Тринадцатый принц Шеллар

Размер шрифта: - +

Глава 5

Глава 5

 

И мы стартовали.

По барабанным перепонкам тут же ударил рев двигателей. Я выкрутила ручку газа до упора, нимало не заботясь, что из выхлопной трубы моего рванувшего вперед гиперкарта вырвалось облако едкого черного дыма. Руль тут же заклинило – проклятая техника времен Четвертой Галактической!.. – и я врезалась в бок четвертого номера, стартовавшего справа от меня. Кажется, его вел тот самый въедливый Барт Макриден, и сейчас я прижимала его к бетонному борту стадиона.

Подозреваю, Макриден не ожидал от меня подобной прыти, но покорно притормозил, пропуская мой карт вперед. Руль наконец начал слушаться, но я все-таки зацепила левым антигравом, заставив резко вильнуть в сторону, еще и гиперкарт Янника Леклера, ринувшийся было в образовавшийся просвет.

Но таковы правила игры – в этом заезде не было правил!

Наконец, вырвалась из стартовой сутолоки, которую первым – причем, крайне ловко! – покинул Флор Грохх, микрохирург с Ноатера. Тот самый, кто с самого утра рассказывал о том, что гоночные флайеры – главная страсть в его жизни. Вернее, была до вчерашнего дня, потому что ее вытеснило внезапно вспыхнувшее чувство к Шеллар Холст.

Да-да, я так сразу же взяла и ему поверила!

Но за нами по пятам уже неслись остальные гиперкарты, кроме замешкавшегося на старте Ромейна Веракруса. Впрочем, и тот, в конце концов, совладал с управлением, а дальше… Дальше я уже не смотрела, потому что вырвалась на свободу.

На свободу, о которой мечтала всегда, сколько себя помнила… На свободу, которую могла обрести только на планетах, далеких от Элиты, вдали от их бесконечных правил, безудержного прогресса и безостановочной гонки за деньгами, славой и престижем. Впрочем, на Дарсе тоже была гонка, и запредельная скорость, и раскаленная обжигающим солнцем прерия, и огромные валуны, которых следовало опасаться и не зацепить ненароком антигравами.

Но подобная гонка была мне куда ближе и понятнее.

Гиперкарт несся во весь опор. Мы уже покинули стадион, и вскоре трасса начала делать пологий поворот, сворачивая к каньону. Именно там я собиралась сократить расстояние до вырвавшегося в лидеры Флора Грохха. Впрочем, и для наших преследователей это было шансом приблизиться либо потерять любую надежду на выигрыш в этом заезде.

Каньон… Заморгала, на максимальной скорости влетев в полутемный разлом следом за Флором, стараясь как можно скорее привыкнуть к полумраку. Наконец, на моем доисторическом шлеме сработали светофильтры. Но тут я резко вывернула руль, уводя машину в сторону, вспомнив о коварном выступе, о который чуть было не угробила свой карт в прошлый раз, когда мы еще были здесь со всей Семьей.

Сжала зубы, разгоняя воспоминания, которые все не собирались уходить. Воспоминания о том, что четверых из моей Семьи больше нет в живых. И в этом виноват Наставник!.. Наставник, который не оставил нам выбора. Нас никто не спрашивал, хотим ли мы такой судьбы. Вместо этого он раз за разом подчинял себе нашу волю, убивая любые попытки пойти против него и его правил.

Собрал с планет, далеких от Элиты, детей и вырастил из них умелых и безжалостных наемных убийц. Всех, кроме меня, в которой текла кровь верховной жрицы Храма Любви на Каскаре. Но на меня у него были другие планы.

Я собиралась ему отомстить, хотя прекрасно понимала, что это не вернет мне ни Барб, ни Дриона, ни Орелию, ни Марка! Но я надеялась, что месть поможет затянуться дыре в моей груди – огромной, словно вулканический кратер на Майори.

Наконец, вылетела из каньона, вырвалась на волю и, не снижая скорости, понеслась к стадиону. Флор был недалеко, всего лишь метрах в двадцати от меня, и я была уверена, что догоню его на следующем круге. Глянула в кривоватое зеркало заднего вида – за мной по пятам летел Барт Макриден, – ну вот что он привязался, ведь я ему нисколечко не нравлюсь?! Справа его пытался обойти Янник Леклер, а за ними… Уж чего-чего, а подобной прыти от певца Ромейна Веракруса я никак не ожидала!

Затем стало еще интереснее, потому что Ромейн вел карт с отчаянной решимостью. На стадионе он даже обошел Леклера, зайдя на новый круг, не снижая скорости. Это был довольно рискованно. Как я и думала, Ромейн зацепился антигравитационной подушкой за бетонную стену стадиона, заставив зрителей вскочить со своих мест и завопить от восторга.

Но радость оказалась преждевременной – Ромейну чудом удалось избежать крушения, и зеваки с разочарованным вздохом опустились на каменные трибуны. А я подумала – уж не отказали ли у его карта тормоза, как в прошлый раз произошло с Барб?!

Впрочем, Ромейну удалось выровнять свою машину, и я потеряла к нему интерес. Потому что впереди был той самый пологий поворот, а затем узкая расселина каньона, возле которой я и догнала Флора. Он все же рискнул войти в ущелье на полной скорости, стараясь удержать лидирующую позицию, но затем зацепился за тот самый роковой выступ и потерял скорость.

Из каньона я вылетела первой. Первой!..

И пусть Флор шел за мной следом, бампер к бамперу, упускать победу я уже не собиралась. Где-то сзади раздался визг тормозов – кажется, кто-то влепился скалу на полном ходу, – но я уже неслась над прерией, спеша за своим выигрышем.

Впрочем, Флор не отставал.

За ним, кажется, следовали Барт Макриден, упорный Янник Лекрер и неубиваемый Ромейн Велакрус. Но я спешила к финишу первая, понимая, что еще немного – две-три сотни метров! – и будет стадион с финишными воротами, где поверенные Нойлена с безразличными лицами зафиксируют мою победу.

Именно в этот момент мою грудь сковал ледяной холод.

Ментальный удар оказался настолько сильным, что у меня перехватило дух. Дыхание смерти на этот раз ощущалось так близко, что я растеряла все связные мысли. Вместо них сработали инстинкты.



Оксана Гринберга

Отредактировано: 22.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться