Тринадцатый маг. Возрождение

Глава 8

Несколько недель мы провели в нашей семье. Вета и Серена заметно сдружились за это время. У них появились свои секреты и тайные разговоры, после которых на меня косо смотрели и тихо хихикали. Я стал себя чувствовать неловко уже на второй неделе таких переглядываний.  Чувствовало мое сердце, что что-то неладно. Однако, новости Серены не могли не радовать, потому что Вета начинала понемногу вспоминать все. Я вздохнул с облегчением, что еще не все потеряно у моей любимой, что я все еще ее могу вернуть.

Как-то раз я застал двух девушек в главном зале. Они разучивали какой-то танец. Лишь сестра заметила мою тень. Она кинула на меня косой взгляд, который не нес ничего хорошего. Они неистово кружились под мелодию, что напевала Серена. Припадали к земле, вздымая руки вверх, словно в молитвах. Этот танец казался до боли знакомым. Под утро они уходили на реку, чтобы искупаться. Как же зачаровывала нежная розовая кожа Веты. Ее локоны горели на солнце, создавая потрясающий контраст. Я полюбил ее плечи, спину и бедра еще больше, чем раньше. Все чаще я стал ловить себя на мысли о том, что без одежды ей лучше. Я понимал, что пора прекращать эти походы, но мое зверское нутро брало надо мной верх.

Отчетливо помню тот день, когда я уснул в тени деревьев. Любуясь сладким зрелищем, я не заметил, как оно меня убаюкало. Я совершил оплошность, уснув там. Пробуждение было в духе моей избранницы. Клинок к горлу. Что же еще можно ожидать от нее? Ее лицо было так близко, что это даже испугало меня. С нее стекала вода, а тело покрылось мурашками. Ее ладонь зажимает мне рот. Никогда не забуду, с какой страстью и злостью рвалась на мне моя одежда. И с какой силой меня закинули в холодную реку.

- Вета! Перестань злиться- кричал ей я, стоя по пояс в воде. Она же сидела в паре метрах от меня, нагревая воду вокруг себя за счёт рун.

- И как давно ты подсматривал? – спросила она и опустила лицо в воду так, что я видел только глаза.

- Я не… Да, я подсматривал. Но я просто хотел быть уверен, что с тобой ничего не случится, - Святой дракон, кому я врал? Я подсматривал, потому что был пленен ей. Но мне не хватит наглости признаться ей в этом.- Прости меня.

- Принеси мне одежду, - она махнула головой в сторону берега, где были небрежно брошеные ее вещи. Последнее время королева баловала меня легкими платьями. Не сказал бы, что это как-то сильно влияло на меня, но готов признать, что это было непривычно. Обычно я видел ее лишь в походной одежде, да доспехах.

- Вета, а как быть мне? – холодно спросил я, подняв многозначительно бровь. Ответом послужило молчаливое пожатие плечами.

Собрав всю свою гордость и смелость в кулак, я пошел на берег. Ветер неприятно впивался в кожу сотнями игл. Приятная ткань грела замерзшие пальцы. Вета велела отвернуться, а сама подошла и взяла свое платье. Боюсь, что она еще долго будет вспоминать этот инцидент. Усмехнувшись чуть слышно, решил, что лучше пойти в замок. Наверняка найдется для меня работенка, ведь осень пришла, как никак. Отец никогда не разрешает сидеть без дела, потому что такая привилегия доступна только нашим дамам. Матушка и сестра часто уходили печь что-нибудь к ужину, и, скажу, у них выходило очень вкусно. Особенно я любил пирог с ягодами. Когда вкус сладкого теста сменялся кисловатыми ягодами. Откусываешь кусочек ароматный, а из него пар идет, делая аромат еще душистей. Раскусываешь спелую сочную ягоду, наслаждаясь ее вкусом и прохладой. Потрясающие контрасты.

И ведь действительно, работа нашлась. Надо было прибраться в конюшне и подковать лошадей, ведь скоро придется помогать крестьянам с перепахиванием земель. Я любил лошадей, любил их запах и знойное фырканье. В конюшне тихо жужжали мошки, надоедающие лошадям, от чего те забавно дергали ушами и били копытом. Первой лошадью, которую я решил почистить, была Амелла. Это была кобыла с нравом, вороново цвета с рыжей гривой и хвостом. Накинув на большую морду недоуздок, я привязал ее к столбу, чтобы не отходила, а сам взял скребок и щетку. Давно, видимо, ее не чистили. Лошадь довольно фыркала и мотала головой, когда я чесал ее. Однако я все же получил хвостом по лицу за слишком грубую чистку задних ног, как меня еще не лягнули? Меня увлекало это занятие, я получал от него максимальное удовольствие. Любил бархатные носы, что благодарно тычутся в шею или мягкие губы, игриво кусающие кончики ушей, когда стоишь спиной. Нравилось мне рассыпать шелестящее колючее, но очень душистое сено, которое сохло под палящим солнцем почти все лето. Нравилось, как в нем пахнут засохшие полевые цветы, придавая ему сладковатый аромат. И любил, как после него зудело вспотевшее тело, пропахшее конским потом.

В комнату я вернулся поздно, но там меня уже ждали. В этот раз Вета ничем не удивила меня, ведь я так привык к ее походной одежде, к этим потертым сапожкам, потертым штанам и выцветшей на солнце рубашке, к ее грубому жилету и стертым до блеска пуговицам. Привык к небрежно убранным волосам, хотя я всегда по ночам расчесывал их ей. Такие кудри беречь надо. Устало вздохнув, сел на кровать. Она все так же смотрела в зеркало. Закрыв глаза и блаженно откинувшись назад, я вслушивался в ее движения. Она вздохнула глубоко, затем медленно выдохнула, словно пробуя воздух. Тихий шелест одежды и пара нервных шагов. Ее прохладная щека ложится на мою, разгоряченную от работы, грудь. Она вновь потягивает воздух, но уже коротко, как кошка.

- Лошади. От тебя пахнет лошадьми, - хрипло проговорила она, утыкаясь в меня носом.

- Да, я как ушел, пошел сразу же в конюшню. Там столько работы накопилось за последний месяц, - я перебирал в руках ее пряди, заплетая их в странные косы и жгутики.



Татьяна Дар

Отредактировано: 16.06.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться