Триптих

Триптих

Я

 

Я тебе не жена и не дочь, не сестра и даже не враг.
Я всего лишь лицо в пустоте, я к стене приколоченный флаг,
На страницах истрепанных книг отпечаток кровавой руки,
До падения сладостный миг, и падение сквозь маяки
Разведенных в сиропе ночи охрусталенных сахарных звезд.
Я шепчу небесам: "Помолчи... я уверена, это всерьёз"
Закрываю ладонью глаза Наблюдающему-С-Высоты.
Вновь простужена (все та гроза), забираю свои мечты
У скучающего в пустоте Трижды-Проклятого-Божества.
Кто-то рушит за мной мосты, добавляет в чай вещества,
Кто-то призрачный и лихой, за стопой стирает следы.
Прорастает сквозь грудь левкой, пальцы - крошево из слюды.

Не смотри когда я иду, отведи, опусти глаза.
Не накличь на себя беду, ведь за мной только рогоза,
Белена, блекота, полынь, воет злой желтоглазый пес.
Прошепчи очень тихо "Сгинь!", и не верь что это всерьез.
Ведь в моих ладонях луна - битый временем диск серебра.
Я хлебнула скорби сполна, я зазубренный край ребра,
Кровь-От-Крови горных вершин, Корень Зла и причина бед
Синих кос тяжелый аршин, семи пядей во лбу моем бред.
Не смотри когда я иду, заглушая молчанием крик,
Бог- любитель кутить в Аду, Черт - обиженный им фрик.
Все разделено напополам, перекрашено в монохром.
Им положено врать нам, нам - глотать кисло-сладкий ком
Пересоленной верой лжи и прогорклых сказок про то
Что коль хочешь жить - заслужи, а иначе Дьявол в пальто
С освежеванных свежих душ постучится в твое окно.
Всем понравилась эта чушь. Натянув вместо неба сукно
Нарисованных мелом звезд начертили на нем вязь.
Я уверена, это всерьез, разгребаю рукой грязь,
Вязкий ил у русла реки, плети зарослей тростника.
Вижу тень от твоей руки, два мгновения до броска.
Кто-то призрачный за спиной до крови закусил губу.
Я не вылечусь ангел мой, таких правят только в гробу.

Когда ты делал шаг с моста, знал наверное - я приду.
Когда я считала до ста, утопая в зеленом бреду
Задыхаясь от стылых вод и предчувствия: Не успеть!
Кто-то злой шел рекой в брод, он уже одолел треть.
Он отчаянный и лихой, он шестой разменял век.
Мы сплелись в пустоте глухой, человек и не-человек.
Вот рывком из бездонных вод, мертвой хваткой вокруг груди
Пара лап, под небес свод тенет нас. Только не береди,
Не ищи теперь мой след, берег пуст, молчалив, глух.
Я растаявший в мглу свет, разлетевшийся по ветру пух.
Я распахнутый настежь дом из которого все ушли.
Я теперь навсегда в Нем, даже писем сюда не шли.
Здесь, увы, нет адресных книг, почтальонов и тех нет.
Только черные ветви фиг и смоковниц багровый цвет,
Только кожистые крыла одомашненных нетопырей.
Ты остался - я умерла, так что будь сильней и храбрей.
Не ходи без зонта в дождь, не гуляй один до утра.
Не верь в подслащенную ложь, не сыпь обещаний в ветра.
Будь безжалостен. Если вдруг, жизнь оскалится - смело бей.
Разорви этот чертов круг, что замкнул мой заклятый змей.

Я тебе не жена и не дочь, не сестра и даже не враг.
Но отосланы ангелы прочь, разменяла у демонов - скряг
Свою жизнь и лунный пятак из ладоней, на жизнь для тебя.
Я теперь только призрачный знак, нанесенный на камень. Скорбя
Наблюдающий-Мир-С-Высока, рассыпает по небу слюду/
Звезд стотысячные войска/ В Ад как в купель свою войду,
Наблюдающему-С-Высоты, запрокинув голову ввысь,
Прошепчу что важнее ты! Так живи, сражайся, держись
Под ударами стылых ветров и под ласкою лживых фраз
Трижды-Проклятых-Мной-Богов, забывая про то что нас
Кто-то злой тащил из воды и рычал и ревел навзрыд
Кто-то знающий вкус беды, тот что вместе со мной зарыт.

 

 

 

 

Он

 

Он мне не друг и не враг, скорей уж клеймо на плече.
Сколько бутылок и фляг яда в кровавом ключе?
Сколько он знает дорог пройденных наискосок?
Пьет молча огненный грог, кости глодает кусок -
Это каннибализм с пристрастиями ко мне,
Псевдо-сюрреализм, знамя зари в огне
Сожженные мосты, пепел и жар золы.
Все они так просты, те кто без меры злы.
Он достает пенсне, листает свой гремуар.
Он в моем каждом сне, он бесконечно стар.
Тихо сидит в углу в сплетении сырых теней.
Гладит ладонью мглу, глухо рокочет в ней.

Несмотря куда я иду, открываю какую дверь
Он в тени моей на беду. Он самый опасный зверь.
Молчит, добавляя в чай белену, ковыль и полынь.
Я прогорклый глотаю Рай, и шепчу ему зло "Остынь...
Отойти хотя бы на шаг, дай вдохнуть без тебя раз."
Он лишь скалится, добрый враг, игнорируя пыль фраз.
Он безжалостен, нелюдим, трижды проклят и благословлен.
Я навеки связана с ним. Прорастает сквозь пальцы лен,
Пробивается сквозь виски серебристый чертополох.
Мы безжалостно так близки, что зажмурился сам Бог.
Он смеется-рычит в ответ, ухмыляется небесам,
Тушит в комнате нашей свет, строит свой полуночный храм
Из дрожащих моих ресниц и натянутых тонких жил,
Из ключиц фарфоровых спиц и ладоней мраморных крыл.
Он горит изнутри весь. Его жажда и голод - боль.
Он - гордыня, слепая спесь. Его имя - шифр и пароль
Позволяющий не упасть за последнюю грань тьмы.
Он оскалил хищную пасть, протянул сладострастно: " Мы... "
Перетягивая посильней на гортани моей захват,
Сын седьмой семи сыновей, поводырь до последних врат.

Когда я потерялась в степи и споткнулась о твой взгляд,
Он шипел за плечом " Отступи!", шепот горестный, как разряд.
Он водил меня по путям, где не встретится твой след.
Запрещал открывать гостям, и титановый браслет
Из глухой полуночной тьмы на запястье мое одел,
Заклинанием от сумы, от крылатых божков стрел.
Только поздно его колдовство пережало кружево вен.
Зацепившись душой за родство, угодила в невидимый плен,
Споря с Тем-Кто-Зрит-С-Высоты, разрывая порочный круг,
Заполняю тобой холсты, мной подхваченный недуг.
Он в предчувствии беды точит острых когтей сталь,
Из звезд засахаренной бурды цедить в чашу себе мескаль.
Ходит хмурый, черней черта, опасается всех мостов.
Я - под сердцем его черта, он - ключи от моих оков.
И когда ты последний шаг сделал в вод ледяную муть,
Развевая надежды в прах, запуская в меня жуть,
Точно зная что я приду, что я буду сильнее вод
За тобой во тьму упаду, илу вспаривая живот,
Он забыв что он зло и Ад, камнем падая на дно,
Возвращает тебя назад, утверждая что Мы- одно.

Он мне не враг и не друг, но - на плече печать
Смертью сомкнулся круг, меня теперь не отнять
У того кто меня всегда ждал среди ряби теней.
Ты не придешь сюда из пустоты своих дней.
Он воплощенный огонь, камень, железо и гарь.
Память мою не тронь, мной не коронованный царь.
Выбрался, так живи жизнью моей до конца.
Хочешь, меня назови Той-Что-Сжигает-Сердца.
Я потеряла след, оборвана наша нить.
Меня больше попросту нет / разум твердит забыть.
Значит скорей забывай и не смотри назад.
Он же Ад превращает в Рай за гранью последних врат.



Леля Лавр

Отредактировано: 21.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться