - процедил Коинт. - Нельзя вернуть твои силы быстрее?

Принцесса так резко повернулась к нему, что он едва не отшатнулся. При Фирмосе Лиора отчего-то не снимала капюшон, и в таком виде сильно напоминала Льву маэстро смерти Клавдия.

- Нельзя, - грозно зазвучал скрип из-под капюшона. - Он может умереть, и все мои труды пойдут прахом вместе с ним.

Фирмос развёл руками и миролюбиво заметил.

- Пока мы можем заняться другими делами.

- Какими, например?

- Попытаемся понять, почему проклятье связывает два рода. И два государства.

- Королевские роды Востока и Запада ведут свое начало от великих братьев-близнецов, - задумчиво ответила Патриция. - Чем кому-то могли не угодить древние герои?

- Герои? - Фирмос насмешливо хмыкнул. - Они только и делали, что воевали, эти ваши герои. И пытались убить друг друга всеми возможными способами.

- И что нам толку от истории? - проворчал Коинт. - Не лучше ли поискать того самого могучего чародела, который повинен в этой столетней идиоции?

Гидеон, всю беседу молча созерцавший запыленный вид из окна, обернулся и, кивнув сестре, довольно грубо кинул ей приказ:

- Найди Керона и приведи его сюда.

Лиора поклонилась и вышла. От Коинта не укрылся взгляд Фирмоса, брошенный деве вслед. Маг совсем рехнулся и за неимением лучшего положил глаз на ходячую кость? Пора бы напомнить ему, кому он служит.

- Принц, - произнёс чародел, не дав Коинту и рта раскрыть. - Те болваны из Веерена говорили о маге, который всегда находился при вашем отце. Могли бы вы поведать нам о нем?

- О Денебе? - Гидеон передернул плечами, словно эта тема для него была до невозможности неприятной. - Что о нем говорить... Он отличался других магов. Старый, дряхлый, молчаливый. Отец нашёл его через пару лет после смерти моей матери, в дальнем, глухом селении, где остановился по пути на север, с визитом в империю. О его прошлом я ничего не знаю. Король не рассказывал мне ни о своих мотивах, ни о своих опасениях. А те болваны, как ты изволил их назвать, утверждали, что старик - шарлатан и дел с ним не вели. Решили, что его назначение - священная "придурь" короны.

Фирмос фыркнул и, помолчав, спросил:

- Но, все же, его приняли в совет?

- По приказу короля, - щелкнул Гидеон.

- А вы что думаете? - продолжал допытываться Фирмос.

- Что отец, возможно, не полагался на других магов, - неохотно ответил принц.

- Не доверял им?

- Если бы не доверял - он бы их попросту казнил. Скорее он не считал их полезными именно для себя. А старик защищал его. На поле боя всегда был рядом. И во дворце. И всюду.

- Ваш отец чего-то опасался?

- Возможно, - уклончиво ответил Гидеон. - Старший маг совета, Элдер, не раз упоминал, что Денеб постоянно поддерживает защиту.

- Всегда? Интересно...

- Что именно, позвольте узнать?

- Если я правильно понял, Денеб был очень стар. Старики не могут долго держать заклинание. Просто потому, что они немощны.

- На что ты намекаешь? - Коинту надоела роль слушателя. Ему требовалось что-то делать. Хотя бы задавать глупые вопросы.

- Ни на что, - беспечно отмахнулся Фирмос. - Я лишь хочу понять, кто такой этот Денеб, и какую роль он мог сыграть в становлении проклятья.

- Ты выбрал неверный путь, - Гидеон снова клацнул челюстями. - Денеб был... никем. Телохранитель моего отца, который не смог спасти его и сбежал. Как и все остальные чароделы, в решающий момент он показал себя ни на что не способным трусом.

- Расскажите о гибели вашего отца, принц. Пожалуйста.

Гидеон с большой неохотой пересказал магу историю гибели короля Востока. Коинт слушал вполуха - ему тоже думалось, что Фирмос ищет не там. О чем он и не преминул высказаться, стоило принцу замолчать.

- Ты, в самом деле, полагаешь, что какой-то старик мог сотворить это проклятье? Вот просто так, с пустого места?

- Почему с пустого? У него хватало сил всегда держать защиту. То есть он совершенно точно был могущественным чароделом.

- И он мог проклясть всех нас? - спросил принц.

- Нет, Ваше Высочество, - Фирмос покачал головой. - Один - не мог. Но наверняка был замешан в этом.



Галина Черкасова

Отредактировано: 12.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться