Тринадцатый месяц-2

Размер шрифта: - +

глава 1

Дорогие читатели. Книга немного изменилась (принципиальных моментов это не касается, но я постаралась исправить те моменты, которые были прописаны плохо и исправить все ляпы и очепятки. Но, как говорят программисты, каждая последняя ошибка в программе является предпоследней. Так что, возможно, это не крайняя перезаливка. 

Буду благодарна за любые замечания. 

Прода каждый день. 

 

 

…Дежа-вю! Лечу с башни, никого не трогаю. Высота Марсайи, города-дома, на наши мерки около километра. Между прочим, повыше дубайских небоскребов. Но ненамного.

Антиграв должен сработать примерно на двенадцатой – четырнадцатой секунде. Да, сердечки у аборигенов покрепче, чем наши. Но я на свое тоже до сих пор не жаловалась. Может быть, потому, что его нет?

Тело сгруппировано, ноги плотно сжаты в коленях и бедрах. В голове сама собой возникла и завертелась «считалка парашютиста»: Тысяча раз, тысяча два, тысяча три… Интересно, до четырнадцати, вообще, кто-нибудь досчитывал? Насколько я помню, с высоты в километр человек среднего веса и комплекции падает двадцать одну секунду, так что теоретически – возможно. А практически? Вот, заодно, и проверю. Тысяча пять, тысяча шесть, тысяча семь…

Что за бесплотные духи завелись в Марсайе? Местные Бата, Знающие, наверняка в курсе. Они всегда в курсе – аналог Гугла, который знает все. Если тебе понадобилась инфа на Земле, ты кидаешь деньги на интернет и заходишь в сеть. Если тебе понадобилась инфа здесь – ты идешь в храм, подходишь к любому Бата, даешь деньги и задаешь вопрос. Интерфейс вариативен, а бизнес-идея одна: информация это товар.

Личность Бата роли не играет. Знает один – знают все. Как это получается? А мамонты их знают! Бата говорят, что Тахади, их покровитель: «Сделал так, чтобы они слышали весь мир и друг друга». Какая-то разновидность телепатии? Похоже, их мозг изменен так, чтобы работать на одной волне. Бр-р-р… Страшноватый подарок.

Тысяча девять, тысяча десять…

Почему я не спросила о духе у Бата? Почему не сделала то, что, с гарантией, сделал бы любой абориген?

Да потому, что Бата – это Храм, храм – это башня Бин, а с тем, что лежит у меня в рюкзачке, жрецам лучше не попадаться. Они умеют спрашивать так, что пожалеешь, что сам не утопился. А поздно будет…

Интересно, есть в том, что сказал мне дух, хотя бы крупица правды?

Тысяча одиннадцать, тысяча двенадцать… Хвост и хобот! Тысяча тринадцать… Плохо? Или пока нормально? Тысяча четырнадцать… Ну?!!

Мягкий толчок.

Я рефлекторно посмотрела вверх, ожидая раскрытия купола. Но, конечно, ничего там не было – антигравы работают по-другому.

Движение замедлялось. Не сразу, постепенно. Ближе к земле придется регулировать падение, чтобы все же упасть, а не зависнуть над землей. «Прилагать усилия к тому, чтобы падать…» Даже звучит шизово.

Но тут многое так звучит и воспринимается, пока не поймешь принцип. А принцип прост: здешний мир – это полая сфера, которая не имеет внутренней стороны.

Как?

А вот так. Обе стороны у этого шарика – внешние. Обе выпуклые - и ни одной вогнутой.

Просто одна выпуклая сторона находится в нашей вселенной, а другая – в соседней.

Уникальное место. Природная аномалия и достопримечательность. И, одновременно, крупнейшая транспортная развязка. Потому что через такие выпукло-невогнутые сферы как раз и открывают умельцы Великие Дороги. По которым сквозь невмещаемое разумом космическое пространство можно в купейном вагоне ехать: с проводником, обедом и за вполне вменяемое время. Порядка нескольких часов.

И через десять дней этому уникальному месту придет абзац. Вернее, комета Бастигея. Хотя, в данном случае, все равно. Что пнем по сове, что совой об пень - от мира не останется ничего.

А я застряла здесь, какая досада!

 

Земля приближалась медленно. Гораздо медленнее, чем при прыжке с парашютом. Что там нужно сделать – выпрямиться полностью, прижать руки к телу, чтобы уменьшить сопротивление воздуха. Надо было как-то привязать рюкзак к телу, или надеть его под куртку – он парусил и ощутимо тормозил. Но если я сейчас начну трепыхаться, то потеряю последние крупицы скорости.

Вот будет прикол, если я влипну здесь, как муха в варенье. И меня обнаружат патрульные.

Что я им скажу? Окна мыла?

Скорость падала. Красноватая шершавая стена города уже не неслась мимо со скоростью реактивного самолета, а еле ползла, грозя остановиться совсем. Можно было легко разглядеть и пересчитать все трещинки. Хорошо еще, что окна, в основном, закрыты – почему-то аборигены не любят созерцать башню Бин.

Метрах в четырех от земли скорость упала в ноль. Я остановилась, совсем немного не дотянув. Вот ведь засада!

Антиграв, не смотря на его кажущуюся простоту, штука хитрая. Как доска для серфа. Практики требует, иначе вот такая фигня случается. Но если она случилась на соревнованиях, то тебе снимут баллы, а потом снимут тебя. Ничего страшнее щелчка по самолюбию не грозит.



Татьяна Матуш

Отредактировано: 20.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться