Троекон. Книга 1: Третий путь

Размер шрифта: - +

Глава 4: Непредвиденные обстоятельства

Глава 4: Непредвиденные обстоятельства

 

         Айван быстро выяснил, где остановились рыцари-викарне, и Нандин снял комнату с двумя кроватями как можно дальше от тех мест, но долго ворчал о качестве постоялого двора, однако все же не желал принимать заявление парня, что кряж ему больше ничего не должен.

         — Мой меч давно не поднимался за праведное дело, — сказал он.

         Цитадель была огромна, и Айван сомневался, что они смогут отыскать его вещи, если, конечно, они вообще все еще там. Да и как пробраться внутрь? К парадному входу вел один единственный мост, упирающийся в ворота, у которых всегда дежурил привратник, а позади разместились двухэтажные бараки, в которых жила городская стража. По обе стороны от цитадели тоже стояли домики, в которых отдельно жили семьи этих самых стражников, окруженные цветущими садами, однако входов там не было, лишь зарешеченные окна.

         В общем, приникнуть внутрь не представлялось никакой возможности. Однако Нандин так не считал.

         — В свое время мы штурмовали цитадели в три раза выше и крепче этой,  — заявил он.

         — Для штурма нам понадобится целая армия. У тебя она есть?

         — Я не мастер тайных проникновений, привык действовать в лоб, как и любой берсеркер, но сам наблюдал воочию, как замки рушились изнутри всего одним человеком. Главное — попасть внутрь.

         Главное и невозможное. Дела словом не заменишь, а болтать можно хоть до следующего утра.

         — Даже если мы каким-нибудь волшебным образом и проникнем внутрь, где нам там искать мои вещи?

         — О, точно! — подпрыгнул здоровяк, отчего пол под ним жалобно заскрипел. — Я ведь и забыл, что ты чернокнижник.

         — Тише, —  зашипел Айван. — Да и какой из меня чернокнижник без книги?

         — Ну, это дело поправное. Так вот, если ты чародей, неужели тебе трудно проникнуть в какую-то там полуразвалившуюся цитадель? В свое время мы...

         — Не могу я, — прервал этот самый чародей излияния берсеркера. — Я не знаю ни одного заклинания, которое поможет мне попасть внутрь. Будь я таким могущественным магом, мне бы не понадобилась твоя помощь, чтобы запугать тех посаков.

         Нандин притих. В свое время он воевал против магов, точнее, против их аманов, и даже для них подобные стены не являлись непреодолимой преградой. Он встречал и магов низкого уровня, но даже те знали основные заклинания, позволяющие им делать просто невероятные для обычных людей вещи.

         — Так ты седокта, — догадался берсеркер. — Маг-самоучка. — Айван ничего не ответил. — А я-то все гадал, почему ты так просто убил тех людей.

         — Просто? — всплеснул руками парень. — Я никогда до этого никого не убивал. Да меня до сих пор трясет. — Тут Айван несколько преувеличил, потому что трясся он по многим причинам. — Да, я не обучался магии в Академии, но будь моя воля, я бы вообще от нее отказался.

         — Так почему не откажешься?

         Айван замялся.

         — Не могу. Пока не могу.

         Нандин не стал на него давить. Не может — значит, не может, кабы мог, сделал бы это давно, а тогда бы лежать берсеркеру сейчас на холме бездыханной грудой.

         — Слухай, — спохватился здоровяк, — я так и не узнал твоего имени.

         — Правда? Айван Косей я.

         — Приятно познакомится, Айван, — сказал кряж и протянул руку. — А я — Нандин. Парень пожал протянутую руку, в которой его узкая ладонь просто утонула.

 

         День клонился к вечеру. На горизонте словно вспыхнул мировой пожар, отсвет которого освещал небо золотистым свечением на востоке. Айван не был ценителем прекрасного, а потому для него сей вид не отличался от любого другого. Однако сам Нандин, пусть и повидавший мир, любил полюбоваться всем, что мило глазу. Это словно на время застилало ему кровь и множество тел, стоящих перед взором. Он убил так много людей, да и не только людей, что все они давно превратились в одно сплошное кроваво-грязное пятно.

         Скольких еще он убьет? Больше, чем хотелось бы, и нет смысла убеждать себя, что это лишь самозащита, а значит, и нет смысла все время лишь защищаться. Берсеркеры гордятся своей силой и храбростью, они никогда не сбегают с поля боя. Однако Нандин сбежал, и не важно, прав он тогда был или нет. С тех пор его жизнь сплошь состояла из одной лишь бесконечной беготни.

         Он предложил направиться в цитадель этой же ночью, однако Айван отверг это предложение. Без подготовки и вразумительного плана соваться туда просто не имело смысла. Если там и правда обитает маг, то парень ему не соперник. Намного лучше подождать, что предпримет Викаранай, возможно, они смогут его схватить, и тогда путь окажется куда безопасней.



Николай Слимпер

Отредактировано: 13.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться