Трижды полночь

Размер шрифта: - +

Глава 5

Джозеф стоял возле озера, у самой воды, и, задрав голову, наблюдал за игроками в стринг с интересом, в котором никто из университета не нашёл бы ничего предосудительного. Взять хотя бы мою выходку с Равни.

Я же наблюдала за ним с интересом не меньшим, чем его собственный. И если он был поглощён игрой, я смотрела, как красиво облепила его мускулистую грудь рубашка. Он был не такой, как некоторые из игроков в стринг, с чрезмерно развитой мускулатурой, нет, он был скорее сухопарым, чем мощным, но всё равно, что-то в этом завораживало.

Он обернулся, а я спряталась среди скал. Рядом, совершенно невозмутимо, ела свой обед Равни, опираясь спиной о валун.

– Ты на него уже полчаса пялишься, – заметила Этва.

– А что поделать? Он может быть непредсказуем. Кто знает, что он сделает, и как быстро надо будет позвать на помощь.

– О, боги, похоже помощь нужна уже тебе, Старх, – закатила глаза моя магическая пара. – Я обязана тушить те пожары, что разжигаешь ты, но вот с этим я уже опоздала. Да ты запала на него, Элли!

– Я?

– Тихо, он, кажется, нас слышит.

Пайн походил немного на черта с тем, как завивались его русые волосы кверху. И сейчас он смотрел на нас, с явным недоумением, вскарабкавшись на один из валунов неподалеку. К счастью, похоже, разговора с Этвой он не слышал.

– Вы за мной шпионите!

– Не шпионим, а присматриваем, мистер Пайн. Знаете, тут есть такие растения, которые могут утащить под воду, если не носить с собой серебряные браслеты, – Равни продемонстрировала свой, а я – свой.

– Не знал, что здесь так опасно, – пробормотал он. – В любом случае, спасибо, что поделились со мной этим знанием.

– Всегда пожалуйста, – холодно ответила Этва. – Было бы здорово, мистер Пайн, если бы вы плавать научились. Вижу, вам приглянулась игра?

– Да, очень интересно и необычно.

– Это тренировка факультета Равночар и факультета Тёмноплётства.

Я же молчала. Мне было очень стыдно, мне почему-то казалось, что он понял, о чём мы с Этвой говорим.

– Ваша подруга не очень разговорчива, – заметил Джозеф.

– О, она влюблена в своего преподавателя, не мудрено.

– А вот и нет! – возмутилась я.

– Случилось чудо, – прокомментировала Этва. – Элли обрела дар речи.

– Элли – очень красивое имя, – пробормотал Джозеф.

– Что, мистер Пайн? – нарочито громко спросила Равни.

– Погода просто отличная, мисс Этва.

– Я рада, что вам разрешили покинуть больничное крыло, – сказала я, решившись, в очередной раз.

– Да, я тоже. Этот светящийся шар наверху был жуткий.

– Лекарь совершенно безобиден, мистер Пайн, – заметила Равни.

– Да, мне это говорили… так пристально обо всём расспрашивали, – проговорил в смятении Джозеф. Он отвёл взгляд. – Так почему вы шпионите за мной?

– Вам нравится игра в стринг?

– Весьма.

– Вы могли бы договориться с тренером одной из команд попробовать поиграть в пробный матч. Но вы плавать не умеете.

– Я могу научиться ради такого случая, пожалуй.

Этва невозмутимо доела свой обед. Это была долма в зелёных и синих листьях.

– В любом случае, если хотите, научитесь сперва плавать, а потом Элли может поговорить с тренером нашего факультета Равночар о пробном матче для вас. Но будьте осторожны, не плавайте здесь без серебряного браслета. А нам с Элли пора. Пойдём.

Она встала, оправив юбки своего платья, и утянула меня за собой, а я лишь нещадно краснела, пока растерянный Джозеф Пайн смотрел нам вслед.

– Сэм! – позвала я Сэмюэля, смотрителя фей. 
Он поспешил ко мне, едва ли не запыхавшийся, одетый в чисто выстиранную и выглаженную форму – синюю мантию и рубашку с бриджами, худой и немного несуразный. Казалось, он не умел ходить так, чтобы не споткнуться то там, то тут. 
Мне стало стыдно за своё мятое платье цвета лилий. Длинною до колен, с пышными нижними юбками, оно явно нуждалось в глажке. Но я была страшно занята уроками и чтением. Бывало, я глотала по несколько книг в день. Хотя сейчас мои мысли были далеко от книг. 
Джозеф.
Его не было видно уже несколько дней и я плохо справлялась с поручением, которое мне никто не давал, но которое я делала с невероятным старанием – слежкой за этим пришельцем.
Мы сдержанно поздоровались за руку, как было принято среди друзей разного пола – он слегка сжал пальцами мою руку. 
– Сэм, твои феи не видали пришельца? Джозефа Пайна. Они летают всюду, и ты мог бы спросить...
– Он за твоей спиной, глупая Элли. Даже без фей увидел, прогуливается по дальним аллеям и явно следит за тобой, грустный какой-то. Влюбился, наверное.
Тут Сэм почему-то покраснел. 
В груди жарко забилось сердце. А что если... если и вправду? 
– Это так неучтиво, – возмутилась я.
Подумать только я не могла выследить его потому, потому что он следил за мной. Ясно хотя бы, почему Равни в последнее время постоянно хмыкает, оглядываясь, а то и открыто посмеивается. Я уже, было, хотела обидеться на свою подругу. Думала, она надо мной смеётся. 
– Сэм, подумать только, – продолжила я. – Я и не видела его. 
К нему подлетела крохотная стахни-подросток. Взрослые стахни не контактировали с магами. Они подчинялись напрямую фаэ Арье. 
– Как думаешь, фаэ Арья на меня не в обиде за то, что я...
Сэм поднял руку, слушая, что щебечет крохотная фея. 
– Плохо дело, – пробормотал он. – Очень плохо. Эта стахни говорит, что его глазами кто-то смотрит. 
Моё сердце упало. Думала, любовь, а оказалось – враждебная магия. 
– Я должен сказать об этом хотя бы Сеймаку, – бормотал, тем временем, Сэмюэль. – Хотя бы ему.
– Стой, Сэм! Может быть, мы с Равни разузнаём, в чем тут дело? Используем равночары. 
Трибуны вокруг озера уже спрятали в "карман реальности". Там было пусто, и теперь тренировки будут проходить без зрителей, ведь ближайший чемпионат только  через месяц. 
– Это моя обязанность, Старх! Ты ведь знаешь. 
– Повременил хотя бы немного, Сэм! – я взяла его за руки, глядя на него умоляющим взглядом. 
Он хмуро кивнул, бледный невысокий мальчишка с кровью высших фей. 
– Ладно. Но потом я все равно все им скажу, Элли.
Я обняла его. 
– Спасибо тебе большое, Сэм.
И пошла прочь, искать Равни, чтобы узнать, готова ли та применить равночары.  
Равни отыскалась в алхимической лаборатории.
– Что, Джозеф Пайн ворует ложки из столовой? – дружелюбно спросила она, конспектируя что-то из работы других студентов.
Они отошли пить чай, и оставили Равни кипящие бутыли и реторты, чем Этва и пользовалась – она терпеть не могла, когда ей мешали работать. 
– Хорошее настроение, Этва? – спросила я, заглядывая в комнату лаборантов. Обычно у них было вкусное печенье. 
– Сегодня у них только соленья, – хмыкнула Равни.
– Фу! – я скривилась.
– Так что с Пайном?
– Сэму сказала крошка-стахни, что кто-то смотрит его глазами.
– Инверсиальная магия, – присвистнула моя магическая пара. – Ещё и за тобой ходит.
– Почему ты мне сразу не сказала?
– Ну, я находила это забавным. Честно, я думала, он влюбился.
– Я попросила Сэма не говорить Сеймаку. 
– Ты "что"? – ахнула Равни. 
– Да его магией на части раздерут, если кто-то узнает. Перекопают его разум вдоль и поперёк! 
– Черт побери, Элли! – Равни взъерошила свои лунные волосы. – Неприятности будут у всех нас, если это и вправду Южная Колдунья! 
– Потому я и пришла, Равни! Мы можем применить равночары, и...
Равни заинтересованно склонила голову, хотя я ожидала возражений от этой вечной зануды.  
"Схватиться с самой Южной Колдуньей!" – прошептала она. 
Я затаила дыхание.
– Эта полночь, Элли. Эта полночь возле Удуши. 
Я в восторге обняла Равни, которая только вздохнула. 
– Вечно ты меня втягиваешь в авантюры, Старх. 



Викториан Мур

Отредактировано: 28.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться