Троекон. Книга 1: Третий путь

Размер шрифта: - +

Глава 7: Западня

Глава 7: Западня

 

         Лютер ненавидел сидеть без дела. Будь у него такая возможность, всеми делами в отряде занимался бы он один. Отдавая кому-нибудь приказ, его снедало чувство, будто он перекладывает свою работу на чужие плечи. И все же он осознавал, что в одиночку не прожил бы и месяца в охоте за колдунами. Всегда приятно знать, что есть те, кто прикроет тебе спину в случае опасности. У Лютера почти не осталось таких людей.

         Молестий и не думал доверять Горриндолу. Он лишь хотел увидеть его реакцию на просьбу проникнуть в башню Сехрима. Еще в день маскарада стало очевидно, что Сехрим с Мастерами Зела в одной упряжке. Было бы прекрасно заставить их перессориться друг с другом, но Лютер понимал, что в этом случае могут пострадать простые граждане. Даже если избавиться от всех пятерых разом, на их место придут новые.

         В сообщении Великому Викарану Лютер посоветовал Везиротту прислать в город проверочную комиссию. Он не собирался оставлять власть в руках Сехрима. Большой отряд рыцарей-викаранов не позволит разразиться полномасштабной войне за территорию. Пусть Викаранай не стремился лезть в политику, одно его присутствие зачастую остужало пыл преступников всех мастей. Они боялись, что один их неосторожный шаг может привести к дороге на костер. Конечно, это не так, но пусть лучше они остаются в неведении, чем будут знать, что могут творить любое беззаконие, и что бояться им следует лишь стражников и следователей.

         — Где носит Корпата? — воскликнул Войтос. — Служанки говорят, что Сехрим уже как час сидит в своем кабинете. Даже если он ничего не обнаружил, ему все равно нет смысла сейчас следить за наместником.

         — Я приказал ему не суетиться без необходимости. Если он слишком часто будет бегать туда-сюда, это вызовет подозрения.

         Однако Лютер тоже переживал. Корпат сам вызвался следить за Сехримом. Без своих доспехов он был неприметным молодым человеком лет двадцати пяти. Вряд ли Сехрим так уж пристально его рассматривал при первой встрече, чтобы запомнить и опознать в толпе. Корпат остался единственным, не считая Войтоса, кому Лютер мог безоговорочно доверять.

         Лютер намеренно спрашивал о Сехриме у слуг, узнавал, как тот себя ведет и куда ходит. Несомненно, о его расспросах наместнику-викарану тут же докладывали. Пусть считает, что молестий лишь пытается выведать о нем у приближенных, не используя иных, более хитрых методов.

         И все же Корпат в самом деле задерживается. Сехрим не посмел бы его убить или похитить, тем самым бросив на себя тень подозрения. Но он мог нанять тех, кто это сделает за него.

         Лютер ощутил, что голоден. Позавтракал он скудно, еда казалась безвкусной. Все его сознание было занятно поиском ответов. После перекуса он тут же отправился к Сехриму, а затем к Горриндолу. Войтос же не обременял себя излишними размышлениями, но с утра тоже успел проголодаться.

         Прислужник вышел, а вернулся с прислугой, несшей два подноса жареного мяса, свежих овощей и пшенной каши на молоке и с маслом. Взглянув на еду, Лютер вновь потерял аппетит.

         — Что вас гложет? — поинтересовался Войтос.

         — Последние события не укладываются в голове, — ответил Лютер. — Я упускаю что-то из вида. Какой-то важный элемент. Что общего у Мурры, Айвана и Нандина? — спросил он после паузы.

         — Ну, — вздохнул прислужник, — маги и носители Скверны — за ними обоими охотится Викаранай, хотя у последних есть кое-какие поблажки. Все трое обладают энергией, несвойственной простым смертным.

         — Вот! — воскликнул Лютер. — Ученые из Армии Чистых особенно выделяли таких личностей. Они использовали их для экспериментов, чтобы создавать несветь. Когда я был тысяцким, ходили слухи, что Сехрим является то ли магом, то ли магуем.

         — Ну, это и не удивительно. Магуи ненавидят магов за их превосходство, так что Чистые Люди частенько использовали их силу в войне, а те и сами не прочь были поучаствовать в истреблении волшебников. Вот только их предали и уровняли с колдунами. Над ними тоже ставили эксперименты.

         — За это магуи возненавидели Армию Чистых, — продолжил Лютер. — Магуи слабее настоящих чародеев, однако намного лучше управляют внутренней энергией. Идеальный сосуд для экспериментов. Именно из них создавали вампиров, фекстов, молниеносцев и Ахтлапалех ведает, что еще.

         — Думаете, — нахмурился Войтос, — Сехрим один из них?

         — После сражения с Южными Головорезами, он пропал примерно на год, после чего объявился и заполучил должность наместника-викарана. Но не раньше, чем вся его семья таинственным образом погибла. Говорили, будто их тела нашли полностью обескровленными.

         Лютер умолк. Он и так сказал слишком много. Все это досужие сплетни и предположения. Конечно, Сехрим, будь он вампиром, не преминул бы схватить волшебников и носителя Скверны, чтобы ими полакомится, но он не настолько глуп, чтобы заниматься этим под носом у молестия. Если только...



Николай Слимпер

Отредактировано: 13.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться