Тринадцатый маг. Возрождение

Глава 5

Мы прибыли уже не в лесной дом, а в сгоревшие руины того, что звалось домом. В горячем воздухе летал пепел и догорающие пылинки, взмывающие к звёздам. Всюду я чувствовал магические всполохи, которые продолжали вспыхивать с задней стороны руин. Послышался треск, мои уши дернулись , и я понял, что мы еще можем успеть. Краем глаза я заметил, как по Вете пробежала лёгкая волна света. Позади теперь стояла воительница в облике сумеречной Краланы. Все также меня зачаровывали переливы на ее шкуре и сияние желто-зеленых глаз. Громкий крик разрезал напряженную атмосферу. Это был крик маленькой девчушки. Мы ринулись на поляну. Вета, не привыкшая к подобному зрелищу, замерла на месте, а я же, постарался достичь врага прежде, чем он успеет что-то сделать.

То, что было дальше, произошло в считанные секунды, наверное, никто, кроме меня, Дантануэля и врага не заметил, что произошло. Ужасное существо, пылающее мертвым зеленым огнем, намотало волосы Лоры на кулак. В ночи блеснул изогнутый нож. Он вошел в живот девушки, словно в растаявшее масло и продолжал следовать  до шеи. Широко распахнутые глаза девушки смотрели прямо в небо. Последняя слезинка скатилась с ее длинных ресниц, а губы дрогнули в легкой улыбке. Но существо не думало останавливаться, оно ринулось к моей Вете, швырнув в сторону бездыханное тело рыжеволосой малышки. Он схватил ее за шею и тряхнул пару раз. Я вытащил из-за спины мечи и ринулся на него. Даната остался оплакивать свою ученицу.

Рычание само рвалось из горла. И вот я подскочил, чтобы загнать ему мечи под ключицы. Но он среагировал быстрее молнии: блокировав мой удар предплечьем в магической броне, он достал свой короткий меч и даже смог откинуть меня. Это дало ему время занять выгодную позицию. Химера яростно плела заклинание. С каждым ее словом ее глаза загорались все сильнее и сильнее, а руны на ладонях горели все ярче. И вот враг атакует, прямой удар в живот. Блок левым мечом, а правым косой удар в область шеи. Вновь он ставит блок рукой. Что ж, я должен поиграть с ним. Я поступлю так же, как и с Ветой.

Начинается танец смерти. Подобно акулам, мы кружим по небольшой поляне, ожидаем атак друг друга. Он делает запугивающий выпад, но я холоден, а эльфийское зрение позволяет видеть все настолько быстро, что этот выпад казался мне длиной в минуту. И вот маг срывается с места и наносит серию рубящих ударов, слишком медленно. Когда он в крайний раз переводит меч, я делаю выпад ему навстречу и снизу режу кисть, держащую меч. Его оружие с глухим звоном падает на землю, маг пятится, зажимая руку. Вдруг его форма задрожала, и я увидел Данжа. Да, это был тот паршивый юнец, променявший все  на призрачную надежду власти. И в этот момент заклинание сорвалось с пальцев Веты и объяло Зеленого. Тысячи огненных нитей прожигали его кожу, а воздух вокруг раскалился так, что дышать было невозможно. Данж в безмолвном крике опустился на колени, его глаза налились тьмой, безумная улыбка искривило его лицо, и он растворился в ночи.

Вета поднялась с колен и побежала к белому, держащему на руках девочку. Смерть уже одела на нее свое изысканное одеяние: бескровное фарфоровое личико,  розоватые губы, тени под глазами и медную глубину «потухших» волос. Она была похожа на куклу, которую дарят богатым девочкам за хорошее поведение, но алые одеяния обезображивали эту картину.

- Ло-о-о-ра-а-а-а!- закричал белый в небо, ожидая, что ее душа вернутся к нему. Он дрожащими руками гладил ее личико и кудрявые волосы.- Девочка моя, вернись. Я обещаю баловать тебя, как подобает отцу. Я обещаю, что расскажу тебе тысячи сказок…

- Данта!- Вета положила руки на плечи эльфу,- Ее не вернуть. Она мертва и уже идёт к Великому дракону, который рассудит ее. Лишь он один решит…

Вдруг тело девочки покрылась трещинками и начало тлеть, подобно листам бумаги. Точно так же, как и пепел от дома, она взмывала в небо на потоках морского воздуха. И вскоре эльф держал в ладонях пепел, который вспыхнул и исчез.

- Да свершит он суд и решит, когда воскреснуть фениксу из пепла,- эльф опустил голову, закрыл лицо руками и заплакал. Сейчас плакало не сердце, горькие слезы проливала сама душа Дантануэля. Отец потерял своего ребенка. Что может быть больнее этой потери?

Как только Данта обрел себя, он вежливо попросил нас уйти в замок. Остаток ночи мы спали с Ветой в одной комнате. Под утро, когда в моем мире наступал заморозок, Вета начала лезть ко мне под одеяло, тем самым выпихивая с кровати. Однако, я просто сдвинулся в середину и обнял ее. И далее сон ее был спокоен.

Наутро перед воротами замка стоял высокий юноша с чёрными взъерошенными волосами, среди которых виднелись седые пряди, с синими, точно океан, глазами. Его губы были сложены в аккуратную тоненькую полоску, что придавало лицу немного зловещий и хладнокровный вид. Ото лба до подбородка по левой стороне лица тянулся шрам, напоминающий замысловатую руну. Возле глаза он приобретал очертания Вифлеемской звезды. Одежда его была чёрно-белого цвета, а на правой руке были стальные когти из синей северной стали. Во внешнем кармане его накидки лежали очки, а в руке его была книга, в которой в самом начале лежала черная закладка. Громким, по-юношески звонким голосом он произнес:

- Лоритель Мередит, тринадцать лет. Дата смерти: двадцать первое июня, первого года после Войны за Свободу, шесть сот пятьдесят четвертого года с Рождения Песен. Я пришел упокоить ее душу. Мое имя Сангинарио Вист, жнец первого порядка,- он положил руку к плечу и склонился.

- Ты не заставил себя ждать, жнец,- с пренебрежением бросила Вета. Такой ненависти я никогда не слышал в ее голосе.



Татьяна Дар

Отредактировано: 16.06.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться