Тринадцатый маг. Возрождение

Глава 3

- Убить ее- единственный способ, чтобы потом она не потеряла рассудок под властью своих демонов.

- Почему я могу тебе верить? Еще ни разу ты не принимал мою сторону, да и позже выяснилось, что ты на стороне Зла, которой эта Война выгодна.

- Злой, не злой, какая разница? Ты мне братец, а твои чувства глубоки. Не лучшие побуждения меня заставили стать тем, кем я являюсь. Я потерял то, что любил и, на какой бы стороне я не был, тебе такого не желаю.

-Что ж, твои слова убедительны. Пожалуй, я воспользуюсь советом. Спасибо, Паул.

Нет! Не хочу я видеть такие сны! Я подскочил с криком и чуть не закричал снова, увидев перед собой горящие глаза. Она стояла на четвереньках, прислонив к моей щеке ладонь. Она резко отстранилась, поняв, что разглядываю ее. Сонно смотрел на нее и чувствовал, как меняются мои глаза, как изменяется мое лицо, и седеют волосы. Зажмурился и отвернулся, чтобы она не видела облик зверя, что живет во мне. Кровожадная тварь, которую стоит диких усилий сдерживать. И лишь ее любовь, ее нежность ко мне в любом обличье давала мне силы. Она и так была напугана моим поведением. Все мое положение показывало, что я не хотел показываться ей на глаза. Но вдруг, ее рука коснулась моих ушей, затем пряди волос, что всегда спадала спереди. Я медленно повернулся к ней, но глаза не стал открывать. Под ее рукой скрипнула доска и уши, подобно ушам хищника, дернулись на этот звук. Она усмехнулась. Ведет пальцами по носу, дотрагивается до верхней губы, слегка приоткрывая мне рот и приподнимает губу. Я полностью повинуюсь ее жестам. Она касается клыков, слегка надавливает на них и резко отдергивает руку. Все так же, не открывая глаз, я тихо спрашиваю:

- Что случилось? - лоб прорезает морщинка боли. Я вслушиваюсь в каждый шорох.

- Я порезалась, - звенит в ночи ее голос.

- Прости меня, - тихо произношу и громко сглатываю ком, подкатившийся к горлу.

- Как ты не ранишь ими себя? – она снова открывает мне рот. Она всегда была странной. Я дрожащей рукой беру ее за запястье и отстраняю руку.

- Не трогай, в них яда хватит на дюжину солдат. Я не знаю почему, они не причиняют мне боль, - моя рука дрожит, но она спокойна, даже не выдергивает свои тонкие пальчики.

- Прости. Я не помню тебя, но я всегда была в твоих воспоминаниях. И, наверное, память ко мне никогда не вернется. Что же я помню? Я помню Аркан, как я путешествовала к храму Дракона, как я обучалась в Братстве, я помню, как путешествовала с моим возлюбленным Мариком…

Дальше я не слышал, мои глаза широко распахнулись. Сердце сжалось так сильно, что я даже не смогу вздохнуть. Словно эхо, звучало у меня в голове: «…возлюбленным Мариком…». Нет. Нет… НЕТ!  Не позволю.

Злость затмевает весь мир алым, Вета продолжает что-то рассказывать и везде, где должен быть я, было его имя. Имя этого подонка, в которого я поверил, которому доверил самое дорогое, а он взял и уничтожил.

Вета так увлечена рассказом, что не замечает, как я зарычал от злости. Срываюсь с места, лечу вниз к каютам по лестнице. Добегаю до резной дубовой двери, одним ударом выбиваю ее, достаю из-за спины своих стальных братьев. Марик успел среагировать, поэтому выхватив из-за пояса палаш, успешно блокировал мой удар. Видимо, он понял, что я догадался о подмене памяти, от того и скалился в довольной, но безумной улыбке.

- Обыграл! Я обыграл Ночное Дитя! Любимца Судьбы! – и его безумный смех надорвал мой слух.

- Ты просто последняя тварь! Жалкая тень того Мариана, которого уважала Она! – я наносил удары с каждым разом все сильнее и сильнее. Металл высекал искры, скрежетал.

- Дорогая! – рявкнул Марик, - Помоги своему любимому избавиться от ужасного злого упыря.

Я услышал, как она вздрогнула, как она колебалась в своих мыслях. Но у Марика не было времени и ждать, когда она взвесит все «за» и «против».

- Я сказал, убей! – рявкнул безумец, брызжа слюной. А тело Веты безвольно дернулось в мою сторону. Она выхватила кинжал из—за голенища сапога и взвыла зверем. Увидев мельком ужас в ее глазах, вылавливая нечленораздельные бормотания, понял, что она под чарами. Она не в силах противиться приказу своего хозяина. А он продолжал ломать ее волю.

-Да! – ликовал Марик, глядя как Химера шаг за шагом приближается к нашей заварушки, - Иди и убей своего эльфа!

Когда ее руки затряслись, а она закричала, увидел, какие страдания ей приносит эта борьба. Именно это послужило замечательным стимулом, чтобы убить гада, не пытаясь договориться.

Напрягаю все мышцы, и что есть силы делаю рывок ему за спину. Быстро, чтобы он ничего не успел понять. Взмах одним ятаганом, а затем вторым. Из ослабшего и замеревшего тела доносятся булькающие звуки, с влажным стуком на пол капает кровь. Пинаю в спину мертвое тело, голова скатывается по полу, рука падает рядом. Я слышу треск, затем крик Веты. Вытираю мечи, убираю их в ножны, и бегу на палубу, где оставил свою любимую. На ее рубашке проступает кровавое пятно, корабль начинает трещать и крениться вбок. Я в панике хватаю ее на руки и замечаю впереди остров- тот самый, остров Дантануэля. Громкий свист прорезает воздух, и я вижу, как белая фигура несется к нам по воздуху. Я кладу Вету между крыльями Риша, а сам прыгаю в воду.

***

Ничего не сказав, вламываюсь в дом светлого, напугав рыжеволосую девчушку и самого эльфа. Сметаю со стола все тарелки, баночки и прочее, что там было. Кладу Вету на стол и трясу эльфа, угрожая ему всем, на чем свет стоит.



Татьяна Дар

Отредактировано: 16.06.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться