Трофей бандита

Глава 18

Мы возвращались в логово без лишних слов. За всю дорогу Макс бросил всего пару реплик, да и те были адресованы не мне, а Бучу с Асафой. Несмотря на то, что я сидела возле него спереди, он даже ни разу на меня не глянул. Я уверена, что он был очень зол. Он понимал, к чему теперь может привести мое раскрытие. 

Не для того Чернов обклеил себя фальшивыми усами с бородой. Не для того Буч так много работал над псевдополицейскими тачками, чтобы я вот так вот все легко слила из-за своей неосторожности. 

Да, я была уже едва жива. Мои мозги очень туго соображали, и я не понимала, что просьба не выходить из машины была продиктована не столько опасностью пуль, сколько риском быть узнанной картелем. А мои темные очки – куда они подевались? Как так вышло, что я была без них? Я не могла теперь вспомнить, зачем их сняла и где оставила. Я банально радовалась, что дело выгорело. Деньги будут возвращены, а я уже завтра-послезавтра сама буду возвращена домой.

Вот только теперь все оказалось в подвешенном состоянии. И это ощущалось на всю десятку по десятибалльной шкале. 

– Асафа, – остановился Макс у заброшенной фабрики-логова и вышел из машины, – попроси Стеллу, чтобы помогла тебе занести Буча. Положите его на стол, пускай Стелла... 

– Я могу помочь, – съедала меня вина. – Просто скажи, что надо сделать – и я все выполню.

Но Макс меня игнорировал. 

– Стелла! – махнул он ей рукой и позвал на помощь Асафе. – Нужно срочно вынуть пулю. Займись им сейчас же, нельзя позволить, чтобы он отключился. Инструменты у меня в машине... Если потребуется помощь – позовешь меня, я пока что разберусь с деньгами. 

– Макс, – путалась я под ногами, – если надо помочь, то я помогу... 

– Что ты поможешь? – еле сдерживался он. – Хочешь нам помочь, да? Так ты ведь уже помогла! Ты нам так помогла, что просто... Черт, твоя помощь нам вылезет боком! Неужели тебе было трудно просто сидеть в машине и молчать? Неужели держать рот на замке для тебя так трудно, а? Это правда так трудно? Скажи мне! – взял он меня легко за горло, но в любой момент мог сжать пальцы и сделать мне больно. – Просто ответь мне на вопрос, Лиса! Зачем ты с ним заговорила?! 

– Прости... 

– Неужели... – стал он отклеивать свои усы, – неужели тебе наплевать, что мы столько готовились к этому, а я... твою мать, – сорвал он накладную бороду, – обклеил себя всей этой дрянью?! Для чего, спрашивается, а?! Для чего?! Чтобы ты просто взяла все и просрала за одну секунду?!

Тут к нам подошел Асафа:

– Эй, босс... 

– Постой Ас... Вон Буч умирает на столе! – продолжал кричать на меня Макс. – Подойди, загляни ему в глаза и честно скажи: «Буч, я все испортила, и теперь нас выследят четверки, потому что они знают, что это были никакие не копы – благодаря мне они теперь знают, что их облапошили мы»! Это ведь важно, ему нужно знать, ради чего он подставлялся и ради чего теперь подыхает тут, в этом сраном гараже!

– Босс! – сказал Асафа уже более громко. – Макс!

– Что?! – психанул Чернов. – Что еще, Асафа?!

– У нас гости. И их много. 

– Что? Где?

– Сделай пару шагов и увидишь сам, – покачал Ас головой и стал набивать свой пистолет патронами. 

Впрочем, когда я проследовала за Максом и сделала пару шагов, как говорил Асафа, то поняла, что эти патроны он оставлял, скорее, для себя, чем для врага. Потому что людей, приехавших на разборки к Максу, было слишком много.

Вся местность вокруг логова просто чернела от приехавших машин. Их были десятки. Преимущественно черного цвета. Большие, шикарные. Они подъезжали к двору фабрики и громко сигналили, моргали фарами. Вокруг ревели движки, воздух был наполнен желанием отомстить банде Чернова за оплеуху, которая так больно пришлась на откормленную щеку картеля. 

Пока Стелла оперировала Буча, к нам подъехала роскошная белая машина. Сначала из нее вышли трое телохранителей с автоматами наперевес – они бесцеремонно взяли Макса на прицел, а затем из автомобиля появился и главный пассажир. К нам пожаловал сам дон Рамиро собственной персоной.

Пожилой мексиканец был одет в серые брюки прямого покроя и простую клетчатую рубашку. Он не был похож на человека, который управляет преступной империей. Но сомневаться в могуществе этого старика было глупо.

– Дон Рамиро? – вздернул брови Макс. – Какими судьбами? К чему вся эта серьезность? Здесь вам ничего не угрожает.

– Ты знаешь, почему я здесь, Максим, – качал тот головой, заложив руки за спину. – Ты даже не представляешь, как я зол на тебя, Чернов.

– Вы злитесь на меня? Но почему? Это все из-за отказа сотрудничать с картелем?

– Ты здесь живешь? – очертил Рамиро пальцем то, что Макс называл нашим логовом. 

– Вроде того.

– Послушай, мальчик, еще полчаса назад я был занят важным делом. А из-за тебя мне пришлось все бросить и приехать в эту дыру... Я пересаживал в своем уютном саду куст розы... Знаешь, мне пару месяцев назад подарили новый саженец. Розовый куст. Хотя я не просил дарить мне розы, у меня и так полно хороших цветов – у меня есть целый сад, огромный сад, но он плотно засажен цветами... Но я ведь добрый, мне было жаль выбрасывать этот хилый кустик. Он был таким вялым и немощным. Я понимал, что если не создам ему благоприятных условий, если не выделю ему солнечный кусочек в своем саду, то он погибнет. Роза умрет, понимаешь? Она бы умерла, если бы я просто велел вкопать ее где-нибудь... на окраине сада, под забором, в каком-то неприметном углу... Ты понимаешь, Максим?

– Да, дон Рамиро. Я вас понимаю.

– Ну так вот. Эта роза... я сам лично выбрал для нее хорошее место, позволил садовнику расчистить место у фонтана и посадить там новый цветок. Он так и сделал – выкорчевал хорошо прижившиеся цветы и посадил эту злосчастную розу... Но шли дни, недели. Он поливал ее, удобрял, подрезал ее стебли, чтобы роза хорошо росла и дарила мне радость – просто радовала старика Рамиро своими бутонами, своей красотой. Ведь если я делюсь с растением своим садом, позволяю ему расти, то я жду хотя бы благодарности, не так ли? – Посмотрел он с укором на Макса. – Но эта роза – она все никак не хотела цвести. Что бы ни делал мой садовник, она так и не подарила мне цвет. Ни одного несчастного бутона в течение многих месяцев... А сегодня, когда я гулял в саду, то я ненароком наткнулся на эту розу, я имел неосторожность повернуться к фонтану, чтобы полюбоваться птицами, прилетевшими испить воды, сделал всего шаг назад и ощутил, как в мою ногу вонзились острые шипы... Они словно ждали этой возможности. Роза будто дожидалась, пока я повернусь к ней спиной, чтобы сделать мне больно. Представляешь, Чернов?



Альбина Яблонская

Отредактировано: 08.04.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться