Триплексум

Размер шрифта: - +

Глава 8. Благие намерения

Дважды она чуть не погибла, один раз её уже обокрали и чуть, не дай боже, не изнасиловали, и ещё один раз по вине её нерешительности чуть не сгорел весь Поезд, а с того дня, как она заселилась в своё купе, прошло чуть больше месяца! Лилия в раздражении отбросила ручку, не в силах сосредоточиться на эссе. Запустив пальцы в рыжие кудряшки, девочка задумалась, снова и снова прогоняя в памяти самые запомнившиеся события последних недель. За это время Андрей уже трижды приходил ей на помощь, а она даже не знала, откуда он взялся на Поезде!

Если подумать, она не знала о своём компаньоне практически ничего официально-фактического. Ему двадцать четыре, но выглядит на восемнадцать, так как в одном из путешествий помыл руки в источнике молодости; внешность, в общем-то, не самая выделяющаяся: русые волосы, холодные стальные глаза (в такие посмотришь – сразу расхочется что-либо спрашивать), худой и высокий. Симпатичный – разумеется, улыбнулась девочка, – покрасивее многих старшеклассников, хотя морщины на лбу, когда хмурится, выдают настоящий возраст. Выучился на менеджера, но хотел изучать что-то другое, более специфическое. Судя по всему, знает английский и немецкий, много читает (хотя чем на Поезде ещё заниматься)… Лилия коснулась броши на поясе юбки и добавила ещё один пункт: золотые руки – и рисует, и мастерит, и готовить умеет. Имел лучшего друга, погибшего от онкологии и передавшего ему ключ.

– Вроде бы всё… – пробурчала она себе под нос, записывая все известные факты в блокнотик. Кто Андрей такой, откуда – оставалось загадкой. А ведь у него наверняка кто-то остался «внизу»…

– Последний человек на этом Поезде, которого никто не искал, пытался стащить мой ключ, – уверенно сказала она блокноту, благо никто больше этого монолога не слышал. – Андрея точно кто-то ищет. Родные, друзья… а он просто боится возвращаться! Но его можно понять…

Вздохнув, она откинулась на стуле и доехала полметра до кровати. Разбираться в чужой жизни сложно, а если тебя об этом не просят, то ещё и немного неуютно. К тому же она была заперта на Поезде без какой-либо возможности получить информацию с Земли. Разумеется, можно было бы просто выйти через дверь, но тогда она вряд ли вернётся назад.

– Но дверей здесь много, – протянула девочка, нащупывая интересную мысль. – И если хоть одна из них ведёт вниз…

Ухватившись за идею, она выскочила из купе и побежала в малую библиотеку, но там никого не оказалось. Вздохнув, девочка осторожно пробралась в «секцию бесконечности» и открыла дверь оранжереи.

– Профессор? – позвала она, проходя среди цветов.

– Да, Лили? – призрак вынырнул откуда-то сбоку: как всегда, в очках и сюртуке, с книгой по ботанике в полупрозрачных руках. – Разве Андреас не запретил тебе приходить сюда одной?

Она скромно улыбнулась в ответ на его суровый взгляд и доверительно сообщила:

– На самом деле, я хотела попросить вас о помощи. Это как раз касается Андрея.

– Я тебя слушаю, дитя, – Профессор закрыл книгу и медленно полетел к выходу, пока Лилия излагала ему все свои сумбурные мысли по поводу несчастной судьбы мужчины. Остановившись в вагоне дверей, старик повернулся к ней и сверкнул стёклами очков.

– И чего же ты хочешь?

– Я хочу знать, есть ли среди этих дверей такая, что через неё можно попасть в определённое место на Земле, не потеряв при этом возможность вернуться на Поезд… в том же месяце.

– Ты хочешь слишком многого, – девочка понурила голову, – но здесь есть дверь, которая тебе подойдёт. Андреас о ней не знает, потому что открыть эту дверь можно лишь ключом спального вагона.

Лиля сжала висящий на шее вагончик. Наконец-то и ты для чего-то пригодишься, мысленно сказала она ему, осматриваясь в поисках нужной двери.

– Через неё можно попасть в любое место Вселенной, если хорошо его представить. Однако связь с Поездом сохранится, и очень сильная: примерно через двадцать четыре часа тебя выдернет обратно, в эту же самую дверь.

– Времени больше, чем достаточно, – отрезала девочка. – Мне только нужно переодеться.

Она понеслась в своё купе, где отыскала ботинки, джинсы, свитер и прочие зимние вещи – на улице всё-таки февраль, – собрала небольшой рюкзак с планшетом, блокнотом, ручкой, паспортом и кошельком и, молясь, чтобы не попасться никому на глаза, прокралась обратно в вагон дверей. Профессор ждал её всё там же, казалось, не сдвинувшись с места ни на миллиметр. Утеплившись, девочка вставила ключ в замочную скважину ничем не примечательной рассохшейся деревянной двери светло-зелёного цвета, на котором выделялись ржавые петли.

– Прежде чем повернёшь ключ, вспомни то место, куда отправишься. И ещё один момент – ты не можешь вернуться обратно сама, только с помощью силы двери по прошествии суток. Предстоит долгий день.

– Я просто куплю кофе, – хмыкнула она и сосредоточилась, вызывая в памяти картину из Колодца: убийство в тёмной улочке, здания и деревья вокруг… укрепившись в своём воспоминании, она резко повернула ключ в замке, дверь распахнулась, и потоком ветра втолкнула путешественницу в воздушный поток.

Дрыгая ногами в воздухе, Лилия проверила рюкзак за спиной, шапку на голове и ключ в руке, а в следующий момент споткнулась и чуть было не расквасила нос об асфальт. Быстро поднявшись и отряхнувшись, она огляделась – вроде бы внезапного приземления никто не видел. Осмотревшись, она узнала ту самую улочку, пусть и покрытую снегом. Одна в чужом городе, она не знала, ни где находится, ни куда надо идти, ни сколько сейчас времени. Последний вопрос считался куда более актуальным, а остальное можно было выяснить по ходу дела. Взбодрившись такими мыслями, девочка зашагала по улочке в сторону, откуда слышались гудки машин и шаги людей – на одну из главных улиц.



Карина Календарова

Отредактировано: 25.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться