Тринадцатый маг. Возрождение

Глава 6

Как жнец покинул нас, жизнь вернулась в какое-то привычное русло. Дни снова проходили в безмятежном ритме, плавно сменяя друг друга. Я впервые мог проводить столько времени со своей любимой, однако вести себя с ней слишком раскрепощено и вальяжно я не мог. Боюсь, она стала это замечать, потому что в ее глазах я видел лишь печать после поцелуев. Она явно чего-то ждала от меня, но мне, к сожалению, было не дано понять этого. Она строго-настрого запретила читать ее мысли.

Что ж, коль я соврал ей, я должен был соответствовать тому, что рассказал ей. Конечно, потом мне будет стыдно, но живем же мы один раз. Почему бы не начать жить чуть веселее? Впервые я решил кого-то впустить в свое закрытое сердце настолько глубоко. Может потому что я был уверен, что для нашей любви конец очевиден?

Наши дни проходили безмятежно. Мы засыпали прямо там, где приняли это решение: на кухне, в столовой, в гостиной, в ее комнате, в моей комнате, в саду, в случайно созданных комнатах. Мы жили себе в радость. Я все-таки решил научить ее готовить. Это тоже было очень весело. Даже дошло до того, что я стал позволять себе некоторую неосторожность по отношению к ней. Порой, когда я забывался, мои поцелуи становились страстными, а она готова была скинуть с себя всю одежду. Но я останавливал ее, потому что не хотел, чтобы она делала необдуманных поступков.

Сегодня мы проснулись в уютной беседке, оплетенной диким плющом, который начинал цвести. На горизонте собирались лиловые грозовые тучи, дул сильный, но теплый ветер. Глядя на равнину, что растилась перед замком, можно было увидеть, как природа танцует под порывами ветра. Я снова взглянул на тучи. Можно было заметить, как они растут и клубятся. Где-то там, высоко, уже сверкали молнии. Сейчас молчали все птицы, в ожидании грядущей бури, которая сулила быть долгой. Раздался первый раскат грома, Вета вздрогнула и прильнула ко мне. Моя рука непроизвольно легла ей на талию, и я притянул ее к себе. Вдруг туча заволокла солнце, на улице стало темно. В саду засветились волшебные фонарики, освещающие все вокруг. Но я не обращал на это внимание, ведь сейчас я сидел, закрыв глаза, наслаждаясь силой стихии. Мне было приятно, когда рваные порывы ветра заплетали наши с Ветой волосы, когда они проникали под одежду, вызывая приятный страх. Вот  что было сильнее меня – природа, породившая меня. Я даже засмеялся. И вот молния затанцевала на берегах острова. Затем большие капли побежали по лесу, равнине, по тропинке в замок, белая стена так же покрылась мокрыми пятнами капель. Ливень обрушился неожиданно. Он был настолько сильный, что я не в силах был разглядеть ничего, дальше нескольких метров. Очередной раскат сотряс небо, Вета вцепилась мне в руку и, глядя в мои глаза, взмолилась:

- Эл, милый, прошу, пойдем в замок! Мне страшно,-  очередной раскат грома, Вета взвизгнула.

- Ты же уже большая девочка, чего здесь бояться? Гроза  несет в себе очищение. После нее Природа делает новый вдох, - я обнял ее и гладил по голове, - Я хочу, чтобы ты так же ее любила, как и я. Помнишь, мы с тобой как-то играли в догонялки, когда путешествовали? Это было еще до того, как ты попала в братство? Конечно, не помнишь. Но я предлагаю сейчас поиграть, - вдруг ее дыхание замерло, впрочем, и она сама стояла неподвижно.

-  Нет, я помню, - тихо сказала она и отстранилась. Я впал в замешательство, но увидев ее улыбку, я тоже улыбнулся.

Она хлопнула меня по плечу и сорвалась с места. Я не стал терять ни минуты и бросился вслед за ней, но она уже исчезла среди занавеса дождя. Вокруг меня была огромная равнина, но мои уши четко улавливали, как ее лапы отбивали по земле дробь. И вот я бегу ей наперерез, передо мной вспыхивает шкура, но она резко уходит вправо. Я тоже пригибаюсь к земле и следую за ней. Вдруг эта дикая кошка отталкивается, пересекая мне дорогу и разворачиваясь, сбавляет скорость и несется уже в обратном направлении. Ее больше не волнует, что мы играем среди молний, бьющих в землю. И вот она бежит наперерез мне, но из-за дождя не видит мою серую фигуру. Я влетаю в ее пушистый бок, сбивая с ног. Мы катимся кубарем по холодной траве, довольные и несколько уставшие. Она вновь перекинулась в человека и засмеялась. Закончив наше веселье, мы поднялись и пошли в замок. По дороге в теплую ванную мы продолжали резвиться, щекотать друг друга и смеяться. Вета умело использовала свои руны, чтобы наполнить нам ванны.

Обернув полотенце вокруг бедер, я вошел в ванну, где уже грелась моя любимая, отгороженная ширмой. Я шагнул в воду, она приятно жгла остывшую под дождем кожу. Вода ползла вверх, пока я опускался, а в итоге перелилась через край. Я блаженно откинул голову назад, расползаясь по мраморным бортикам. Я не придавал значения мелькающим маленьким птичкам от цветка к цветку, которые ползли вдоль стен, потому что уже привык к странностям этого места. Вдруг по воде прошла рябь и поднялась небольшая сфера воды, которая сложилась в прекрасное сердечко. Я про себя усмехнулся и обернулся. Однако, вместо ширмы я увидел лицо любимой. Она была полностью сконцентрирована и не замечала меня. Сейчас, когда он сидела, держась руками за край ванны, прикусив кончик языка, она казалась особо смешной.  Ее волосы были подвязаны в хвост, но короткие пряди все равно выпадали из прически.  Так же, как и я, она была обернута в полотенце. Ее персиковая кожа так и просила, чтобы ее целовали. Вдруг глаза Веты обрели ясность, и сверху на меня полилась пода, видимо, это было то самое сердечко. От смущения ее щеки порозовели, а татуировка на руке перелилась красным цветом.

- Не смотри на меня так!- приказала грозно девушка, и спряталась за бортик ванной так, что я видел лишь ее лохматую прическу и горящие глаза.



Татьяна Дар

Отредактировано: 16.06.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться