Тринадцатый маг. Возрождение

Глава 7

***

В мрачном зале, озаренном лишь светом луны, пробивающимся сквозь стеклянный купол, на троне восседало Зло. Ступени, ведущие к трону, напоминали подъем на эшафот. Они, озаряемые вначале и в конце пути слабым голубым огнем, терялись где-то в кромешной тьме помещения, как стены и потолок. В луче света, падающего на трон, клубилась пыль и тонкие паутинки. В замке царила тишина, не нарушаемая ничем, ибо все смолкало от этих черных, словно бездна глаз. На троне сидел никто иной, как Хозяин. Это был мужчина в годах, но старость посеребрила лишь виски, его спутанные волосы утратили свой цвет под слоем пыли. Широкие сухие ладони яростно сжимали ручки трона. Он сидел, положив ногу на ногу. Лунный свет, падающий на его сапоги, старил их еще на лет десять. Глубокие морщины залегли вокруг впалых глаз, прикрытых густыми бровями. Его глаза пристально смотрели во тьму, словно там кто-то был.

Юная девушка сидела около его ног. Назвать ее милой не поворачивался язык, потому что по ее неприкрытому телу расползались десятки шрамов. Светло-каштановые волосы спадали по хрупким плечам, кожа на которых была настолько тонкой, что можно было разглядеть вены. Лицо этой девушки выглядело очень юным, но, казалось, что в нем нет совсем жизни. Руки и ноги девушки были в цепях, связанные между собой. Кровавые полосы на конечностях свидетельствовали тому, что в таком состоянии она находилась уже очень давно.

 Хозяин небрежно пнул свою слугу на холодный пол. Из темноты вылетел силуэт, покрытый плащом. Спокойный взор властителя следил за ним. Как только тот оказался слишком близко, Хозяин сжал руку в кулак. Тело изогнулось дугой и с криком повалилось на ступени.

- Нерии, - из-под плаща появилась рука, тянущаяся к девушке. Голос был сдавленный от боли.

- Дандж, не унижайся. Это просто лунатик. Она не способна любить по-настоящему,-  холодно сказал Хозяин, разжимая руку. Дандж задышал ровнее, но все равно продолжал хватать воздух ртом.

- Это жестоко. Ты же все знал! Зачем ты так поступаешь!? – закричал Зеленый. Его голос срывался, потому что не будь капюшона, он бы смотрел на Хозяина сквозь слезы.

- Только так я могу держать тебя под контролем. Считай, что она жива, ведь она ходит и может даже мыслить самостоятельно, - на сухом морщинистом лице появилась зловещая ухмылка.

Нерии медленно встала на четвереньки и поползла по ступенькам к человеку в плаще. Дрожащими руками он потянулся к ней, и она упала в его объятия. Закрывая ее плащом, он прижимал девушку к себе. Она подняла взгляд на Данджа, однако не ее глубокие зеленые глаза привлекали его внимание, а багровые следы от пальцев на шее девушки. Громогласный смех Хозяина сотряс стены зала, он поднялся с трона и ровным шагом прошел мимо них. Его высокая и крупная фигура подтверждала всю его мощь. Остановившись в дверях, он вновь взглянул на своих слуг и сказал:

- Любовь – самый сильный способ управления человеком, - вновь его смех разнесся по залу, скрипнула дверь, и Хозяин растворился во тьме.

***

Мы не видели Дантануэля уже несколько дней. Потерю дочери, хоть это и вторая, он переживает очень тяжело. Ни Риш, ни Вета не могли его найти, а мне, существу мерзкому для него, не стоит пытаться и вовсе. Однако сейчас остро стоял мой семейный вопрос. Отец и мать желали меня немедля видеть в своем замке для решения «дипломатического вопроса». Если говорить точнее, то мои родители хотели женить меня на очередной богатенькой дочке их соседа. Женщина, растившая меня все эти годы, не особо отличалась умом и манерами, а мужчина, которого я именовал отцом, всегда был крайне импульсивен. Порой мне казалось, что глупей семьи и быть не может. Окончательно мои сомнения развеялись, когда я встретил свою родную сестру, которую удалось тоже спасти. Такая же полукровка, как и я, только умом не вышла, как прекрасная наша часть. Но из такихсуществ, как она, выходят хорошие солдаты. Единственный человек из этой пестрой семьи, которого я считаю достойным моего внимания, является Паул, который большим чудом похож на меня внешне.

И так, мне предстоял визит в свою «семью», о котором я решил не говорить своей Химере, чтобы не волновать ее рассудок. Сославшись на то, что Братство желает меня видеть, я покинул остров. Заботливый Данта построил портал, ведущий к Араханскому ущелью, откуда мне предстоял однодневный путь до имений семьи Алантрон.Места мне эти были знакомы, и изведаны еще с самого детства, когда мы втроем беззаботно сновали по лесами  наших земель. До сих пор я помнил, где каждый из нас зарыл свой тайничок с оружием и одеждой на черный день. Моя сестра Серенадаже умудрилась сделать тайник с едой.Как я ни пытался ее убедить в том, что еда там испортится, у меня это не вышло. Упрямая девчонка была. Очень надеюсь, что мозгов у нее прибавилось, а то не хотелось бы срываться на неё из-за ее же глупости.

Эти места оставались все так же прекрасны, как и прежде. Девственные поля, по которым гулял ветер; далекие очертания гор; высокое небо, на котором лишь раз в год появлялись тучи – все было настолько родным, что хотелось тут остаться. Это были не те огромные и сырые пещеры, покрытые мхом и плесенью, где я родился. Тут жила сама Мать Природа, а вернее, тут расхаживал бог Плодородия – Бастоф. Люди, видевшие его, утверждали, что его голову венчают массивные рога, с которых свисают длинные лианы, он сутулится под их тяжестью. Все, чего он коснется- в миг оживает.

Поправив за плечами тяжелый рюкзак, я двинулся дальше по пыльной сельской дороге, протирая очередную пару братских сапог. Я проходил мимо деревень, откуда доносились трели флейт и арф- у нас шел праздник Жатвы. Всюду ходили люди, перетаскивая золотые стога злаковых. Их головы венчали венки из цветов и колосков. Пока старшие убирали поля, дети носились среди них в одних ночных рубашках босиком. В это время на площадях стоят высокие столбы с цветочными гирляндами и варятся отличные медовухи в гостиных дворах. А еще в деревне Дарки проходит конкурс на лучшую резную деревянную фигурку. В деверне Сладки люди готовят прекрасный мед, а Хольст дает вкуснейшие ягодные пироги. И все это богатство стекается в наш замок, стоящий в столице Ирендольнав Дортемфилде. Моя семья распахивает двери для каждого гостя, закатывая пир горой.



Татьяна Дар

Отредактировано: 16.06.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться